Понедельник, 5 Декабря 2016 г.
Видео «БелГазеты»
Опрос онлайн
Что означают атаки российских СМИ на Беларусь?
это эксцесс исполнителя
после информобработки Украины настала очередь РБ
это заказ Кремля
атака СМИ - вымысел оппозиции
РБ надо прекратить поставки санкционных продуктов в РФ
РБ надо принять условия РФ в нефтегазовой сфере
№11 (734) 22 марта 2010 г. Радости жизни

Свобода по согласованию

22.03.2010
 
Дмитрий РАСТАЕВ

«Пока есть берега, будут и мосты, их соединяющие», - скажут оптимисты, не лишенные романтических претензий. «Пока есть мосты, будут и люди, с них падающие», - мрачно добавят пессимисты, давно забившие романтику в длинный косяк. «Падать с мостов легко и приятно», - парадоксально резюмируют адепты роупджампинга.

Как средство пощекотать нервы и впрыснуть в кровь дозу адреналина - этого «кокса, который всегда с тобой» - роупджампинг придумал американский скалолаз Дэн Осман. Ну как придумал… Жизнь подсказала. В 1989г., покоряя очередную вершину, Дэн сорвался с большой высоты, но не разбился, а повис на страховочной веревке. Придя в себя, креативный, как все янки, Дэн раскинул встряхнувшимися мозгами: «А что, если в следующий раз заставить себя сорваться умышленно?»

Это и стало первой страницей в истории роупджампинга. «Мое желание преодолеть страх превратилось в страсть», - признается Дэн позднее. Последующие главы этой истории были составлены в разных странах мира, и надо сказать, белорусский абзац мало в чем уступает соседним.

Бобруйские джамперы - одни из самых активных в республике. А все потому, что в Бобруйске есть мост - один из самых высоких в стране. Для прыжков сюда съезжаются даже группы из других городов. Ну а местным прыгунам, как говорится, сам Дэн велел. На прошлой неделе бобруйчане торжественно открыли прыг-сезон-2010.

И как торжественно… Шампанское о перила, конечно, никто бить не стал, но фейерверк из милицейских мигалок таки состоялся. Впрочем, об этом позже, а пока джампер со стажем Евгений распаковывает альпинистское снаряжение и крепит его к перилам чудо-моста. В техническом и психологическом отношении группа Евгения - одна из наиболее подготовленных в городе: в обычной жизни парень работает промышленным альпинистом - драит стены многоэтажек и красит фабричные трубы, - а также имеет опыт скалолазания в Крыму, на Кавказе и в Альпах. В общем, тонкости высотного дела знает назубок.

Прежде чем начнутся прыжки, на мосту около часа длится подготовительный этап - Евгений тщательно проверяет все узлы и крепления и только после этого дает «ключ на старт». Обычно он прыгает первым, а уже потом приглашает всех желающих: «Если вы думаете, что прыгнуть с высоты 20-30 м - плевое дело, то ошибаетесь. Это пока ты через перила не перелез, кажется - да че тут прыгать, рукой до земли подать можно! А вот за перилами уже так не кажется».

Хлопец лет 16, впервые отважившийся на прыжок, держится за перила обеими руками и все никак не решится шагнуть вниз: «Пацаны, у меня сердце остановится, если я прыгну». Евгений стоит рядом и подбадривает новичка голосом хранителя традиций: «Не бойся, не остановится. Ты даже опомниться не успеешь, как внизу окажешься. Давай на раз-два-три… Ра-аз…» Хлопчик набирает в легкие побольше воздуха и на счет «три» отрывается от перил. Через миг из-под моста слышен его радостный крик: «Уй, как здорово! А-а-а!!!»

Пока, медленно травя веревку, новичок спускается на землю, Евгений посвящает корреспондента «БелГазеты» в некоторые нюансы своего экстремального отдыха:«По ощущениям это почти как с парашютом прыгать или на тарзанке. Может, не так захватывающе, но зато и опасности меньше - для остановки падения у нас используется амортизирующая система альпинистских веревок и карабинов. Прыжок происходит по траектории маятника, поэтому прыжки с моста самые безопасные - здесь и амплитуда максимальная, и риска убиться об стену нет. Максимум, что может случиться - яйца ремнями слегка прижмет. У кого они есть».

На вопрос, не бывает ли у них задушевных бесед с милицией, Евгений загадочно улыбается: «Вообще-то, мы закон не нарушаем - такие прыжки не запрещены. Хотя сторожа из гаражного кооператива, который во-он там, на берегу, раньше то и дело милицию звали. Увидят, что мы прыгаем, и звонят в 102. Сегодня пока тихо, может, уже привыкли…»

Зря он усомнился в бдительности гаражных сторожей: через полчаса предвечерний туман, начавший сгущаться над речкой, озарился радугой проблесковых огней. Вышедшие из машины милиционеры вежливо, но решительно попросили экстремалов покинуть мост. У правоохранителей выработался свой взгляд на прыгучий экстрим: «С одной стороны, такие прыжки вроде и не нарушают общественный порядок, но с другой, мы же не можем сказать: «Да, это разрешено, прыгайте на здоровье!» Потому что прыжки представляют опасность для самих прыгунов. Ведь не каждый из них обладает спортивными навыками и соответствующей подготовкой. Два года назад на этом мосту погиб молодой человек: он тоже прыгнул с моста, но завис между эстакадой и речкой и не нашел ничего лучшего, как отцепиться от веревки. В результате разбился об лед. По-хорошему, надо так: если это вид спорта, то прыжки с моста являются спортивным мероприятием и должны быть согласованы в горисполкоме, с отделом физкультуры и спорта».

Ну а если не спортивным мероприятием, а развлекательным, то с кем тогда их согласовывать - с отделом культуры? А если оздоровительным - с главным врачом города? Евгений машет рукой: «Да был я в этом горисполкоме… Меня там из кабинета в кабинет футболили, а потом посоветовали ехать в Могилев. В Могилеве меня вообще слушать не стали».

Покидая мост, интересуюсь у джамперов, в чем сакральный смысл их захватывающего увлечения. «Ощутить себя в свободном падении и победить свой страх», - отвечают последователи Дэна Османа, вторя словам своего гуру. Если бы в 1989г., вися над бездной, Дэн Осман узнал, что через 20 лет в одной маленькой, но гордой стране для того, чтобы победить свой страх, придется просить разрешения у чиновников, он наверняка перерезал бы веревку.Если романтичные джамперы облюбовали верхнюю часть бобруйского чудо-моста, то скептически настроенные бомберы вплотную занялись его нижней частью. В разных культурных и религиозных традициях мост выступает как символ связующего звена между непостижимым и доступным постижению. Если говорить о бобруйском мосте, непостижимое приезжало сюда в 2001г., чтобы торжественно перерезать красную ленточку в день открытия. Видно, в надежде, что однажды история повторится, доступные постижению бобруйчане вдоль и поперек исписали опоры моста таинственными, если не сказать больше, заклинаниями: «Хопiць!», «Свабода!», «Мы хочам новага!». У некоторых интересных народов мост выступал знаком завета, заключенного между Творцом и его избранниками. Можно долго спорить, сдержал ли завет со своим народом творец молодой белорусской государственности, но одно несомненно: мосты в Беларуси - большечем мосты.

Бобруйск
Добавить комментарий
Проверочный код