Видео «БелГазеты»
Опрос онлайн
Что означают атаки российских СМИ на Беларусь?
это эксцесс исполнителя
после информобработки Украины настала очередь РБ
это заказ Кремля
атака СМИ - вымысел оппозиции
РБ надо прекратить поставки санкционных продуктов в РФ
РБ надо принять условия РФ в нефтегазовой сфере
Прайс-листы на сантехнику и оборудование для водоснабжения. Цены
alfaplast.ru
№07 (730) 22 февраля 2010 г. События. Оценки

Первый уже отстрелялся

22.02.2010
«Никакое это не «дело охотников»!»

Елена АНКУДО

На удивление тихо, без эксцессов и телекамер белорусского телевидения в минувшую среду Верховный суд огласил приговор по фигурантам т.н. дела охотников - четырем высокопоставленным сотрудникам МВД во главе с экс-начальником Главного управления по борьбе с коррупцией и экономическими преступлениями МВД Виктором Ермаковым. Один из осужденных, бывший начальник управления по борьбе с коррупцией и экономическими преступлениями Александр Малаев, умудрившийся еще перед своим арестом записать видеообращение к президенту страны, вышел на свободу.

Некоторое оживление у входа в суд вызвала бригада скорой помощи, без особого досмотра постового просочившаяся в помещение суда - к отцу Александра Малаева.Мужчине стало плохо в самом начале оглашения приговора, когда председательствующий по делу Руслан Анискевич приступил к оглашению назначенных обвиняемым сроков наказания. Все четверо обвиняемых, чьи должности следует произносить с приставкой экс- - полковник милиции Виктор Ермаков, Александр Малаев, начальник Управления по борьбе с коррупцией и экономическими преступлениями в стратегических направлениях УВД Гомельского облисполкома Дмитрий Баранов и начальник отдела по борьбе с коррупцией и экономическими преступлениями Жлобинского РОВД Леонид Миненков, - признаны виновными в совершении преступлений без права на обжалование и опротестование.

(На фото: После вердикта Верховного суда Александр Малаев твёрдо решил«покончить со службой в правоохранительных органах»)

СПРАВКА «БелГазеты». Уголовное дело в отношении высокопоставленных милиционеров было возбуждено весной 2009г. сотрудниками КГБ после масштабных проверок в Жлобинском районе. В начале апреля были арестованы Леонид Миненков и Дмитрий Баранов, несколькими месяцами позже - Александр Малаев. После ареста последнего в Интернете появилось его видеообращение к президенту, содержащее просьбу защитить МВД от «беспредела сотрудников КГБ». В свою очередь следственный отдел КГБ по Гомельской области направил в адрес министра внутренних дел Анатолия Кулешова представление «О принятии мер по устранению нарушений закона, причин и условий, способствующих совершению преступления». Из документа следовало, что обвиняемые превысили полномочия, «в отсутствии поводов и оснований» организовав и осуществив на территории Жлобина и Жлобинского района «комплекс оперативно-разыскных и проверочных мероприятий, направленных на дискредитацию сотрудника УКГБ по Гомельской области Г., выявившего нарушения при использовании охотничьей дачи в Глушице». На этом хуторе «Миненковым на протяжении длительного периода времени организовывались охоты и рыбалки с участием должностных лиц УВД и МВД». Одним из вещдоков по делу проходила шкура рыси европейской, якобы добытая во время незаконной охоты. Суд над милиционерами, обвиняемыми по статье УК «Превышение власти или служебных полномочий», стартовал в октябре прошлого года. Незадолго до вынесения приговора Виктор Ермаков, находящийся на свободе, был взят под стражу прямо в зале суда.

Расположившись в клетке в зале суда, экс-милиционеры широко улыбались своим родственникам, словно готовясь обнять их после долгой разлуки.

Сделать это смог только Малаев: согласно отдельному постановлению суда признанный виновным в «превышении служебных полномочий, повлекшем причинение существенного вреда правам и законным интересам граждан, государственным и общественным интересам», он освобожден от уголовной ответственности по амнистии и выпущен из клетки после оглашения приговора.

Прочие будут коротать время в колонии. Ермаков признан виновным «в злоупотреблении служебными полномочиями, совершенном из иной личной заинтересованности, повлекшем причинение существенного вреда государственным и общественным интересам»; Баранов - «в превышении служебных полномочий, повлекшем причинение существенного вреда правам и законным интересам граждан, государственным и общественным интересам, сопряженным с насилием». Миненков приговорен и за злоупотребление властью и служебными полномочиями, и за превышение служебных полномочий.

По решению суда Ермаков и Баранов лишены свободы на 3 года (в исправительной колонии в условиях общего и усиленного режима соответственно), Миненков - на 4 года общего режима. Всем троим запрещено занимать должности, связанные с выполнением функций представителя власти, сроком на 5 лет. А вот дополнительных наказаний в виде штрафа (к Ермакову и Миненкову) и конфискации имущества (к Баранову) не применено.

В иске о возмещении материального вреда к Баранову, предъявленном некой гражданкой Федоровой, признанной потерпевшей по делу, суд отказал. Приговор по резонансному делу завершали мелочи: 57 фотографий (видимо, речь идет о доказательствах охотничьей удали в Глушице) решено оставить при деле; некую «деревянную палку», по всей видимости, орудие насилия, вернуть в УВД Гомельского облисполкома. О хуторе Глушица в Гомельской области, где охотились милиционеры, и охотничьем трофее в виде шкуры рыси в приговоре не упоминалось.

«ОХОТА НА ВЕДЬМ»

На лицах адвокатов, выходящих из зала суда, была заметна некоторая растерянность: утверждая о полной невиновности своих клиентов, защитники не могли не признать определенной мягкости судебного решения. «Исходя из позиции обвинения, приговор мягче наказания, на котором настаивал гособвинитель, - подтвердил в разговоре с «БелГазетой» адвокат юрконсультации Новобелицкого района Гомеля Андрей Прокопенко (на фото), представлявший интересы Малаева. - На наш взгляд, обвинение не располагало существенными доказательствами виновности, но обжаловать приговор, скорее всего, не будем: по правилам, надзорная жалоба направляется на имя председателя Верховного суда, а это вряд ли повлечет изменения».

Комментируя по просьбе «БелГазеты» «дело охотников», Прокопенко в первую очередь скорректировал вопрос: «Да никакое это не «дело охотников»! В прессе просто упомянули это кодовое название, не имеющее отношения к действительности. Если уж говорить об охоте, то дело куда правильней называть охотой на ведьм. Раскрывать тайну судебного заседания я не могу, поэтому понимайте, как знаете».

Отказавшись комментировать факты якобы имеющегося противостояния между МВД и КГБ, озвученные в видеообращении Малаева, Прокопенко отметил: «О существовании обращения я узнал через Интернет после его обнародования. Этим поступком Малаев проявил гражданское мужество, и я доволен, что человек сказал правду. Однако сперва я опасался, не повлияет ли видеоролик на дальнейшее развитие событий. Но следствие молчало, не акцентируя на нем внимание».

Обсуждая завершившийся процесс, адвокаты сетовали, что он прошел в закрытом режиме. «Из последних слов обвиняемых можно было делать выписки, - призналась защитник Баранова Ирина Шабанова. - Это была юридически грамотная, четко выверенная речь. Удивляться этому не стоит, ведь все обвиняемые - юристы, на уровень которых можно было бы равняться».
Добавить комментарий
Проверочный код