Видео «БелГазеты»
Опрос онлайн
Ожидается, что декрет об обеспечительном депозите позволит бизнесменам не опасаться за свою свободу,если они выйдут за правовые рамки. Нужно просто заблаговременно положить не менее BYN50 тыс. на счет в Беларусбанке. От чего еще можно обезопасить граждан?
от призыва в армию
от бедных родственников
от оплаты коммунальных услуг
от вредных привычек
от прохождения флюрографии
№07 (730) 22 февраля 2010 г. События. Оценки

«Со службой в правоохранительных органах покончено»

22.02.2010
 


Спустя несколько дней после освобождения Александр Малаев прокомментировал «БелГазете» выдвинутые в отношении себя обвинения и пояснил, почему не считает себя виновным.

- Адвокаты утверждают, будто ваше уголовное дело не имеет отношения к охоте. Почему же, говоря о деле, все начинают вспоминать охотничий хутор в Глушице и шкуру рыси европейской, добытой незаконным путем?

- Действительно, какие-либо факты нарушения законодательства - административного или уголовного - при осуществлении охоты или рыбалки в деле, фигурантом которого я являлся, отсутствуют. Остается предполагать, что причина использования данной терминологии - результат первоначального недостоверного преподнесения информации в СМИ. Сам я никогда не держал в руках ружья, не являюсь ни охотником, ни рыболовом, на хуторе в Глушице никогда не был.

- Приговор четырем сотрудникам милиции, занимающим ответственные посты, - редкое событие. Какие отзывы приходилось слышать о вашем уголовном деле?

- Условия СИЗО КГБ, в которых я находился, практически исключали возможность получения мной какой-либо достоверной информации. Чувствовалось, что дело привлекло внимание широких слоев населения, но сыграло ли хоть какую-то роль его обсуждение в прессе и насколько правдоподобны были озвученные в ней сведения, пока не скажу - я еще не успел изучить преподносимую СМИ позицию и сделать о ней конкретные выводы.

- А на чем вы делали упор, доказывая свою невиновность?

- Опирался я на Уголовный и Уголовно-процессуальный кодексы, закон об оперативно-разыскной деятельности, - все те законодательные акты, которыми руководствовался в своей работе. Что касается оценки уголовного дела, позиция, изложенная в моем видеообращении летом прошлого года, не изменилась. Я полностью подтверждаю все сказанное.

- Что побудило вас записать видеообращение к президенту, на что надеялись?

- Я не видел другого способа бороться за правду. Насколько эффективным оказалось обращение, сказать пока не могу: я всего несколько дней на свободе, делать выводы пока преждевременно.

- Как попали в «дело охотников»?

- Все началось с доклада Миненкова о фактах нарушений в действиях сотрудников КГБ, осуществлявших проверку его служебной деятельности. Для проверки изложенных фактов, по прямому указанию руководства УВД и МВД, я в составе группы коллег и выехал в Жлобин. Свое обвинение и помещение в СИЗО КГБ связываю с тем, что по должности на тот момент фактически оказался старшим группы.

- Какие из действий могли повлечь претензии в ваш адрес?

- Сложно сказать, чем руководствовался КГБ в данной ситуации. Нарушений закона в своих действиях я не видел тогда и не вижу сейчас, они не доказаны. Изложить более детальные подробности не имею права, т.к. дал подписку о неразглашении данных предварительного следствия и судебного заседания.

- Чем планируете заняться в ближайшее время?

- Необходимо осмыслить произошедшее, привести в порядок нервную систему, поправить здоровье. Чем буду заниматься в перспективе - пока не ясно, однозначно могу лишь сказать, что со службой в правоохранительных органах покончено.

Записала Елена АНКУДО
Добавить комментарий
Проверочный код