Видео «БелГазеты»
Опрос онлайн
Что означают атаки российских СМИ на Беларусь?
это эксцесс исполнителя
после информобработки Украины настала очередь РБ
это заказ Кремля
атака СМИ - вымысел оппозиции
РБ надо прекратить поставки санкционных продуктов в РФ
РБ надо принять условия РФ в нефтегазовой сфере
№13 (736) 05 апреля 2010 г. Накоротке

Тимур Муратов: «Зачем за копейки играть в г…не?»

05.04.2010
 
Наталья ПРОВАЛИНСКАЯ

Белорусскому актеру впору и впрямь умереть на сцене - например, от истощения: зарплата актеров белорусских театров составляет в среднем Br500-600 тыс. Как передает «Наша Ніва», об этом сообщил первый замминистра культуры Владимир Рылатко, добавив: «Они находятся на достойном месте». По его словам, зарплата актеров на фоне общей картины по стране не выглядит слишком низкой.

«Иногда смотрю на артистов, которым уже по 60 лет и которые всю жизнь играли всяких зайчиков, лисичек, кошечек… - рассказывает актер Белорусского государственного театра кукол Тимур МУРАТОВ, - ни популярности, ни денег. Наши старики говорят молодежи: ребятушки, уходите, пока молоды, - затянет! А многие из тех, кто ушел в бизнес и деньги лопатой гребет, приходят к нам выпить и жалуются: ты не представляешь, как мне без театра хреново!»

(На фото:«Сцена лечит, тут я отвожу душу, да к тому же можно тонким юморком какие-нибудь белорусские реалии подстебнуть» )

О КАПРИЗНОМ ЦАРЕ И «ШИЛЕ»

Кукольный театр «более европейский в сравнении с «соплями» остальных белорусских драмтеатров. Работаю тут уже семь лет, один раз увольнялся - из-за зарплаты. Хотелось чего-то большего и не здесь. Но вернулся и доволен: это теперь как хобби, а зарабатываешь на стороне - телевидение, корпоративы». Тем более что «я человек ленивый, орудовать молотком на стройке - не для меня. Сцена лечит, тут я отвожу душу, да к тому же можно тонким юморком какие-нибудь белорусские реалии подстебнуть. В спектакле «Кысь» я играл главу государства Федора Кузьмича. Маленький, капризный ребенок у власти - если что-то не так, он очень сильно капризничал сразу, мол, всех убью!».

Беда белорусских театров - «режиссура. Старые режиссеры - это скучно и прошлый век, новым же не дают развернуться, а если и дают, то денег нет. Не хватает свободы в театрах. В кукольном, кстати, ее побольше».

На бюджет спектакля «выделяются копейки. Я не знаю точно бюджет нашего театра, но, думаю, не больше $5 тыс. на спектакль. У драмтеатров побольше, особенно в Купаловском и Русском, есть бюджеты по $20-30 тыс.». Конечно, «можно и за 20 баксов сделать спектакль с одним стулом. Понимаю, что в стране денег нет, но надо стремиться к лучшему».

«Спектакли со звездами»
, которые привозят в Беларусь москвичи, «на 90% шило. На сцене не происходит никаких откровений. Тупо посмотрели на Лию Ахеджакову и заплатили за это $50. Она получила свое бабло и уехала. А мы с такого блефа иногда берем пример, пытаясь заработать».

О цифре в Br500 тыс. актер не слышал: «Слышал, что была названа цифра Br1,3 млн. Все очень сильно удивлялись. Средняя зарплата в театре у нас Br500-600 тыс., я получаю около Br900 тыс. Это ненормально! Пусть бы ему самому дали такую зарплату. Актерская зарплата должна быть от $2 тыс.: актеры должны зарабатывать гораздо больше, чем обыватель, чтобы иметь статус кумиров, людей искусства. Их не должны фамильярно хлопать по плечу у черного входа или в трамвае и звать бухать». Поэтому «обидно, когда идешь в Купаловский театр как зритель, а потом направляешься в «Центральный» за пивом и обнаруживаешь в винно-водочном актера, только что гениально отыгравшего. Не очень хорошо одетый, он стоит в очереди за бутылкой дешевого пойла. Обидно! Вот если та же Ахеджакова выйдет из КЗ «Минск» и начнет пить со всеми бырло?»

О БОМОНДЕ НА «БАЛОЦЕ»

На зарплату актера «автомобиль не купишь. Сейчас у меня в кармане Br300 руб., не могу доехать на метро домой, надо брать в долг. А в трамвае народ косится - ты же известная морда, что ты делаешь в общественном транспорте?». Не исключено, что скоро «появится неплохая работа с деньгами. Пару месяцев театральную карточку даже проверять не буду - пусть капают деньги. А то с тех пор как наступил этот кризис - кроме театра нет работы. Хорошо, что знаешь: 5-го и 20-го числа какую-то копейку получишь».

Скажем, «взять наших поп-звезд. То, что они делают, это же полная ерунда! Мне приходится часто общаться с нашим, прости господи, бомондом. И поет вроде не очень, и хрень полную поет, но звезда, ездит на дорогой машине, обыватели берут автографы - два раза его по ТВ видели. Культуры они не несут никакой - они бабки зарабатывают. В театре должны быть условия, как у белорусской попсы, тогда театр поднимется».

Время от времени вспыхивают актерские бунты: «Когда молодые пришли в театр, кричали: да мы не будем работать за такие деньги, да я лучше пойду трамвай водить! Смотришь - объявление: «Требуется уборщица, зарплата Br800 тыс.» - ничего себе! Я понимаю, что важнее провести военный парад, чем дать денег театру. С кем мы собираемся воевать? С Молдовой разве что?» В таком случае «у нас еще долго не будет культуры. Парад - это не культура. Надеть зеленые трусы в красную полосочку - это не культура».

В Европе «нет громадных гос-театров - есть театры гаражного типа. Собирается кучка людей, решает сделать спектакль. Пишут письмо в ЕС - дайте нам 50 тыс. евро, хотим сделать спектакль. Сделали, показали, развалились. А наша советская система поставила огромные театры по всему городу - ну так вы тогда и оплачивайте! Если мы госработники, должны получать хотя бы среднюю белорусскую зарплату».

Белорусский «Свободный театр» - не лучший пример театра гаражного типа: «Легче всего кричать, мол, все г…но, нас давят, заплатите нам денег, возьмите нас в Европу! Я бы тоже мог назваться «Бел-чырвона-белым тэатрам» и писать слезные письма европейцам. Это не выход».

Нынче зритель актеров помидорами не забрасывает: «Жалобы в жалобную книгу пишут. Помню, было одно стр-рашное праздничное комикс-шоу. Как я туда влез, ума не приложу. Организаторы нас позвали импровизировать, программы толковой не предложили, а выходить надо. Ну, мы выносили водку зрителю и стебались. На 40-й минуте им стало понятно, что их обманывают за их же бабки (Br25-70 тыс.). Меня и партнеров прямо из зрительского зала посылали на …, грозили жаловаться в Минкульт, кричали, что все актеры пьяные. Хотелось провалиться сквозь землю».

Хотя вообще у нас зритель «памяркоўны - молча досидит до конца. Иной раз приходишь на игру приятеля посмотреть - долго, нудно, смотреть невозможно, спать хочется. Досидишь до конца - молодец, пошли пить! Но, наблюдая за зрителем, с ужасом понимаешь: они глотают все, как пельмени. Еще бы, они же заплатили Br10 тыс.! Хоть выйди на сцену и палец покажи. В Купаловском любят плохо пошутить. А наши зрители любят, когда плохо шутят». Особенно нарасхват плохие шутки, когда «приведут дебилов из СШ N. Им хреново, актерам хреново, но галочка стоит: детей приобщили к культуре».

В Минск «не привозят классных спектаклей. Сравнивать не с чем. Мы отстали от нормального видения на много лет. В Москве 260 театров, а у нас 7. Пришел муж с МТЗ домой, жена - со швейной фабрики. «Давай сегодня в театр!» - «Ты какие театры знаешь?» - «На станции метро «Купаловская» стоит большой». - «А что сегодня?» - «Вечар» Дударева». - «А кто это? Да неважно, пошли!» Нет хорошей рекламы спектаклей, ничего нет».

О ВАХТЁРЕ-МЕЦЕНАТЕ

Актеры уходят из театров в бизнес: «Есть много известных бизнесменов - бывших актеров. Один наш актер всю жизнь работал в театре, параллельно продавая чушь типа гербалайфа. Когда ему стукнуло 50 лет, он говорит: ребята, что-то мне тут больше не нравится. Уехал, работает в Канаде на стройке и счастлив».

Бывает и так, что «актеры спиваются, их выгоняют. Кто-то идет водителем трамвая, а кто-то - помидоры продавать на Ждановичах. Но не надо вот - мол, актеры бухают. Конечно, выпивают, но не как на стройке. Я не алкоголик - я любитель выпить. Мое поколение себя плохо ведет: гулять - так на все сто! У моих приятелей-учителей или врачей пьянство другое: чинно, за столом, с тостами, напились и тихонечко разошлись».

Меценатами белорусских театралов время от времени выступают вахтеры: «Пошли в бар!» - «Денег нет». - «Давай у вахтера одолжим! Дядя Вова, дайте Br200 тыс. до завтра!» - «Слушай, это же мало на пятерых, давай в казино их поставим. Ты самый счастливый, ставь на красное!» Пришел, поставил, продул. «Алло, тетя Маня, одолжите $100 до завтра?» В итоге отправили играть актера, который никогда в казино не был, я ему даже схему рисовал - как пройти, как там столы стоят. Он выиграл $400. Кутили на все! А наутро поняли, что остались должны дяде Вове и тете Мане».

Во время творческих кризисов, бывает, «думаешь - я ноль в профессии, дрянной артист, зачем мне это надо - за копейки играть в г…не? Но я верю, что все будет хорошо и будут классные режиссеры. Такой вот хеппи-энд».

ДЕТЕКТОР ЛЖИ

- Вам хватает театральной зарплаты на жизнь?

- Это на пару раз куда-нибудь сходить.

- Собираетесь «завязать» с театром?

- Пока нет.

- Идет ли за кулисами отчаянная борьба за роли?

- У нас за роли не убиваются. А в больших театрах, где куча народу сидит без работы, думаю, женщины могут друг другу и горло перегрызть. (Смеется.) В мужском коллективе такого нет - наоборот, иногда пытаешься роль спихнуть.

- Цензура в белорусских театрах свирепствует?

- Цензура, может, и есть, но она не свирепствует. А вообще, театр не должен относиться к политике, но должен говорить со зрителем на любые темы, никого не стесняясь.

- У вас есть фанатки, чье существование способно примирить с копеечной получкой?

- Одна 45-летняя дама доставала меня лет пять. Потом я ее мягко послал в грубой форме. С тех пор нет. Ну так, поклонницы есть.

- Не собираетесь податься на заработки в кино?

- То, что происходит у нас в кинематографе, еще хуже происходящего в театре. Или про Чернобыль, или про войну, или про птичий грипп. Как будто других тем в стране нет. Не очень тянет сниматься в таких фильмах.

- Когда белорусский театр «поднимется»?

- Когда на него будет спрос.

КОНТРАТАКА

- Иногда делают ребята из другого театра спектакль, я им говорю - это же г…но полное! Они: это у вас полная чернуха, а мы людям добро-о-о несем! К примеру, сейчас в кукольном идет классный спектакль «Чаму старэюць людзi», там человек идет на войну против змея-лiхадзея: мол, сейчас я тебя убью, освобожу народ. Змей: ну давай, если думаешь, что люди тебе отплатят добром. Люди, конечно, не отплатили. Хеппи-энда нет, люди - шушера, зло победило добро. Зрители ахнули: как так?! Наш зритель хочет хеппи-энда: полюбили, поорали, но остались вместе. Ну так хеппи-эндов хватает везде! Начинаешь смотреть - и знаешь, чем закончится. Три часа смотрю до конца, чтобы понять, что был прав: в конце все друг друга любят. Увы, нашему зрителю нужна «санта-барбара».
Добавить комментарий
Проверочный код