Видео «БелГазеты»
Опрос онлайн
Что должен сделать глава МВД Игорь Шуневич, чтобы вернуть веру общественности в милицию?
лично пройти испытание на детекторе лжи и опубликовать результаты в СМИ
снять с ОМОНа функции обеспечения правопорядка
инициировать неучастие милиционеров в суде в ранге свидетелей
расформировать ГАИ по украинскому опыту
уволить сотрудников, замешанных в громких скандалах
Шуневича спасёт только отставка
№15 (738) 19 апреля 2010 г. Тема недели

Нам не больно?

19.04.2010
Минск слезам не верит
Трагедий, подобных той, что случилась 10 апреля под Смоленском, не происходило, кажется, за всю историю Европы. Бывало, что в автокатастрофе или авиационном крушении разбивался глава того или иного государства. Но чтобы разом погибла национальная номенклатура, включая главу Нацбанка и руководителя Генштаба, - такого мир до сих пор не знал.
Виктор МАРТИНОВИЧ



И как-то даже неважно, кто будет следующим президентом Польши по итогам июньских выборов: спикер Сейма Бронислав Коморовский или брат погибшего президента, Ярослав Качиньский. Важно, что эта ситуация проверила элиты всех стран региона на цивилизованность и готовность действовать, забывая про прежние обиды, во имя общего будущего.

Пристальней всего в эти дни приглядывались к России. Потому что на самом деле погиб лидер «с особым отношением» к ней. Напомним, что именно Лех Качиньский в качестве мэра Варшавы поддержал инициативу по присвоению одной из местных площадей имени Джохара Дудаева, признанного Россией террористом. За все годы президентства Качиньский был в России только один раз, в 2007г., когда посетил кладбище в Катыни, ноне ездил в Москву и не встречался с российскими лидерами! Число внешнеполитических инициатив Качиньского, могущих вызвать и вызывавших раздражение Кремля, огромно. Вспомним, например, предложение ЕС ввести санкции в отношении России, если та не снимет запрета на ввоз польского мяса. Или вето, наложенное Польшей под руководством Качиньского на начало переговоров с Россией на саммите Россия-ЕС 24 ноября 2009г. (переговоры так и не были начаты).

При этом в своих публичных выступлениях он предлагал как раз ту правду о Великой Отечественной войне, которую в России модно теперь относить к «фальсификации истории». В частности, в 2009г. Качиньский напомнил о том, что «польские солдаты еще сопротивлялись нацистским агрессорам, когда 17 сентября 1939г. в восточную часть страны вторглась Советская армия», в результате чего «Польша получила удар ножом в спину, и этот удар был нанесен большевистской Россией».

Даже саму идею рокового прибытия Качиньского в Катынь российские медиа относят к его желанию не отставать от премьера Дональда Туска: «В этом году необходимость в организации в Катыни отдельной церемонии памяти расстрелянных там польских офицеров возникла у президента Качиньского после того, как он узнал о том, что премьер Дональд Туск откликнулся на приглашение Владимира Путина вместе посетить Катынь. «Рад, что премьер будет в Катыни. Но самым важным представителем Речи Посполитой является президент, и я там тоже буду - надеюсь, визу получу», - неожиданно заявил Качиньский», - сообщает сайт Newsru.com, по данным которого «протокольным службам пришлось изрядно потрудиться, чтобы найти выход из неловкой ситуации».

Во многих смыслах Качиньский и путинская Россия стояли по разные стороны Катыни. Варшава и Москва могли вести какие угодно переговоры и как угодно долго, но до тех пор, пока первые считали Катынь местом совершения преступления, сравнимого с холокостом (Качиньский, 2009г.), а вторые относили предположение о том, что в катынских расстрелах виноват русский народ, к «циничной лжи» (Владимир Путин, 2010г.), договориться они ни о чем не могли. Путин так и не извинился перед поляками, посещая катынское кладбище 7 апреля. Попытался объяснить расстрелы, но - не извинился. По мнению Путина, «Сталин чувствовал свою личную ответственность за трагедию [проигрыш в польско-советской войне 1920-х гг. - «БелГазета»] и совершил этот расстрел, исходя из чувства мести». То же самое, кстати, говорил о мотивации Сталина и Качиньский, допускавший, что Сталин мстил полякам за отражение советской агрессии. Однако Качиньский олицетворял тех поляков, которые при всем этом были убеждены: Россия должна не объяснять поступки Сталина, а просить прощения.

И вот, гибель 96 пассажиров, летевших в президентском Ту-154М, под Катынью, где уже однажды была уничтожена вся элита Польши, парадоксальным образом вдруг дала шанс на разрешение многолетнего противостояния.

В России объявлен траур, по федеральному каналу - при истошном вое в Интернете представителей «охранительного» направления в историографии - показан фильм, представляющий радикальную польскую точку зрения на расстрелы в лесах под Смоленском. Все фигуранты спора о том, нужно ли извиняться за Катынь, как будто вдруг поняли: вот есть политика, есть историческая справедливость, есть разное понимание роли советской армии в предвоенные годы, но все это - какая-то второстепенная виртуальщина, отступающая на третий план, когда в игру вступает такая непоправимая штука, как смерть. Не с кем больше спорить! Некому доказывать собственную правоту! Некому мстить, потому что месть мертвецам - удел не просто слабых, но - идиотов!

И вот в ряду европейских стран, объявляющих траур, награждающих Леха Качиньского посмертно орденами (Грузия), российское руководство ведет себя так, что ему начинают рукоплескать даже самые отъявленные либералы. Кажется, им нечего больше делить с Польшей. Кажется, России действительно стыдно - в конце концов, человек летел туда, под Смоленск, туда, где погиб, только для того, чтобы напомнить о той, другой трагедии.

В этом смысле мы, белорусы, по-прежнему «по ту сторону» Катыни. Мы до сих пор «солидаризированы» с той позицией Москвы, от которой, кажется, отказалась даже сама Москва. В конце концов, что нам Катынь, если у нас есть свои Куропаты, с отношением к которым мы никак не определимся? Кто лежит там, в урочище под Минском? Жертвы сталинских репрессий, за которые нам стыдно, или жертвы немецких расстрелов, за которые должно быть стыдно немцам? Ведь до сих пор в столице есть несколько захоронений, о которых даже археологи не знают почти ничего.

Вместе с тем быть «по ту сторону Катыни» означает определенную этику и этос. Можно говорить о том, что публично раскаявшись и проявив ту степень сочувствия к польскому народу, которой от России никто не ждал, наша восточная соседка стала внезапно куда более европейской страной, чем мы. Много сказано о том, что для разговора с европейцами нужно не просто говорить на английском или французском, нужно иметь в голове тот же набор ответов на вопросы типа «был ли Сталин тираном?», который имеют жители ЕС. Иначе, повторимся, можно говорить друг с другом бесконечно долго, но никогда ни о чем не договориться.

Наверняка те телевизионные функционеры, которые принимали решение снимать с эфира белорусской версии канала «Россия» фильм «Катынь», не наказаны и никогда не будут наказаны. Белорусы не видят никакой проблемы в том, чтобы уже после анонса киноленты Анджея Вайды показать вместо нее «Танцы со звездами». Собственно, и скорбим мы не так, как Россия: без раскаяния. Для нас покойный Лех Качиньский навсегда останется человеком «с особым отношением к России». И нет никаких рациональных оснований в рамках нашей расположенной «по ту сторону Катыни» этики объявлять общенациональный траур. И когда теперь уже белорусские либералы говорят о том, что наше неприсоединение к печали других европейских стран еще больше изолирует режим, они не понимают, что корни нашей изоляции - в нашем отношении к тем, кто похоронен в лесах под Смоленском и Минском.

Желание извиняться или искренне сочувствовать происходит от наличия у субъекта четких представлений о добре и зле. А они, в свою очередь, происходят из однозначной оценки тех или иных деяний в исторической перспективе. Битва под Оршей - это хорошо или плохо? Распад ВКЛ - хорошо или плохо? Советская власть была благом или оккупацией? На все эти вопросы нам дают ответы в зависимости от геополитической конъюнктуры и цены на российскую нефть. В этих условиях мы уже искренне не видим, о чем можем жалеть, за что чувствовать сожаление. Ну, разбился самолет под Смоленском. Ну, как было сказано на самом верху, сам же польский президент и попросил садиться. «Очень печально, что президент погиб. Когда гибнет президент, это очень плохо и для страны, и для принимающей стороны…»

В условиях, когда размытость представлений о добре и зле и де-факто отсутствие истории лишают нас желания сочувствовать, остается лишь одно: идти в поля и до упора заниматься посевной.

P.S. 16 апреля пресс-служба президента распространила сообщение следующего содержания: «Александр Лукашенко поручил всем государственным средствам массовой информации в воскресенье, 18 апреля, в связи с похоронами президента Польши Леха Качиньского и других погибших в результате авиакатастрофы под Смоленском ограничить трансляцию развлекательных программ с 12 до 18 часов. Глава государства предложил негосударственным СМИ также пересмотреть сетку своего вещания в эти часы».

Фото: wyborcza.pl
Добавить комментарий
Проверочный код