Видео «БелГазеты»
Опрос онлайн
Что должен сделать глава МВД Игорь Шуневич, чтобы вернуть веру общественности в милицию?
лично пройти испытание на детекторе лжи и опубликовать результаты в СМИ
снять с ОМОНа функции обеспечения правопорядка
инициировать неучастие милиционеров в суде в ранге свидетелей
расформировать ГАИ по украинскому опыту
уволить сотрудников, замешанных в громких скандалах
Шуневича спасёт только отставка
№15 (738) 19 апреля 2010 г. Радости жизни

«Никто не сидел? Ещё всё впереди!»

19.04.2010
Шансон выпал в осадок

Татьяна ЗАМИРОВСКАЯ

7 апреля во Дворце Республики на белорусов пролился «Золотой дождь»: именно таким отважным образом назывался фестиваль шансона, на который приехали именитые российские представители данного жанра. Ведущие концерта Дмитрий Василевский и Лора Виталь с самого начала задали празднику торжественный тон, объявив, что у нас - Благовещение и день рождения Михаила Круга.

Четырехчасовой фестиваль наглядно показал, насколько разным может быть шансон. Геннадий Жаров - мафиозного вида мужчина в пиджаке - продемонстрировал оптимистичный блатной шансон, изобилующий уменьшительно-ласкательными формами: спел песни про «ушаночку» и «телогреечку». Нежные словечки, видимо, символизируют легкое отношение к жизненным и лагерным невзгодам: «полустаночки», «обветшалый свитерок», «домой парнишечку везут»… Звучал в исполнении Жарова и более суровый шансон: о том, как «пошла братва на Липецк проведать пацанов».

Такой же шансон поет и Спартак Арутюнян из легендарной группы «Беломорканал»: это бывалая, стреляная музыка, подаваемая под несложный ухающий синтезаторный ритм. Прибаутки при этом допускаются, но суровые - например, объясняя необходимость петь «с листа», Спартак говорит: «Это мой аппарат Елизарова. Я в школе плохо учился! И с памятью, хе-хе, плохо!» Он поет мужские песни - про «петербургские кресты», бессонницу, цыган, разлуку и кандалы, а еще про «трупы мертвых бурлаков». Иногда романтика сменяется практичностью, и тексты звучат так: «Разведенные мосты… утром встретятся губами… минус в мониторы! Минус в мониторы!» Дикая смесь православия, тюремного фольклора и дворовой культуры с эстетикой ветреных 1990-х гг. порой приводит к неожиданным результатам: «Дорогие зрители! Кто из вас сидел в тюрьме?» Опечалившись отсутствием леса рук, Арутюнян хохочет: «Никто не сидел? Ладно, какие ваши годы! Еще все впереди! Давайте угадывать - что обычно снится зэкам? Воля? Да нет! Правильно - бабы! Итак, песня про женщин!» Спев песню о том, как «зэку бабу хочется: хоть кривую, хоть косую, лишь бы заморочиться», Арутюнян обозначил еще и жанр шуточного, частушечного шансона. В этом же стиле звучал иронический пасквиль про якобы «туркменских» милиционеров: «Моя милиция меня бережет - вначале садит, а потом стережет».

Дмитрий Василевский продемонстрировал ветвь экзистенциального шансона с обманчиво безобидной лирикой о смене времен года («пришло Рождество - и ушло волшебство») и быстротечности жизни («Мужичок за 50»). В эстетическом плане это практически Крис Ри - блюзовые корни, губная гармоника, иногда звучат ритмы босса-новы и соло-гитара.

Звучал и любовный, бытовой шансон. Роскошная женщина Татьяна Тишинская, кокетливо помахивая «норочкой» и обращаясь к оператору фонограммы «маэстро!», мурлыкала: «Ну что ты сможешь предложить мне за любовь?», пела вместе с залом песню из репертуара Татьяны Дорониной и рассказывала о том, как потрясена добротой белорусов, потому что «горничная из гостиницы» подарила ей «пакетик чаю». Вспомнила она и Михаила Круга: «Мой племянник маленький уже поет «Владимирский централ»! И спрашивает, что это такое. Я говорю: подрастешь, сам узнаешь».

Лора Виталь тоже поет любовный шансон, но ее лирика более фаталистична, пусть и с примесью экзистенциальной тоски. Основной мотив ее песен - жизнь не стоит на месте, все меняется. «Да, я день погрущу, другой погрущу, а потом тебя, милый, отпущу», - поет она, и белорусские женщины особенно радостно воспринимают эту песню, подпевая и ехидно подпрыгивая в креслах.

Все исполнители шансона ведут себя в каком-то смысле одинаково. Никто из них не говорит «я вам спою песню», все обязательно упоминают: «с удовольствием спою» или «с радостью спою». Каждый из них периодически становится на колени, некоторые даже поют на коленях. Каждый обязательно произносит фразу: «А теперь я спою свою визитную карточку». И каждый напоминает зрителям о том, что «Миша на небесах смотрит на нас сверху и радуется» (или еще проще: «Миша всё видит!»).

Кульминационным моментом вечера стало явление сестры покойного Михаила Круга - Ольги. Она произнесла проникновенную речь о том, что привезла белорусам «привет из матушки Твери», и о шансон-фестивалях, которые проводятся в Твери фондом памяти Михаила Круга. Еще Ольга рассказала про автопробег Тверь - Минск: на автобусе, в котором ехали артисты (днем раньше фестиваль прогремел в Твери), была наклеена большая фотография Круга и написано: «Посигналь, братишка! Помяни Мишку!» «И все нам сигналили!» - улыбается Ольга. Также она отметила, что «директор этого концертного зала» запретил им продавать в холле диски. «Я очень огорчена и удивлена, - суровым голосом сказала Ольга. - Исправьте, пожалуйста, это недоразумение, чтобы все, кто пришел на концерт, смогли купить диски Михаила». «Может, просто кто-то чё-то там не понял, в администрации?» - попытались сгладить неловкость ведущие, выразив надежду на то, что все исправят.

Но в антракте выяснилось, что никаких дисков не продают. Зрители бродили среди оранжерей и со знанием дела любовались выставленными в холле модельками новинок белорусского автопроизводства. Заметно, что автопромышленность волнует белорусских любителей шансона: они подробно обсуждают технические характеристики новых МАЗов и БелАЗов, радуются «машинкам» как дети. Белорусских женщин особенно радует новый туристический автобус для поездок на дальние расстояния: «Дай посмотрю… тут есть эти приспособы? О, ха-ха, уже сделали, и правда!» (речь о портативном санузле).

* * *

Второе отделение концерта являло собой сплошной праздник: выступали Елена Ваенга и Виктор Королев. Королев был настоящим королем вечера - яркий, артистичный, с живым ансамблем (сакс, клавишные, гитара, барабан). На сцену несли цветы и подарки, женщины шептали Вите на ухо что-то про домашние котлетки, артист постоянно падал на колени и целовал белорусским женщинам ножки, бормоча: «Спасибо! Девчоночки! Родненькие мои!», укладывая руки белорусских женщин на свою томящуюся песнями грудь (пару раз он даже бил себя кулаками в грудь, как Кинг-Конг). Все изменилось: звук стал плотным, зазвучали дискотечные биты, стены дворца завибрировали - вот он какой, истинный золотой дождь, всесокрушающая сила, сметающая все на своем пути! Зрители покидали зал счастливые, посвежевшие, омытые струями живительного дождя. Говорят, теперь такое счастье будет происходить в нашей стране каждый год.
Добавить комментарий
Проверочный код