Видео «БелГазеты»
Опрос онлайн
Что должен сделать глава МВД Игорь Шуневич, чтобы вернуть веру общественности в милицию?
лично пройти испытание на детекторе лжи и опубликовать результаты в СМИ
снять с ОМОНа функции обеспечения правопорядка
инициировать неучастие милиционеров в суде в ранге свидетелей
расформировать ГАИ по украинскому опыту
уволить сотрудников, замешанных в громких скандалах
Шуневича спасёт только отставка
№15 (738) 19 апреля 2010 г. Тема недели

Войцек Бородич: «Поляки снова начинают ощущать себя нацией»

19.04.2010
 
«Мне стыдно за мою страну. Другие государства реагируют на боль Польши, наша страна ограничилась дипломатической помощью родственникам жертв», - такие слова белорусского историка Ирины Лавровской увидели свет на полосах крупнейшего ежедневника Польши Gazeta Wyborcza. Но так ли уж нужно было объявлять траур?
Виктор МАРТИНОВИЧ



По мнению политолога, находящегося близко к центрам принятия решений в Польше, эксперта Центра международных отношений Войцека БОРОДИЧА, дипломатические и этические проблемы, связанные с тем, что траур в Беларуси объявлен не был, сильно преувеличены.

- Вопрос к вам как к специалисту по международной безопасности: как так получилось, что вся польская элита погибла в одном самолете? Куда смотрела служба безопасности?

- Сейчас слишком рано говорить о причинах этой катастрофы и польской трагедии. Однако это дело просто так оставлять действительно нельзя. Всегда было так, что на борт N1 брали сразу всех официальных представителей, находящихся в делегации, отправляющейся в ту или иную страну. И никаких проблем не было. Теперь все выясняют, верна ли была эта процедура. Однако нужно понимать, что никто даже допустить не мог, что такое может случиться.

«ПОСЛЕДНЕЕ РЕШЕНИЕ ПРИНИМАЕТ ТОЛЬКО КАПИТАН»

- Обсуждается ли в польских медиа и в экспертной среде вопрос о том, почему, узнав о тумане над Смоленском, самолет не приземлился, например, в аэропорту Витебска? Не повлияли ли нынешние белорусско-польские отношения на то, что было принято решение не лететь в Беларусь?

- Не думаю, что это как-то повлияло на решение летного состава. Надо понимать, что на борту самолета в Польше последнее решение принимает только капитан. Капитан, никто больше! Ни президент, ни другие представители политической власти, находящиеся в самолете, принять решение о посадке не могут. Такова процедура.

Сейчас причины решения все-таки заходить на посадку не до конца ясны, о них говорить слишком рано. Рано говорить, почему пилоты решили не делать посадку в Витебске или Москве. В Польше сейчас траур, нам, полякам, нужно просто сопереживать и объединяться в этой трагедии. Сейчас не время искать виновных.

- Ваши слова о том, что последнее решение принимает капитан, противоречат белорусской версии. Александр Лукашенко 14 апреля заявил: «Понятно, кто несет за это ответственность. Виноват, не виноват: ты первый человек и ты несешь за это ответственность. Поэтому говорить, что виноваты пилоты, что они приняли решение, неправильно. Так не бывает… Если летит литерный, первый борт с президентом, и когда идет отклонение от нормы штатного полета, то командир экипажа докладывает ситуацию президенту напрямую… Президент спрашивает, возможно ли в данной ситуации посадить самолет. Но последнее слово все-таки остается за президентом».

- Позвольте не комментировать этих слов Лукашенко! Единственное, что хотелось бы сказать - возможно, в Беларуси иные процедуры, чем в Польше или других странах. Однако, насколько я знаю, в Польше все так: не важно, кто летит, важно, что самолетом всегда управляет капитан, всегда принимающий окончательные решения.

Относительно остальных версий - я бы предпочел по ним не высказываться. Польша сейчас объединена как никогда, поляки снова начинают из-за трагедии ощущать себя нацией. И не время сейчас обсуждать поведение пилотов.

«БЕЛАРУСЬ ПОСТУПИЛА ПО СТАНДАРТУ»

- Беларусь не объявила траура из-за крушения польского борта N1 в Смоленске. Как это воспринимают в Польше?

- Беларусь сделала все, что было предусмотрено дипломатическим протоколом. Высокие представители Беларуси прислали свои соболезнования польским властям. Беларусь упростила визовую процедуру для семей погибших, позволила журналистам двигаться через Беларусь без транзитных виз, дала разрешение на посадку самолета премьер-министра Дональда Туска. Все было выполнено в строгом соответствии с международными договоренностями и протоколом. Я бы не рассматривал вопрос о том, почему Беларусь не объявила траур. Я не думаю, что объявление траура - вещь, которая должна быть сделана. Траур в каждом конкретном случае зависит от доброй воли руководства конкретных стран.

Кроме того, хотел бы подчеркнуть, что Беларусь также сделала ряд шагов, которые можно воспринять как проявление доброй воли и сопереживания полякам. Насколько я знаю, вчера (14 апреля) на Белорусском телевидении прошел анонс фильма «Катынь» Анджея Вайды. «Катынь» все-таки покажут по ТВ. Это значит, что белорусское руководство позволило пустить этот очень противоречивый фильм на общенациональном уровне. А значит, есть совместные переживания по поводу этой трагедии. Вообще, не думаю, что можно говорить, что Беларусь сделала слишком мало. Все было сделано правильно.

- То есть вы не согласны с позициейGazeta Wyborcza, которая написала, что Беларусь - «единственная соседка, не объявившая траур»? Вам кажутся преувеличением слова белоруски Ирины Лавровской о том, что ей стыдно за свою страну?

- Это позиция белорусской гражданки. И эта гражданка имеет право ее презентовать. Также Gazeta Wyborcza имеет право эту позицию распространить в Польше. Скажу так: Беларусь поступила по стандарту - так, как требовали нормы. Те же страны, которые объявили траур и сопереживали трагедии, повели себя нестандартно. Они вышли за рамки норм и стандартов. Мы эти соболезнования принимаем, мы благодарны за них, но оценивать их с политической точки зрения не будем. Мы не будем отслеживать: кто объявил траур, кто - нет, не будем принимать решения о будущем отношений, исходя из этого.

СОЮЗ ПОЛЯКОВ «БЕЗ ПРИВЯЗКИ К КАТАСТРОФЕ»

- Белорусский эксперт Александр Класковский допустил, что необъявление траура обусловлено тем, что белорусам не хотят напоминать,«по ком звонит колокол». Насколько сложности в белорусско-польских отношениях могли предопределить (и оправдать) отсутствие сочувствия на государственном уровне?

- Я бы сказал так: когда происходит такая катастрофа, когда есть так много погибших, все политические конфликты отходят на второй, третий, четвертый планы. И отношения Беларуси и Польши в этом контексте не играют вообще никакой роли. Надо добавить, что белорусское руководство - и премьер Сидорский, и министр иностранных дел Мартынов, и президент Лукашенко - либо говорили с официальными представителями Польши, либо выслали соболезнования официальным представителям Польши. И это правильно, мы за это благодарны. А вот Союз поляков Беларуси - совсем другое дело. Это дело и дальше будет рассматриваться и решаться. Однако вне привязки к произошедшей катастрофе.

- Пока работа белорусско-польской комиссии по разрешению этого дела не принесла результатов…

- А разве можно ожидать результатов после двух встреч? Мне кажется, нужно встретиться еще несколько раз, выяснить все подробности разных точек зрения на этот счет. Нужно подождать результатов переговоров.

И ВСЁ-ТАКИ ФАКТОР ДРУЖБЫ?

- Появилась информация, что Беларусь намеревается направить на церемонию похорон Леха и Марии Качиньских главу Совета Республики. Вместе с тем в Кракове ожидается личное присутствие президента США Барака Обамы. Уровень белорусского присутствия достаточен?

- Я не буду этого комментировать! Польша не высылает приглашений на эти мероприятия, только дипломатические ноты с указанием времени и места. Это решение каждой страны - кого она хочет прислать. Я бы мог сейчас перейти к нормальному политическому анализу, взвесить и оценить уровень присутствия Беларуси, но делать этого не буду. Не время и не место сейчас!

- Российский либеральный журналист Илья Мильштейн написал, что авиакатастрофа - первая за много лет ситуация, когда российское руководство ведет себя достойно:«Все, что мы знали об этой власти, прямо противоречит кадрам на телеэкране и произнесенным словам. Случай вообще редчайший: тандем ведет себя по-людски». Повлияет ли «людское»поведение тандема на улучшение отношений?

- Думаю, что да, будет значительное улучшение и значительное потепление. Мы увидели друг в друге не только представителей государств, но и людей. И это оказалось очень важным, т.к. вызвало больше доверия между нашими странами, нашими политиками.

Сейчас будем ждать, что принесет будущее. Я бы согласился с Мильштейном в том, что российская власть действительно ведет себя очень достойно. И действительно нестандартно. Она очень помогает и польским экспертам, и польским семьям, родственники которых там погибли. Мы как будто лучше поняли друг друга.

СПРАВКА «БелГазеты». Войцек Бородич родился в 1981г. Окончил Варшавский университет, факультет европейской интеграции. Защитил магистерскую диссертацию в Академии безопасности Польши (тема была посвящена национальной обороне). С 2004г. - эксперт Центра международных отношений Польши. С 2004г. по 2009г. работал советником вице-президента Европарламента.

Фото:Reuters
Добавить комментарий
Проверочный код