Видео «БелГазеты»
Опрос онлайн
Обеспечит ли работой 500 тыс. граждан, официально зарегистрированных как безработные, обновленная версия декрета N3 «о тунеядцах»?
нет, скрытая безработица гораздо выше
нет, пока не будут проведены структурные реформы в экономике
нет, все закончится очередными акциями протеста
да, если президент приказал
нет, пятая колонна в Совмине преднамеренно дезинформирует президента
№17 (740) 03 мая 2010 г. Мнения

Посткатынский жест

03.05.2010
Московский наблюдатель
Сайт Росархива завис после того, как на нем появились электронные копии документов, демонстрирующих причастность высшего руководства Советского Союза к уничтожению польских офицеров. Примечательно, что публикация состоялась как раз накануне 65-го юбилея Победы, который многими российскими политиками воспринимается как очередная попытка глорификации Сталина. Но у руководства России сейчас другая задача на центральноевропейском направлении - примирение с Польшей.
Виталий ПОРТНИКОВ



Никакой особой сенсации в самих документах нет - их копии еще в начале 1990-х гг. переданы Борисом Ельциным Леху Валенсе. Документы многократно публиковались в специальных изданиях. Так что речь идет именно о политическом жесте в подходящее время - и ни о чем больше. В польских СМИ вновь могут утверждать, что диалог Москвы и Варшавы действительно совершил решительный поворот - страны, которые еще недавно были решительными оппонентами, кажутся чуть ли не дружескими.

Между тем никаких особых проблем в отношениях между Россией и Польшей не было и в момент развала соцлагеря. Валенсе удалось найти общий язык с Ельциным, первый президент России плакал у Катынского камня в Варшаве и передал польскому коллеге ту самую секретную папку о расправе в Катыни. Конечно, российское руководство традиционно лучше относилось к левым польским политикам, чем к новой элите из лагеря «Солидарности». Но тем не менее именно пребывание левых у власти уберегло польско-российские отношения от краха после вступления страны в НАТО. Все это, учитывая уровень корпоративных связей в энергетике, казалось каким-то не настоящим.

Ситуация начала действительно меняться после того, как тогдашний президент Польши Александр Квасьневский оказался одним из участников украинских событий 2004г. В Москве увидели, что польское руководство может быть не только партнером, но и конкурентом, что Польша разделяет политические ценности и приоритеты Запада, кто бы ни возглавлял эту страну. В довершение ко всему наследником Квасьневского на посту президента Польши стал представитель правого лагеря Лех Качиньский, и правительство к власти тоже пришло правое. И это правительство, естественно, горячо поддержало американскую инициативу о размещении элементов ПРО на территории Польши.

Так в российско-польских отношениях оказалось два пропагандистских камня преткновения, ни к России, ни к Польше не относящихся - будущее Украины и защита от Ирана. Москва видела в заботе Польши о будущем Украины и попытке стать «европейским адвокатом» соседней страны стремление покуситься на «исконные» российские интересы, а в ПРО, разумеется, не защиту от Ирана, а нападение на Россию. Кремль фактически ввел экономические санкции против Польши - запрет на поставки польского мяса отменят только при правительстве Дональда Туска - и пообещал разместить в непосредственной близости от польских границ, в Калининградской области, ракеты «Искандер». И одновременно демонстрировалось, что на самом-то деле Москва хочет иметь хорошие контакты с центральноевропейскими партнерами - Путин не посетил Варшаву, но побывал в Праге и Будапеште. И там говорил то, что от него хотели услышать чехи и венгры о вводе советских войск…

Но к моменту, когда Путин и Туск вместе стояли у мемориала убитым офицерам, два главных раздражителя российско-польских отношений исчезли. Украина вновь стала страной, чья власть балансирует между Россией и Западом и вряд ли сейчас нуждается в польской адвокатуре. Американцы отказались размещать в Польше ПРО. К тому же россиянам стало ясно, что нельзя делать ставку на какие-то отдельные правительства стран Центральной Европы - к сожалению, там демократия и правительства могут меняться, а вместе со сменой правительств исчезают конфиденциальные договоренности и отменяются важные проекты. Москве сейчас ничего не мешает иметь хорошие отношения с Варшавой. Ничего не стоит сделать жест, которого ожидали от российского премьера в Катыни, и уж точно совершенно естественно почтить память погибших пассажиров президентского самолета. А теперь подоспел и еще один жест - публикация подлинников.
Добавить комментарий
Проверочный код