Воскресенье, 4 Декабря 2016 г.
Видео «БелГазеты»
Опрос онлайн
Что означают атаки российских СМИ на Беларусь?
это эксцесс исполнителя
после информобработки Украины настала очередь РБ
это заказ Кремля
атака СМИ - вымысел оппозиции
РБ надо прекратить поставки санкционных продуктов в РФ
РБ надо принять условия РФ в нефтегазовой сфере
№07 (730) 22 февраля 2010 г. Тема недели

Если колется, то можно

22.02.2010
Новая оттепель белорусской музыкальной культуры

Татьяна ЗАМИРОВСКАЯ

После того как белорусы единодушно выбрали Юру Демидовича (он же «волшебный кролик») полномочным представителем страны на детском «Евровидении-2009», участились разговоры о том, что «кролик», по сути, нечаянный вестник новой культурной политики нового министра культуры.

И если все белорусские прежде «запрещенные» музыканты единодушно подтвердили, что пресловутый поход в администрацию президента несколько лет назад ничего не изменил в их карьере и благополучии (разве что, предположим, эти самые музыканты стали меньше участвовать в политических акциях, которых, впрочем, и так стал мизер), то «эра Латушко» почему-то позволяет вести фривольные беседы о том, что белорусская музыка больше не находится в состоянии дремучего информационного коллапса.

Предвестник новой эры белорусской музыкальной культуры, «волшебный кролик» Юра уже выступил в пафосном московском клубе «Икра» и андерграундном белорусском пабе «Граффити», группа «Палац» уже поучаствовала в отборочном туре «Евровидения», а все мастодонты белорусской рок-музыки 1990-х гг. появились на главнейших клубных сценах страны. Это ли не долгожданный «лигалайз»?

Лявон Вольский презентует свой «стиляжный» проект а-ля 1960-е гг., о котором пишут все, бывшая рок-княжна Ольга Самусик яростно рассуждает о судьбах рок-н-ролла на страницах «Советской Белоруссии», Александр Куллинкович проводит масштабный концерт «Дюбелей» в «Реакторе» - такие же концерты проводят и «Крама», и N.R.M., откуда-то выкопавшие давние хиты группы «Мроя».

Впрочем, музыкантам говорить обо всех этих «послаблениях» лень и неинтересно - по сути, ничего не меняется: концерты были всегда, а диски их продавались в магазинах. Игорь Ворошкевич и в начале 2000-х гг. печально жаловался в интервью на то, что у белорусских музыкантов не очень много денег на запись альбома, то же самое он говорит и сейчас, «легализовавшись». Правда, сейчас эти интервью перепечатывают главнейшие интернет-порталы страны, поэтому на негласный клич о помощи тут же отзывается Илья Митько, ныне владелец дорогой и престижной музыкальной студии, предлагая Ворошкевичу записать альбом по предельно скидочной цене, практически задаром. Впрочем, негласный запрет «Крамы» исчез еще тогда, когда Инна Афанасьева явилась на сольный концерт группы с тем, чтобы презентовать Ворошкевичу букет роз: когда официальные музыканты поддерживают неофициальных, никакой речи о выброшенности последних за пределы отечественной культуры быть не может.

Несмотря на то что музыканты настаивают, что «ничего не изменилось», наблюдательный человек, скажем, вернувшийся в Беларусь после 5-летнего перерыва, может удивиться: на Октябрьской висят гигантские афиши группы «Таварыш Маузер», скандальнейшая группа 1990-х гг. «Красные Звезды» презентует в Минске новый альбом, в «Реакторе» проходит знаковый фестиваль белорусского андерграунда с характерным названием «Можно», да и длится он до утра, а не до положенных регламентом 22.00 - так что, теперь и правда можно?

Для белорусской культуры индикатором известности и успешности и поныне остается неиссякаемый источник вселенской благодати - телевизор. Именно для него, магического транслятора народной любви, снимаются все «живые» выступления - от концерта Афанасьевой во Дворце Республики до фееричного шоу Искуи Абалян с фривольным названием «Гороскоп любви». Белорусы не хотят и не умеют любить тех, кого нет в телевизоре, - что ж, теперь волшебная камера ОНТ летает не только над теми, кто выступает перед тружениками села.

Концерт «Ляписов» на летнем оупен-эйре снимают весь целиком - и крутят в прайм-тайм тоже целиком (кроме той песни, где на стене «висит Григорьевича портрет»). Концерт «Троицы» в КЗ «Минск» показывают по телевизору на католическое Рождество одновременно с трансляцией богослужения в костеле - в смысле один гостелеканал показывает веселого улыбчивого батюшку, пришедшего в костел поздравить католиков, другой же демонстрирует не менее торжественного Ивана Кирчука, горестно трубящего, подобно ангелу, в магическую дудку из болотного тростника.

Несмотря на все это, почему-то нет ощущения, что белорусская национальная культура вернулась на ТВ - никакого ажиотажа. В «Звездном ринге», который снимают для СТВ, сражаются умопомрачительные пары: Сергей Пукст против Виктора Калины, Куллинкович против Алексея Хлестова, группа Kriwi - с ансамблем «Чистый голос». У Пукста спрашивают:«Вы гомофоб и антисемит?» Телевидение должно было стать более хулиганским - кажется, все изменилось, но смотреть его уже лень.

Стали ли чаще крутить прежде нежелательные белорусские группы по радио? Может, и не стали. Но нужно ли им самим теперь то, во что превратилось белорусское FM-радио? Может, и нужно: все-таки это какие-то деньги, пусть и минимальные. Но получасовые блоки белорусской музыки на «Авторадио» были и пять лет назад - есть они и сейчас. Всю эту оттепель невозможно сравнивать с 1990-ми гг., когда весь этот музыкальный контекст был единственно важным и актуальным.

Сейчас фанаты белорусскоязычных групп - отчасти субкультура, тогда все было иначе: вспомнить ту же презентацию сборника «ПесняРок» (рок-музыканты поют песни Мулявина) - возможно ли сейчас что-то подобное? Тем не менее в нынешнем году на «Евровидение» подают заявки не только свежеиспеченные поп-зведы а-ля Пуля, но и Руся с этноджазовым коллективом Akana, записавшие «обрядовую свадебную песню в стиле фолк-индастриел», но, в отличие от Пули, не загадывающие ничего наперед и не обещающие прославить страну.

Возможно, изменения происходят не в области признания националистически настроенных белорусских групп в официозных кругах - скорее, случился желанный сдвиг в обратную сторону: происходит взаимопроникновение контекстов, и это важнее всего. Впечатляет не «Троица» на госТВ, а белорусскоязычные песни Atlantica и Da Vinci на одном сборнике с «Серебряной свадьбой» и Tanin Jazz. Впечатляют Ядвига Поплавская и Александр Тиханович на вручении наград проекта «Эксперты» (как это было год назад) и Петр Елфимов на белорусском оупен-эйре - аккурат между «Дюбелем» и «Палацам». Скорее всего, белорусским музыкантам действительно стало намного легче дышать. Правда, воздух при всем этом все равно «какой-то кривой».

TOP-5 КРОВОСМЕШЕНИЙ В БЕЛОРУССКОЙ МУЗЫКЕ

1. Двухполосная реклама компании «Будзьма» (занимающейся промоцией белорусскоязычной культуры) в сборнике «Шоу-бизнес Беларуси» - фактически гнезде белорусского околомузыкального трэша.

2. Раздолбайская российская группа «Барто», которая радостно матерится в эфире СТВ на «Звездном ринге»: в принципе, они всегда матерятся, что тут такого?

3. Возвращение «Синего Перца»: легендарного фестиваля андерграундной музыки, когда-то давно устраиваемого Леонидом Нарушевичем (группа «Князь Мышкин»). Нарушевич знает, когда возвращаться!

 

4. Уже почти год в медиапространстве не появляется никаких скандальных новостей о запрете либо отмене каких-либо концертов (не считая концертов, на которые просто не были распроданы билеты).

5. Нашумевшее в Интернете шуточное «Письмо ветеранов», где старички якобы возмущаются грядущим концертом Rammstein, всерьез перепечатал ряд белорусских новостных порталов. Правда, на деле выяснилось, что ветераны не имеют ни малейшего понятия, кто такие Rammstein, а сам концерт проводится в т.ч. стараниями госструктур.
Добавить комментарий
Проверочный код