Видео «БелГазеты»
Опрос онлайн
Ожидается, что декрет об обеспечительном депозите позволит бизнесменам не опасаться за свою свободу,если они выйдут за правовые рамки. Нужно просто заблаговременно положить не менее BYN50 тыс. на счет в Беларусбанке. От чего еще можно обезопасить граждан?
от призыва в армию
от бедных родственников
от оплаты коммунальных услуг
от вредных привычек
от прохождения флюрографии
№15 (738) 19 апреля 2010 г. Радости жизни

«Никто не сидел? Ещё всё впереди!»

19.04.2010
Шансон выпал в осадок

Татьяна ЗАМИРОВСКАЯ

7 апреля во Дворце Республики на белорусов пролился «Золотой дождь»: именно таким отважным образом назывался фестиваль шансона, на который приехали именитые российские представители данного жанра. Ведущие концерта Дмитрий Василевский и Лора Виталь с самого начала задали празднику торжественный тон, объявив, что у нас - Благовещение и день рождения Михаила Круга.

Четырехчасовой фестиваль наглядно показал, насколько разным может быть шансон. Геннадий Жаров - мафиозного вида мужчина в пиджаке - продемонстрировал оптимистичный блатной шансон, изобилующий уменьшительно-ласкательными формами: спел песни про «ушаночку» и «телогреечку». Нежные словечки, видимо, символизируют легкое отношение к жизненным и лагерным невзгодам: «полустаночки», «обветшалый свитерок», «домой парнишечку везут»… Звучал в исполнении Жарова и более суровый шансон: о том, как «пошла братва на Липецк проведать пацанов».

Такой же шансон поет и Спартак Арутюнян из легендарной группы «Беломорканал»: это бывалая, стреляная музыка, подаваемая под несложный ухающий синтезаторный ритм. Прибаутки при этом допускаются, но суровые - например, объясняя необходимость петь «с листа», Спартак говорит: «Это мой аппарат Елизарова. Я в школе плохо учился! И с памятью, хе-хе, плохо!» Он поет мужские песни - про «петербургские кресты», бессонницу, цыган, разлуку и кандалы, а еще про «трупы мертвых бурлаков». Иногда романтика сменяется практичностью, и тексты звучат так: «Разведенные мосты… утром встретятся губами… минус в мониторы! Минус в мониторы!» Дикая смесь православия, тюремного фольклора и дворовой культуры с эстетикой ветреных 1990-х гг. порой приводит к неожиданным результатам: «Дорогие зрители! Кто из вас сидел в тюрьме?» Опечалившись отсутствием леса рук, Арутюнян хохочет: «Никто не сидел? Ладно, какие ваши годы! Еще все впереди! Давайте угадывать - что обычно снится зэкам? Воля? Да нет! Правильно - бабы! Итак, песня про женщин!» Спев песню о том, как «зэку бабу хочется: хоть кривую, хоть косую, лишь бы заморочиться», Арутюнян обозначил еще и жанр шуточного, частушечного шансона. В этом же стиле звучал иронический пасквиль про якобы «туркменских» милиционеров: «Моя милиция меня бережет - вначале садит, а потом стережет».

Дмитрий Василевский продемонстрировал ветвь экзистенциального шансона с обманчиво безобидной лирикой о смене времен года («пришло Рождество - и ушло волшебство») и быстротечности жизни («Мужичок за 50»). В эстетическом плане это практически Крис Ри - блюзовые корни, губная гармоника, иногда звучат ритмы босса-новы и соло-гитара.

Звучал и любовный, бытовой шансон. Роскошная женщина Татьяна Тишинская, кокетливо помахивая «норочкой» и обращаясь к оператору фонограммы «маэстро!», мурлыкала: «Ну что ты сможешь предложить мне за любовь?», пела вместе с залом песню из репертуара Татьяны Дорониной и рассказывала о том, как потрясена добротой белорусов, потому что «горничная из гостиницы» подарила ей «пакетик чаю». Вспомнила она и Михаила Круга: «Мой племянник маленький уже поет «Владимирский централ»! И спрашивает, что это такое. Я говорю: подрастешь, сам узнаешь».

Лора Виталь тоже поет любовный шансон, но ее лирика более фаталистична, пусть и с примесью экзистенциальной тоски. Основной мотив ее песен - жизнь не стоит на месте, все меняется. «Да, я день погрущу, другой погрущу, а потом тебя, милый, отпущу», - поет она, и белорусские женщины особенно радостно воспринимают эту песню, подпевая и ехидно подпрыгивая в креслах.

Все исполнители шансона ведут себя в каком-то смысле одинаково. Никто из них не говорит «я вам спою песню», все обязательно упоминают: «с удовольствием спою» или «с радостью спою». Каждый из них периодически становится на колени, некоторые даже поют на коленях. Каждый обязательно произносит фразу: «А теперь я спою свою визитную карточку». И каждый напоминает зрителям о том, что «Миша на небесах смотрит на нас сверху и радуется» (или еще проще: «Миша всё видит!»).

Кульминационным моментом вечера стало явление сестры покойного Михаила Круга - Ольги. Она произнесла проникновенную речь о том, что привезла белорусам «привет из матушки Твери», и о шансон-фестивалях, которые проводятся в Твери фондом памяти Михаила Круга. Еще Ольга рассказала про автопробег Тверь - Минск: на автобусе, в котором ехали артисты (днем раньше фестиваль прогремел в Твери), была наклеена большая фотография Круга и написано: «Посигналь, братишка! Помяни Мишку!» «И все нам сигналили!» - улыбается Ольга. Также она отметила, что «директор этого концертного зала» запретил им продавать в холле диски. «Я очень огорчена и удивлена, - суровым голосом сказала Ольга. - Исправьте, пожалуйста, это недоразумение, чтобы все, кто пришел на концерт, смогли купить диски Михаила». «Может, просто кто-то чё-то там не понял, в администрации?» - попытались сгладить неловкость ведущие, выразив надежду на то, что все исправят.

Но в антракте выяснилось, что никаких дисков не продают. Зрители бродили среди оранжерей и со знанием дела любовались выставленными в холле модельками новинок белорусского автопроизводства. Заметно, что автопромышленность волнует белорусских любителей шансона: они подробно обсуждают технические характеристики новых МАЗов и БелАЗов, радуются «машинкам» как дети. Белорусских женщин особенно радует новый туристический автобус для поездок на дальние расстояния: «Дай посмотрю… тут есть эти приспособы? О, ха-ха, уже сделали, и правда!» (речь о портативном санузле).

* * *

Второе отделение концерта являло собой сплошной праздник: выступали Елена Ваенга и Виктор Королев. Королев был настоящим королем вечера - яркий, артистичный, с живым ансамблем (сакс, клавишные, гитара, барабан). На сцену несли цветы и подарки, женщины шептали Вите на ухо что-то про домашние котлетки, артист постоянно падал на колени и целовал белорусским женщинам ножки, бормоча: «Спасибо! Девчоночки! Родненькие мои!», укладывая руки белорусских женщин на свою томящуюся песнями грудь (пару раз он даже бил себя кулаками в грудь, как Кинг-Конг). Все изменилось: звук стал плотным, зазвучали дискотечные биты, стены дворца завибрировали - вот он какой, истинный золотой дождь, всесокрушающая сила, сметающая все на своем пути! Зрители покидали зал счастливые, посвежевшие, омытые струями живительного дождя. Говорят, теперь такое счастье будет происходить в нашей стране каждый год.
Добавить комментарий
Проверочный код