Понедельник, 5 Декабря 2016 г.
Видео «БелГазеты»
Опрос онлайн
Что означают атаки российских СМИ на Беларусь?
это эксцесс исполнителя
после информобработки Украины настала очередь РБ
это заказ Кремля
атака СМИ - вымысел оппозиции
РБ надо прекратить поставки санкционных продуктов в РФ
РБ надо принять условия РФ в нефтегазовой сфере
№15 (738) 19 апреля 2010 г. События. Оценки

Ура урану!

19.04.2010
Новый залог белорусской независимости
В ходе рабочей поездки в Гомельскую область Александр Лукашенко сделал заявление, по сравнению с которым предложение политического убежища опальному киргизу Курманбеку Бакиеву меркнет, как белорусская энергосберегающая лампочка рядом со взрывом атомной бомбы. У Беларуси, оказывается, есть высокообогащенный, «фактически уже оружейный уран». Заявление ставит нас в один ряд с такими без пяти минут ядерными державами, как Северная Корея и Иран. Уран наряду с венесуэльской нефтью может стать еще одним новым залогом нашей независимости.
Виктор МАРТИНОВИЧ



Поводом для откровений о нашем почти ядерном статусе стало неприглашение Беларуси на саммит по вопросам ядерной безопасности, который проходил 12-13 апреля в Вашингтоне. Судя по всему, мы ожидали, что пригласят, но - не пригласили. Причем компания других неприглашенных, в которой мы поневоле оказались, оскорбила бы любого субъекта, надеющегося на укрепление дружбы с Западом, - путевку в Вашингтон не получили также правители Ирана и Северной Кореи.

«Я не буду скрывать: у нас остался высокообогащенный уран - сотни килограмм фактически уже оружейного и менее обогащенного, - заявил Лукашенко. - Мне некоторые говорят: вывозите этот уран. Хотите - в Америку, мы вам заплатим, хотите - в Россию. Я говорю: во-первых, почему вы нам диктуете, ведь это наш товар. Мы его содержим под контролем МАГАТЭ». По словам главы государства, «мы не собираемся делать грязные бомбы и не собираемся кому-то продавать. Мы в исследовательских целях используем этот уран».

Независимые эксперты объясняли неприглашение Беларуси на саммит брутальными особенностями белорусско-американских отношений. Послов как отозвали в 2008г., так никак и не вернут обратно. А без послов что за отношения? Александр Лукашенко заявил, что, оказывается, причиной нашего отсутствия в Вашингтоне стал отказ подчиниться необоснованному требованию о «сдаче» высокообогащенного ядерного материала: «Меня сейчас приперли к стенке, нож к горлу: отдай! Я говорю: уже отдал ядерное оружие. А что мы от этого имеем? Поэтому диктовать никому не позволено. Давайте садиться за стол переговоров и будем решать, что делать с этим большим количеством обогащенного урана… Мы - не банановая республика и можем сохранять, как уже лет 20 это делаем, этот ядерный материал… Мне говорят: ну раз ты против отдать этот уран, мы тебя не пригласим на саммит. Говорю: спасибо, я и не собирался ехать на этот саммит».

Причем, поскольку не пригласили, «ни американцам, ни в целом Западу доверять нельзя»: «Они вот ухватились за какой-то вопрос, добились своего и кинули. Так было и с ядерным оружием».

При этом Александр Лукашенко предложил принципиально иное отношение к ядерному оружию в контексте геополитики, чем то, что озвучивалось белорусскими националистами в начале 1990-х гг. Президент интерпретировал вопрос о ракетах как о потенциальном залоге отсутствия претензий к нам и нашей независимости со стороны других стран. Депутаты же Верховного совета в 1991-93гг. считали, что без вывода советских ядерных ракет суверенитет Беларуси просто не признают страны Запада. Вот какую аргументацию необходимости вывода ядерного оружия выдвинул в интервью радио «Свабода» активист БНФ, депутат Верховного совета

12-го созыва Сергей Наумчик: «Именно желание видеть ядерное оружие под единым контролем Москвы было причиной того, что лидеры Запада выступали против независимости бывших советских республик… Именно наличие ядерного оружия на территории Беларуси было главной причиной внимания к Минску».

По мнению же Лукашенко, оружие на тех условиях, на которых оно было выведено «нашими националистами», выводить не следовало: «это была жесточайшая ошибка». «Мне еще пришлось подписывать этот договор, потому что деваться было некуда - давили и Россия, и американцы, - сказал он. - Если бы у нас было ядерное оружие, то с нами бы разговаривали бы по-другому… Это [ядерное оружие. - «БелГазета»] величайшее достояние, это дорогой товар, который мы должны были прилично продать…»

Да, у нас нет ядерного оружия, которое пришлось вывести, причем последние боеголовки выводились уже при действующем президенте в 1996г., но у нас есть высокообогащенный, «фактически уже оружейный уран». А со страной, обладающей такой игрушкой, тоже не хочется особенно задираться. В конце концов, несмотря на вал претензий, США опасаются соваться в Иран, а с Афганистаном, Ираком и Сербией не особенно церемонились.

Политика - такая сфера, где для появления «оружейного урана» как козыря в переговорах достаточно простого озвучивания того, что он у тебя есть. Потому что все проверки, следующие за этим, относятся уже к сфере компетенции не политики, а международной безопасности. В политическом плане с нами теперь по-любому нужно вести себя так, как будто у нас есть «фактически уже оружейный уран». Точно так же как политически с нами нужно обращаться так, будто у нас де-факто есть та венесуэльская нефть, которой мы под завязку обещали загрузить наши нефтеперерабатывающие заводы. Впрочем, насколько наш «фактически уже оружейный уран» осязаем? Действительно ли мы способны делать «грязные бомбы» и еще бог весть насколько опасные штуки?

Физики и политические деятели, под руководством которых осуществлялся вывод советских ядерных ракет в 1990-х гг., в один голос говорят, что «фактически уже оружейного урана» у нас нет. По словам первого лидера независимой Беларуси, экс-спикера Верховного совета Станислава Шушкевича, «в Беларуси нет высокообогащенного оружейного урана. Он содержался в ядерном оружии, которое, к счастью, вывели с территории нашей страны в 1990-е гг. После этого оружейный уран не мог здесь появиться - в Беларуси нет необходимых для его обогащения технологий». По словам бывшего руководителя Академии наук республики Александра Войтовича, «у нас есть около 90 кг урана, он низкообогащенный и не предназначенный для того, чтобы делать из него бомбы. Чтобы сделать его оружейным, нужно пройти определенный технологический цикл, которым мы в Беларуси не владеем». Радио «Свабода» приводит слова анонимного физика, называющего сведения о наличии в Беларуси высокообогащенного урана «туфтой».

Казалось бы, совокупность свидетельств достаточна, чтобы сделать вывод о том, что никакого высокообогащенного урана у нас нет и вместо него присутствует субстанция, которую можно было бы определить как «медийный уран». «Медийный уран» - то же самое, что обычный уран, только находиться он может исключительно в пространстве медиа и лишь как риторический элемент геополитической игры белорусского руководства (точно так же ряд экспертов склонны называть венесуэльскую нефть «медийной нефтью»). Однако неожиданное подтверждение физическому наличию высокообогащенного урана на нашей территории можно найти в документах все того же саммита в Вашигтоне. 16 апреля в США был опубликован меморандум, согласно которому в 2010г. Россия планирует вывезти «высокообогащенное урановое топливо (ВОУ) из Украины, Беларуси и Чехии, а отработанное ВОУ-топливо - из Украины, Польши, Германии, Сербии и Беларуси». Коль скоро ВОУ собираются вывозить из Беларуси, оно в Беларуси все-таки присутствует?

Впрочем, как показывает мастерское перепозиционирование белорусским президентом вопроса о взаимосвязи ядерного оружия и независимости, ставшего когда-то тупиковым для националистов, даже физическое отсутствие у нас высокообогащенного урана при умелой интерпретационной игре можно обратить в наше достоинство.
Добавить комментарий
Проверочный код