Понедельник, 5 Декабря 2016 г.
Видео «БелГазеты»
Опрос онлайн
Что означают атаки российских СМИ на Беларусь?
это эксцесс исполнителя
после информобработки Украины настала очередь РБ
это заказ Кремля
атака СМИ - вымысел оппозиции
РБ надо прекратить поставки санкционных продуктов в РФ
РБ надо принять условия РФ в нефтегазовой сфере
№17 (740) 03 мая 2010 г. Радости жизни

Вот вам Padla!

03.05.2010
Bo Promo Group хотела обидеться на минского зрителя
В преддверии фестиваля, посвященного 5-летию деятельности белорусской компании Bo Promo Group, устраивающей в Беларуси концерты альтернативных групп, а также «экспортирующей» белорусские группы в Россию и Европу, директор компании Александр Богданов объявил об окончании концертной деятельности.
Татьяна ЗАМИРОВСКАЯ



В многочисленных интервью на эту тему сквозила обида на минского зрителя - ему предоставляют возможность ознакомиться с самыми прогрессивными явлениями современной музыки, а зритель пассивен, и вообще здесь никому ничего не нужно. На самом деле, конечно, здесь и правда мало кому что нужно.

На концерты Bo Promo ходят современные белорусские «хипстеры», их много, они умудряются где-то покупать лицензионные «конверсы», качать «торрентами» инди-фолк на свои айподы и писать в «живые журналы» заметки о модных музыкальных стилях тви-поп и шугейз. Вот они - девочки, пляшущие под алко-буги проекта Rockerjocker, и мальчики в майках с изображением группы НОМ, врубающиеся в психоделическую лирику «Кассиопеи», распевающей о воробушках и адюльтере.

Все прекрасно, но нет тусовки, нет коммьюнити. Некому сказать нашей юной публике, что группа Padla Bear Outfit - это модный проект с «иронической риторикой антифолка», никто не объяснит нам про магическую суть трикстерства «Кассиопеи», близость постпанка «Петли Пристрастия» упаднической эстетике Interpol. Наши зрители не знают, что Ян Кертис - это не трагедия, а мода, они пока что не поняли, что Егор Летов и «Гражданская оборона» - это теперь тоже музыка для хипстеров (уже после смерти Летова вдруг выяснилось, что он, вообще-то, всегда был представителем гаражной лоу-фай-психоделики).

Наша публика не привязана к указаниям программных музыкальных критиков о том, что модно слушать инди, увлекаться творчеством маргиналов, проповедовать lo-fi и закидывать квартирные видеоклипы прямиком в Интернет. Поэтому белорусов сложнее расшевелить - они оценивают искусство напрямую, без подсказки. Наша культурная среда едина и нерушима, понравиться нам - целое искусство.

В самом деле, почетных гостей фестиваля, питерских Chikiss и Padla Bear Outfit, в зале знали единицы, в то время как в России последних называют надеждой современной музыки. Термин «антифолк», придуманный для обозначения творчества Padla Bear Outfit, здешней публике чужд, но когда на сцену выходит худенький мальчик с гитарой и начинает отчаянно вопить что-то оголтелое и пассионарное, зал мигом ориентируется: панк-рок! И когда кто-то поднимает вверх два пальца и кричит: «Это же Stooges!» - выдыхаешь - все-таки наша публика гостеприимна и внимательна. Просто с ней некому разговаривать.

Выступление Padla Bear Outfit оказалось откровением для минских меломанов. Мрачный молодой человек Арсений, облаченный в рясу из бутика и рваные джинсы, отказался от акустики в пользу панковского трехаккордового электричества и сейчас выглядит действительно как молодой Летов, только получивший гораздо более неограниченный доступ к гаражной музыке 1960-х гг. Padla Bear аутентичны настолько, что Арсения можно сравнивать то с Игги Попом, то с Лу Ридом - он судорожно орет социальные громкие песни, не заботится о чистоте саунда (альбомы он записывает на аудиокассеты), не забывает о зрителе («Здесь нет ничего для айпода твоего!») и на редкость прямолинеен. «Боль, боль, боль, боль!» - орет он, напрягая вены на шее, одну из последних песен, стилистику которой он определяет как «Штокгаузен-рок-н-ролл», - и у зрителя вообще не возникает никаких вопросов. Более ясной и прозрачной группы в русско-язычной музыке действительно не появлялось уже пару десятилетий. По уровню прозрачности Padla Bear Outfit близок разве что Борис Гребенщиков - и кажется, несмотря на верность американскому панк-року, данная группа является самой правильной реинкарнацией всего лучшего, что было в русском роке.

Менее бурно, но все равно с радостью белорусы оценили и группу Chikiss. Галя Чикис играет на клавишных и поет космические, грустные и мрачноватые песни; все это чуть-чуть похоже на эмбиентный пост-рок в духе Sigur Ros и Mogwai, разве что к этому примешивается сумрачная, очень питерская лирика, полная трагического символизма.

И больше всего аплодисментов сорвали свои, родные музыканты - белорусы, не жалея сил, плясали под «Серебряную Свадьбу» и устраивали стейдж-дайвинг под хиты группы «Петля Пристрастия». Восторг вызвал даже Rockerjocker, пусть этот проект и выглядит чересчур конъюнктурно: в нем слишком много параллелей с «Ленинградом» и Billy’s Band. Rockerjocker были бы более органичны в качестве гостей из Питера, но тот факт, что эта музыка делается в Беларуси, на экспорт, заставляет задуматься. «Проблема в том, что это все - не совсем наша культура», - отмечает коллега, хмуро наблюдающий за течением фестиваля. Скорее, проблема не в этом: белорусский андерграунд так и не нашел своего узкоспецифичного слушателя, получив вместо него в качестве аудитории вообще всех, кто хоть как-то интересуется музыкой.

* * *

Наутро после концерта Александр Богданов уже не был так категоричен: «Может быть, прекратим концертную деятельность насовсем, может, на время». На белорусскую публику он не обижен: «Они молодцы, интересуются, ходят - просто их слишком мало, чтобы окупать интересные концерты!» Проблема с публикой в том, что «интересующихся людей немного», поэтому это, скорее, «проблема информационного пространства - у нас нет массовых источников, из которых бы шел поток информации об актуальном искусстве». То, что белорусские зрители не знали ничего о почетных питерских гостях, его не расстраивает: «Я это прекрасно знал, но мне они очень нравятся, и поэтому очень хотелось привезти их в Минск. Именно поэтому единственным возможным вариантом их выступления тут был фестиваль, куда люди приходят на знакомые имена, а слышат что-то, чего раньше никогда не слышали».
Добавить комментарий
Проверочный код