Видео «БелГазеты»
Опрос онлайн
Что должен сделать глава МВД Игорь Шуневич, чтобы вернуть веру общественности в милицию?
лично пройти испытание на детекторе лжи и опубликовать результаты в СМИ
снять с ОМОНа функции обеспечения правопорядка
инициировать неучастие милиционеров в суде в ранге свидетелей
расформировать ГАИ по украинскому опыту
уволить сотрудников, замешанных в громких скандалах
Шуневича спасёт только отставка
№13 (736) 05 апреля 2010 г. Личный вкус

Умные книги

05.04.2010
с Александром ГРИЦАНОВЫМ

Александр ГРИЦАНОВ

* А.А. Тахо-Годи. Жизнь и судьба: Воспоминания * Б. Вербер. Новая энциклопедия Относительного и Абсолютного знания

А.А. ТАХО-ГОДИ. ЖИЗНЬ И СУДЬБА: ВОСПОМИНАНИЯ. - М.: Молодая гвардия, 2009

Книга написана той и про тех, благодаря кому Советский Союз ХХ в. сохранится в памяти цивилизованных народов не только и, видимо, не столько чудовищным объемом государственных преступлений, совершенных против института суверенной личности в целом и направленных на тотальное уничтожение выдающихся личностей в частности.

Автор текста хорошо известна студентам выдающихся в прошлом высших учебных заведений: московских госуниверситета и пединститута, а также литинститута им. Горького. Ее знают как замечательного педагога, блестящего ученого, известного филолога-классика. Она создатель научных монографий, учебников и статей, переводчик и комментатор сочинений древних философов.

Но это произведение представляет особый интерес не столько как мемуары одной из выдающихся советских ученых-гуманитариев, сколько как воспоминания ученицы, спутницы жизни и хранительницы творческого наследия знаменитого русского православного философа Алексея Лосева.

В новой книге содержится много нового о ней самой, о ее семье и ее пути к классической филологии: «Брат моей матери, Леонид Петрович Семенов, был филологом-лермонтоведом. И я еще девочкой знала, что «филолог» - это что-то очень высокое. Слова «филолог» и «филология» звучали для меня с раннего детства по-особому. Так что мой жизненный путь был предрешен…» Сам же Лосев со страниц повествования предстает - вопреки распространенным представлениям - как вполне живой человек с домашним прозвищем Хан. Вот как он, например, реагировал на такую историческую фигуру, как Хрущев:«Мировой дух знал, каким дураком ударить по истории».

Философ сохранил ясность ума и чувство юмора, несмотря на тяжелейшую историю жизни: полуподпольные религиозно-философские общества на заре советской власти; встречи с о. Павлом Флоренским, о. Сергием Булгаковым, Иваном Ильиным и другими крупнейшими мыслителями русского Серебряного века; участие в издании в 1920-е гг. таких текстов мировой культуры, которые привели его в тюрьму; лагерь и слепота; наконец, вынужденное двадцатилетнее молчание и крушение родного дома.

Себя ученый рассматривал как «сосланного в XX век», сумев, вопреки всему, создать на излете своей долгой жизни неформальную «Арбатскую академию», в которой учились, общались и росли многие из тех, кто впоследствии вошел в сферу лучших представителей отечественного просветительства.

Б. ВЕРБЕР. НОВАЯ ЭНЦИКЛОПЕДИЯ ОТНОСИТЕЛЬНОГО И АБСОЛЮТНОГО ЗНАНИЯ. - М.: GELEOS Publishing House (Кэпитал Трейд Компани): РИПОЛ классик, 2010

Известный создатель просвещающих человечество книг представил новую работу, включающую в свой состав 384 статьи из разных областей знания: «от законов Мерфи до четырех уровней любви, от храма Соломона до феноменальных пророчеств великих людей, от «состава» души до брака по расчету». Предъявлены также авторские стратегии манипулирования индивидами и собственные рецепты творчества (в основном кулинарного).

Популярный француз не слишком обманывается на предмет того, насколько представляемая им информация (радикально ломающая традиционные взгляды на мир) стыкуется с рамками привычных нам обобщающих банальностей. Он пишет строфами почти белого стихотворения: «Между тем, что я думаю, что я хочу сказать, что мне кажется, что я говорю, что я говорю, и тем, что вам хочется услышать, что вам кажется, что вы слышите, что вы слышите, что вы хотите понять, что вы думаете, что вы понимаете, что вы понимаете. Есть десять шансов к одному, что возникнут трудности в общении. Но все-таки попробуем…»

Жесткие, но вполне справедливые слова произнесены: современный мир (особо - сфера кириллицы) во многом разучился адекватно понимать текст как некую последовательность знаков. Категоричные призывы науки XXI в. уже не особо увлекают людей, религиозные проповеди также давно отошли в прошлое. Остается одна возможность содействия позитивным общественным изменениям: наставления личным примером. В своей парижской квартире Вербер некогда разместил полноформатный муравейник и множество месяцев наблюдал за повседневной жизнью его обитателей. Трилогия про муравьев получилась превосходной, заставляющей поверить в то, что они действительно человеческие братья, оказавшиеся «меньшими» исключительно размерами: «А что, собственно, человек скопировал у муравьев? Поцелуй в губы».

Десяток научно-экологических институтов не способен был бы достичь столь впечатляющего и массового воспитательного результата.
Добавить комментарий
Проверочный код