Видео «БелГазеты»
Опрос онлайн
Что должен сделать глава МВД Игорь Шуневич, чтобы вернуть веру общественности в милицию?
лично пройти испытание на детекторе лжи и опубликовать результаты в СМИ
снять с ОМОНа функции обеспечения правопорядка
инициировать неучастие милиционеров в суде в ранге свидетелей
расформировать ГАИ по украинскому опыту
уволить сотрудников, замешанных в громких скандалах
Шуневича спасёт только отставка
№15 (738) 19 апреля 2010 г. Последнее слово

«На фига ему эта банда?»

19.04.2010
 
Дмитрий РАСТАЕВ

Месяц назад в ряде белорусских СМИ промелькнули сюжеты об организованной преступной группе, действовавшей на территории Беларуси и России и имевшей на своем счету заказное убийство, разбои, грабежи и кражи. Костяк группы составляли лица, ранее судимые, а возглавлял ее, по мнению следствия, полковник из Бобруйска Борис Скрипченко, работавший сначала на военном заводе, а затем руководивший одной из московских фирм. Группа была обезврежена, суд приговорил ее членов к различным срокам лишения свободы.

Недавно в редакцию «БелГазеты» пришло письмо от Бориса Скрипченко: «Я нахожусь уже более двух лет в СИЗО-1. Состоялся суд первой инстанции, который приговорил меня к 20 годам лишения свободы якобы за участие и организацию преступлений, которые я никогда не совершал и не мог совершить по своему воспитанию и жизненной позиции. Каких только унижений, провокаций, давлений физических и моральных не оказывалось на меня и моих знакомых. Некоторые из них, чтобы дожить до суда, начали даже оговаривать себя и других, но на суде сделали заявление, как к ним применялись пытки, но суд не принял никаких наших доводов, а принял показания двух ранее неоднократно судимых личностей. Адвокаты, которые защищали нас, имеют огромный опыт работы в судах и прокуратурах республики и были очень возмущены тем произволом и беззаконием, который с нами сотворили, устроив самое настоящее судилище меня и моих знакомых - Валерия Вайтусенка, Александра Казака и Сергея Беркутова. На суд не были допущены ни мои сослуживцы, ни друзья, ни пресса - это было сделано, чтобы скрыть произвол. Даже дело уголовное не дали никому отснять. Прошу вас, помогите, не останьтесь равнодушными к моей беде».

Редакция неправомочна оспаривать решение суда, однако некоторые детали этого громкого дела вызвали у нее вопросы. Чтобы прояснить их, корреспондент «БелГазеты» встретился с Феликсом Шелеповым, сослуживцем Бориса Скрипченко, знающим его не один год.

- Каким образом в окружении военного человека, ведущего легальный бизнес, появились криминальные элементы?

- Знаете, мы оба военные строители, а в стройбатах контингент всегда специфический. Например, когда я был командиром батальона, у меня на 530 человек было 296 судимых. Так что военным строителям к общению с судимыми не привыкать. Скрипченко относился к ним так же, как и к остальным людям. У него был двоюродный брат - они жили с ним на одной площадке, а у брата был друг Игорь по кличке Чикатило, ранее судимый. Однажды брат утонул. После этого Игорь стал жаловаться Борису на жизненные трудности, мол, денег нет, жить негде. Борис, добрейшей души человек, пустил его на квартиру брата, а затем и на завод устроил. Потом на завод пришел дружок Игоря по кличке Аже, тоже связанный с криминальным миром. Я Борису высказывал свои сомнения: мол, не нравится мне этот Чикатило - когда говорит, в глаза не смотрит. Но Борис тогда отмахнулся: мало ли что, людям надо помогать. Потом оказалось, что эти двое входили в банду, которую возглавлял один тип по кличке Пластик.

- А Скрипченко разве не знал, что они - банда?

- Откуда? Они разве скажут?

- Известно ли вам что-нибудь о его контактах с другими криминальными авторитетами - Букоедом, Бирей?

- Может, он и был с ними знаком, я не знаю. Вы поймите одно: пробыть 18 лет офицером в Бобруйске, да еще на такой должности, это что-то да значит. Конечно, он многих тут знал! Тот же Биря строил дом возле речного порта и за фундаментными блоками наверняка приезжал на военный завод, где была лучшая продукция.

- Скрипченко снабжал деньгами «криминальных товарищей»?

- Он вообще нежадный человек и мог дать денег любому, кто у него просил. И даже тем, кто не просил. Был такой случай: как-то на Пасху он ехал по деревне и увидел деревенских мужиков у обочины. Подъехал к ним, спрашивает: что, мужики, сидите грустные? Денег нет, отвечают. Он тут же полез в карман и дал им Br100 тыс.

- Правда ли, что он хотел стать мэром Бобруйска?

- Зачем ему становиться здесь мэром, когда у него в Москве хороший бизнес?

- Кроме прочего, Скрипченко вменяют «разборки» с бывшей любовницей - будто бы он заказал убийство ее нового ухажера, а также поджег машину, которую сам же ей подарил…

- Борис женщин любил, и таких любовниц у него было... Не думаю, что из-за какой-то одной он стал бы пускаться во все тяжкие. Да, с этой девушкой у них были хорошие отношения - он ее выучил, купил ей квартиру, машину, когда было нужно, давал деньги. Потом у них что-то разладилось. Он переживал по этому поводу: сошлась, говорил, с каким-то уголовником… Когда этого уголовника убили в ее подъезде, я пошутил:«Борис Александрович, а это не ты случайно руку приложил?» Он усмехнулся: «Да на х… мне это нужно! Из-за чего? Из-за того, что я ей квартиру купил? Так я не только ей купил…» Он, как я уже говорил, человек не мелочный.

- Когда состоялся суд, у вас не было ощущения, что Скрипченко решили «сделать крайним» его бывшие криминальные знакомцы?

- О том, что они хотят это сделать, я знал и раньше. За несколько лет до этого, когда Борис еще работал в управлении начальника работ, у нас на военных складах произошло ЧП: украли хранившиеся там колеса. Майора, который на этих складах был сторожем, вскоре арестовали по подозрению в соучастии и продержали несколько суток. Как он потом рассказывал, все это время его кидали из камеры в камеру, и уголовники, которые там сидели, убеждали его: «Давай, вали этого полковника». Тот же Чикатило говорил: «Я этого полковника посажу».

- Почему те, кому Скрипченко помогал, решили вдруг «валить» его?

- Все началось с того, что он выгнал Чикатило - тот пил, не справлялся с обязанностями. После этого Чикатило затаил на него злобу. Ну и бизнес его тоже, наверное, кто-то хотел прибрать к рукам. Я всегда говорил Борису: не связывайся ты с этими бандитами.

- Верите ли вы, что Скрипченко был организатором преступной группы?

- Нет. Может, какие-то мелкие промахи у него в жизни и были, но чтобы организовать банду... Да на фига ему эта банда? Он же военный человек!

СПРАВКА «БелГазеты». В январе 2010г. Белорусский военный суд вынес приговор 13 гражданам, занимавшимся разбоем в составе вооруженной банды, действовавшей на территории Беларуси в 1994-2001гг. Полковник запаса Борис Скрипченко, до ареста - президент ЗАО «БелСтрой» (Москва), признан виновным по ряду тяжких преступлений (руководство бандой; незаконное приобретение, ношение, перевозка, хранение, передача во владение огнестрельного оружия и боеприпасов, совершенное организованной группой; разбой, совершенный по предварительному сговору группой лиц и направленный на завладение имуществом в крупных размерах; кража, совершенная повторно, организованной группой в особо крупном размере; организация убийства по найму; организация приготовления убийства по найму, совершенное группой лиц, ранее совершивших убийство; незаконное приобретение, ношение, перевозка, хранение, передача во владение и сбыт огнестрельного оружия и боеприпасов повторно, группой лиц, по предварительному сговору; организация приготовления умышленного уничтожения имущества, совершенная общеопасным способом, повлекшая причинение ущерба в особо крупном размере; организация приготовления умышленного уничтожения имущества, повлекшая причинение ущерба в крупном размере). Наказание - 20 лет лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии в условиях усиленного режима, с конфискацией всего имущества, с лишением воинского звания «полковник запаса».

Бобруйск
Добавить комментарий
Проверочный код