Воскресенье, 4 Декабря 2016 г.
Видео «БелГазеты»
Опрос онлайн
Что означают атаки российских СМИ на Беларусь?
это эксцесс исполнителя
после информобработки Украины настала очередь РБ
это заказ Кремля
атака СМИ - вымысел оппозиции
РБ надо прекратить поставки санкционных продуктов в РФ
РБ надо принять условия РФ в нефтегазовой сфере
№19 (742) 17 мая 2010 г. Визави

Зеки в законе

17.05.2010
Белорусским заключённым сделают приятно
В скором времени у заключенных и их родственников отпадет повод жаловаться на тяготы пребывания в местах заключения - глава государства подписал закон «О внесении изменений и дополнений в некоторые кодексы РБ по вопросам совершенствования порядка исполнения наказаний». Когда закон вступит в силу, на зоне заживут припеваючи.
Елена АНКУДО



Раньше о таком могли только мечтать. К примеру, законодатели предложили запретить назначение больным активной формой туберкулеза, не имеющим постоянного места работы, наказание в виде исправительных работ. Вносимые изменения и дополнения в Уголовно-исполнительный кодекс предполагают ряд мер, направленных на улучшение условий пребывания в местах лишения свободы. Осужденные смогут получать «мелкие пакеты», упраздняется такая мера взыскания, как запрет на срок до одного месяца покупать продукты питания. Сокращается срок водворения осужденных в штрафной изолятор (ШИЗО) - с 15 до 10 суток, а питание в изоляторе будет предоставляться «по обычным нормам». По закону осужденным так же предоставляется право заниматься физкультурой и спортом. Что побудило законодателей улучшать жизнь за решеткой и как она изменится после вступления закона в силу, корреспонденту «БелГазеты» рассказали депутат Палаты представителей Геннадий ДАВЫДЬКО и бывший заключенный, трижды отбывавший срок в колонии и согласившийся дать интервью на условиях анонимности.

Геннадий ДАВЫДЬКО: «В МЕСТАХ ЗАКЛЮЧЕНИЯ НЕ ДОЛЖНО БЫТЬ НИКАКОЙ ИНКВИЗИТОРЩИНЫ»

- Почему возникла необходимость изменить условия содержания заключенных?

- Когда я в составе депутатских комиссий посещал места заключения, стало понятно, что условия содержания заключенных не везде соответствуют современному пониманию условий наказания. Человек, находящийся в местах лишения свободы, должен в первую очередь испытывать душевные, а не телесные муки. Ограничение свободы - уже физическое страдание, колоссальное давление на психологическое и моральное состояние человека. Телесное наказание негуманно и давно отменено - в местах заключения не должно быть никакой инквизиторщины. Необходимо соблюдать и санитарные нормы, и количество квадратных метров на одного заключенного, и нормы питания. Чистота, гигиена, медобслуживание - все должно быть на современном уровне, человек не должен заражаться туберкулезом в местах лишения свободы. Все места заключения должны соответствовать этим условиям.

- Посещая колонию, вы сами замечали плохие условия или на них обращали внимание заключенные?

- Многое заметно со стороны, кое о чем рассказывали. Сравнительный анализ мест лишения свободы в разных странах приводится в объемном справочнике, присланном правозащитниками. Сверяя полученные сведения, я составил свое мнение о проблеме. Хотелось бы, чтобы условия существования заключенных были другими. Да, суд назвал действия преступными, но люди должны вернуться к нормальной жизни. Если человеку создать человеческие условия, возникает хоть какая-то гарантия исправления и осмысления содеянного, чтобы он мог подумать, книжки почитать, пообщаться с духовниками, обрести жизненный путь.

Речь идет не о реабилитации в местах лишения свободы. Если у осужденного скотские условия содержания, человека из него никогда и никто не сделает. Нельзя унижать достоинство, наоборот, надо пытаться воспитать его в человеке. Когда в качестве наказания применяются унижающие методы, мы только утвердим преступника на выбранном пути и умножим его преступные побуждения по освобождении.

- Законом установлена норма жилой площади на одного осужденного в исправительном учреждении открытого типа - не менее 3 кв. м на одного человека…

- У заключенных мало места. При этом стоит сделать акцент на работе судей. В применении закона существует определенная вилка, и, если бы на самом высоком уровне была создана установка только в крайнем случае применять наказание в виде лишения свободы, а использовать вместо этого методы административного наказания, у нас не было бы так много заключенных. Но в реальности тюрьмы заполняются так, что никакие амнистии не спасают. А это, кстати, ложится бременем на налогоплательщиков.

- Не используют ли заключенные, получающие заочное образование, возможность выехать на экзамен, как это позволено законом, как попытку сбежать?

- Сотрудники исправительной системы внимательно изучают осужденного, изъявившего такое желание. Каким бы опытным он ни был, их не обманешь - тяга к знаниям заметна. Сегодня в тюрьме развивается театр, создаются музыкальные коллективы, кружки по интересам. Система работает, она на верном пути. Нельзя сказать, что все в колонии - кошмар. У многих обывателей представление о тюрьмах сложилось после просмотра сериалов. Реальные же тюрьмы сильно отличаются от показанных на экране. Там идет монотонная, рутинная жизнь - с подъемом, завтраком, работой, чтением книг, просмотром телевизора. Там нет перестрелок, поножовщины и прочих кошмаров. Там живут обычные оступившиеся люди, которые ждут освобождения и могут использовать это время не для борьбы с бытовыми неудобствами, а для духовного и профессионального совершенствования.

- Должны ли условия содержания заключенных отвечать неким общемировым стандартам или Беларусь независима в определении условий содержания?

- Меня всегда раздражает, когда в общественных политизированных организациях говорят о необходимости соотносить свою деятельность с международной практикой. В свое время просвещенная Европа свою колонизаторскую политику и уничтожение уклада народов, которые она порабощала, тоже называла мировой практикой, демократизацией и вовлечением отсталых народов в цивилизованный мир. А теперь она продолжает делать это по отношению к странам экс-СССР.

Прежде чем сравнивать, надо обратить внимание на разное экономическое развитие стран, различную социальную среду, абсолютно другие традиции - и религиозные, и бытовые. Что для человека одного вероисповедания и национальности является оскорблением, для другого - норма жизни. Естественно, в каждой стране должны существовать свои прописанные и оговоренные специфические правила и условия. Что касается общих норм, они тоже отличаются. На мировые нормы можно оглядываться, сверяться с ними, но не следовать, не считать их догмой и руководством к действию. В некоторых странах условия содержания в тюрьмах гораздо лучше, чем в некоторых наших больницах. Как мы можем создавать условия, аналогичные зарубежным, для наших заключенных?

- Не стоит ли считать появление нового закона шагом навстречу Европе, требующей либерализации в исправительной сфере?

- Европа не вправе требовать, улучшение закона - это наш шаг по улучшению качества нашей жизни в нашем демократическом государстве. Обычно Европа требует для того, чтобы лучше было ей, а не нашей стране.

- Государство стремится облегчить участь заключенных - в стране периодически объявляются амнистии. Неужели этого недостаточно?

- Амнистия объявляется периодически, кроме нее существует помилование - еще одна действенная форма. Но это разовое мероприятие, а закон влияет на улучшение ежедневной жизни заключенных. Парламент активно работает, принимает очень много законов, качественно улучшающих жизнь и возможность работать, упрощает ряд моментов.

- Таким образом, вы уверены в том, что после вступления закона в силу ситуация в исправительных учреждениях кардинально улучшится, а администрация не будет закрывать глаза на творимый там беспредел?

- Естественно, все зависит от исполнителя, от руководства на местах. Но существуют контролирующие органы, которые обязаны откликаться на любой сигнал о каком-либо нарушении законодательства. Злоупотребления на местах были и будут в любой стране. Но улучшение качества жизни продолжается, нарушитель рано или поздно ответит за свои действия.

СПРАВКА «БелГазеты». Геннадий Давыдько родился в 1955г. в Витебской области. Окончил Дальневосточный пединститут искусств (актер драматического театра и кино), Белорусский театрально-художественный институт, ныне - Белгосакадемия искусств (режиссер драмы). Заслуженный артист РБ, член правления Союза театральных деятелей РБ. Работал актером Могилевского облтеатра драмы и комедии, актером, режиссером, гендиректором Национального академического театра им. Я. Купалы. Депутат Парламентского собрания союза РБ и РФ. Награжден медалью Ф. Скорины. Член постоянной комиссии ПП НС по образованию, культуре, науке и научно-техническому прогрессу.

Бывший заключённый: «КАК ТОЛЬКО ВВЕДУТ ЛЬГОТУ, ЗЕКОВ ПОНЕСЁТ»

- Заключенные встретят законодательные новации аплодисментами?

- Улучшения вроде есть, но чем заменить отмененные наказания? Администрация должна иметь меры воздействия, хотя нередко злоупотребляет ими. Знаю людей, которые проводили по три месяца в ШИЗО, хотя закон установил предел этого наказания. За месяц до освобождения друг получил два года лишения свободы как злостный нарушитель режима содержания. Изучив документы, адвокат схватился за голову: липовые. Но никто на это не смотрит, у администрации колонии с местным прокурором все схвачено. Зеки - особая категория граждан, администрация во многом права, когда видит в них преступников, хотя некоторые и поднимаются. У меня три судимости, но я сумел выйти из этого круга.

- Выходит, в тяжелых условиях нет ничего плохого?

- Создавать хорошие условия для большинства не имеет смысла: это быдло, которое не ценит хорошего. Как только введут льготу, зеков понесет. Поэтому администрация и смотрит на них, как на недочеловеков. Думающим людям, оказавшимся на зоне по стечению обстоятельств, нет смысла разубеждать, что они не отморозки - проще смириться и нарушать режим, пользуясь, скажем, мобильным телефоном.

- Но телефон на зоне - редкое исключение…

- Кто вам сказал? Телефонов много, и администрация об этом прекрасно знает. Можно даже найти концы, чтобы тебя не трогали. Я пользовался телефоном для связи с родственниками и сотрудниками собственного предприятия, которое продолжало работать, когда отбывал срок. Это занимало по 10 минут в день. Другие висели на проводе по 5-6 часов. О чем говорили - не знаю. Возможно, знакомились с женщинами, договаривались о передачах и т.д.

Администрация воюет с осужденными вместо того, чтобы договориться. Если бы на зоне во время моего заключения стоял телефон-автомат, я бы не рисковал попасть в изолятор из-за мобильника. Почему бы не поставить телевизор на секцию заключенных, а не собирать вокруг по сто человек, почему не дать сделать ремонт в своей секции - ведь от этого колонии только польза?

- Зря иронизируете, некоторые изменения действительно позитивны - к примеру, возможность выехать на экзамен для заключенного-заочника…

- А вы представляете, насколько сложно контролировать осужденных, которые отправились на экзамен? Идея нереализуема. Куда важнее разрешить выехать на похороны близких, а преподавателя можно и в зону привезти, тем более что в колонии от нечего делать учатся многие. Изменения призваны адаптировать человека к вольной жизни. Но как только осужденного переводят в колонию-поселение, меняя режим на более мягкий, он начинает пить, совершать преступления и быстро возвращается обратно. Правильно вести работу по выявлению людей, способных вернуться в русло нормальной жизни, льготы нужны именно для этой категории. Но 50 человек из 3 тыс. осужденных никого не интересуют.

- Новым законом установлена норма жилой площади на одного осужденного в исправительной колонии открытого типа - не менее 3 кв. м. Неужели до сих пор кровать есть не у каждого?

- Из ситуации выходят, устанавливая третий ярус. Умный человек приспособится, найдет выход из положения, остальным послабления не нужны. Думаете, если меня лишали права получения бандеролей, я их не получал? Можно не 30, а 150 кг получить, договорившись с другим заключенным, на имя которого для меня пришлют вещи. Администрация почему-то полагает, будто вправе лишить осужденного возможности питаться, если он может себе это позволить. В столовую колонии я приходил формально, принципиально не ел эту еду для свиней. Когда готовят рассольник, на входе стоит стена запаха из кислых соленых огурцов, такая вонь, что выворачивает наизнанку. Но приходится входить, стоять рядом с вонючим полубомжом, выбритым лишь потому, что этого требует режим. Рукава заляпаны кашей, солеными огурцами - убожество...

А рядом - бывший директор фирмы с двумя высшими образованиями, который сидит и молчит. Со временем такие, как он, замечают друг друга, собираются, создают клубы по интересам. Часто общение продолжается на свободе.

- А вы как оказались на зоне?

- В молодости тянуло на приключения. Не одобряю этого сейчас, но тогда хотелось авантюризма. Получи я условный срок после первого приговора, возможно, остановился бы. Но когда попал в колонию, понял - не все так страшно. В результате тормоза не сработали - на свободе понесло по этой стезе дальше.

- Выходит, какими бы ни были условия содержания, осужденный останется при своих убеждениях?

- Люди хуже тараканов - приспосабливаются ко всему. Иных условия содержания касаются постольку-поскольку. Меня, к примеру, поддерживали друзья, по звонку собирая сумку со всем необходимым, я занимался спортом, бегал кроссы.

- Почему занятия спортом законодатели преподнесли как улучшение, если такая возможность у осужденных была и ранее?

- Официально спортивный городок в колонии, где я отбывал наказание, был. Но администрация часто закрывала его, мотивируя некими техническими причинами - якобы шел ремонт. Жаловаться бессмысленно. Ну придет наблюдающий прокурор с большим пузом и красным лицом, поест мяса, выпьет. А потом решит проблему: «Спорта тебе мало? В помещение камерного типа его!»

- Какие изменения в содержание под стражей предложили бы внести вы?

- Отношение администрации к осужденным как к личности. Смысла в этом, правда, большого нет, т.к. большинство личностями не являются.

- Неужели условия не такие тяжелые, как показалось законодателям?

- Лично мне зона не страшна, думать о других не хочу. Обо мне, кстати, тоже никто не думал, смотрел только, большая ли у меня сумка и что в ней есть.

- Заключенные забирают друг у друга продукты?

- Нет, это пресекается самими осужденными. Авторитет не совершит нарушений, поскольку соблюдает закон. Если ему ничего не присылают, значит, не заслужил. Даже если все его друзья сидят, нормальный человек найдет пути получения продуктов.

- К примеру, из т.н. воровского общака?

- Если я вижу, что человек соответствует тому образу жизни, который ведет, я сам предложу продукты, не оставлю голодным. Собирать посылки накладно, но не зря говорят, что «лучше плохо здесь, чем хорошо там». В свое время я поддерживал семерых друзей одновременно, собирая им передачи. Денег у меня было немного, но тем, кто сидит, должно быть хорошо. Окажись без такой поддержки, я ходил бы голодный, наверняка заработал бы язву, нечасто занимался спортом из-за отсутствия взяток для того, чтобы открыли спортгородок. На зоне те же законы, что и на свободе, разница в размере взятки: $100 или пачка сигарет.

- Насколько точное представление у законодателей о жизни на зоне?

- Если депутат думает, что лишение осужденных мелких бандеролей - это серьезное наказание, он ошибается. Лично я такие бандероли официально ни разу не получал - проще было позвонить друзьям, которые передавали вещи в частном порядке или через родственников других осужденных. Если они думают, что снижение срока нахождения в ШИЗО улучшает жизнь, я утверждаю: администрации ничего не стоит вместо двух раз по 15 суток дать три раза по 10. И ничего не изменится.

- Для чего в таком случае принимался закон?

- Чтобы бабушкам в деревне было о чем говорить, радуясь, мол, арестантикам стало лучше. Как старый закон не действовал, так и новый работать не будет. Происходит активное топтание на месте, создание видимости работы.

СПРАВКА «БелГазеты». Родился в 1974г., получил высшее образование, спортсмен. В различное время отбывал наказание в колонии за разбой, грабеж, вымогательство, кражи, нанесение тяжких телесных повреждений. В настоящее время отбыл наказание. Несколько лет назад основал свое предприятие, которым руководит.
Добавить комментарий
Проверочный код