Воскресенье, 4 Декабря 2016 г.
Видео «БелГазеты»
Опрос онлайн
Что означают атаки российских СМИ на Беларусь?
это эксцесс исполнителя
после информобработки Украины настала очередь РБ
это заказ Кремля
атака СМИ - вымысел оппозиции
РБ надо прекратить поставки санкционных продуктов в РФ
РБ надо принять условия РФ в нефтегазовой сфере
№07 (730) 22 февраля 2010 г. Общество

«В Чужом глазу…»

22.02.2010
 


В номере N6 (729) газеты «БелГазета» от 15 февраля 2010 года на странице 24 помещена каррикатура с комментарием следующего содержания: «По запросу Минобороны на белорусский язык переведены некоторые военные уставы, в т.ч. строевой, в котором определяются команды. Русским приказам «Смирно!», «Кругом!», «Стройся!» ученые из Академии наук предложили аналоги: «Смірна!», «Кругом!», «Стройся!».

Перевод предназначен для роты почетного караула. Пока только эта военная единица будет использовать мову при несении службы. Вместе с тем, очевидно, что академики не просто перевели приказы, но существенно изменили их смысловое содержание. Теперь благодаря стараниям белорусскоязычных лингвистов из Академии наук наша армия преобразится и похорошеет.

Речь идет, в первую очередь, о фантастическом приказе «Стройся!», который на белорусском значит совсем не то же самое, что на русском. Дело в том, что «строй» по-белорусски - не форма построения солдат, а мужской или женский строгий костюм. Когда говорится, что кто-то «у строі», это значит, что он одет в пиджак, брюки и галстук.

Белорусскоязычная команда «Стройся!», таким образом, содержит в себе приказ немедленно, прямо на плацу, вылазить из хэбэ, сапог и пилотки и наряжаться в рубашку, пиджак и т.д. Очевидно, что белорусскоязычный солдат, готовый «построиться», должен иметь у себя в рюкзаке аккуратно сложенный (неряшливости в армии не потерпят) костюм соответствующего размера. Снабжать армию костюмами, по всей видимости, должны лингвисты из Академии наук».

Оставим в стороне воображение и непозволительную для работника пера небрежность изложения и обратимся к авторитетным словарям белорусского литературного языка, данные которых сразу же обнаруживают полную лингвистическую некомпетентность автора приведенного выше пассажа.

Сравн.: Строй. 1. Рад, шарэнга салдат; воіны, пастроеныя радамі. Спец. Парадак размяшчэння ваеннаслужачых, падраздзяленняў, воінскіх часцей і баявых машын для сумесных дзеянняў. Спец. Састаў дзеючай арміі, воінскія часці, прызначаныя для непасрэднага вядзення баявых аперацый… Рассыпны строй - баявы строй пяхоты, у якім стралкі размяшчаюцца ланцугом на значнай адлегласці адзін ад другога; Выбыць са строю, Вывесці са строю, Выйсці са строю, Стаць у строй…;

Строіцца, строюся, строішся, строіцца, заг. стройся. 1. Станавіцца ў строй (у 1 знач.). Дзяжурны па роце, лейтэнант Гогаберыдзе, загадаў строіцца. Мележ. Правялі кароткі мітынг і пачалі строіцца ў калоны. Чарнышэвіч. (Тлумачальны слоўнік беларускай мовы. Т. 5, кн. 1. Мн., 1983. С. 341 – 342).

Сравн. также: строй воен. строй род. строю м; с. батальона строй батальёна; с. взвода строй узвода; с. отделения строй аддзялення; с. полка строй палка; вне строя па-за строем; двухшереножный с. двухшарэнгавы строй; одношереножный с. аднашарэнгавы строй; стоять в строю стаяць у страі. (Русско-белорусский словарь для военных. - Минск: Беларуская энцыклапедыя. 1996. С. 393).

Для справки. В белорусском языке омонимичная лексема строй употребляется также в значении «традыцыйны комплекс беларускага народнага адзення, характэрны для пэўнай мясцовасці»: слуцкі строй, кобрынскі строй (Энцыклапедыя літаратуры і мастацтва Беларусі. У 5 тамах. - Мінск, 1987. Т. 5; Тлумачальны слоўнік беларускай літаратурнай мовы. - Мінск, 1996), но ни в коем случае, как утверждает автор заметки, в значении «мужской или женский строгий костюм».

Таким образом, вопиющая безграмотность и некомпетентность автора заметки в «БелГазете», а также абсурдность обвинения в недобросовестности переводчиков «Воинских уставов» очевидна и не требует дополнительных комментариев. Остается только добавить, что, увлекшись «разоблачением» академических лингвистов, этот автор, по сути дела, допускает в официальном периодическом издании, зарегистрированным Министерством информации Республики Беларусь, высказывания, порочащие статус белорусского языка как государственного языка Республики Беларусь. Кроме того, автор заметки подвергает сомнению компетентность и авторитет народных писателей Беларуси И. Мележа, В. Быкова, К. Крапивы и др.


Директор Института языка и литературы имени Якуба Коласа и Янки Купалы НАН Беларуси, доктор филологических наук, профессор, член-корреспондент НАН Беларуси, председатель Международного комитета славистов А.А. Лукашанец

Письмо публикуется с сохранением стиля, орфографии и пунктуации оригинала


«ШЫХТУЙСЯ!»

«БелГазета» использует этот повод, чтобы еще раз выразить свое предельное уважение к белорусскому языку как одному из государственных языков и культурному феномену, а также подтвердить свое беспокойство о его чистоте, в связи с которым и была написана заметка «Боец от кутюр» (N6 от 15.02.2010г.). Неточность автора лишь в том, что он определил «строй» как «строгий костюм». Но суть проблемы от этого не изменилась: «строй» в белорусской традиции и лингвистике - это одежда, а не «шарэнга салдат». Что и подтвердили в интервью «БелГазете» авторитетные лингвисты Олег ТРУСОВ и Станислав СУДНИК.

ОЛЕГ ТРУСОВ*: «ФИЛОЛОГ НЕ МОЖЕТ ЗНАТЬ ВСЕГО»

- Ваше мнение о работе Института языка и литературы им. Я. Коласа и Я. Купалы, осуществивших по заказу Минобороны перевод на белорусский язык команд «Воинских уставов вооруженных сил РБ»?

- Вышеупомянутый институт поручил разработку этой терминологии людям, имеющим смутное представление о том, что такое армия, какие там есть правила и т.д. Сделать кальку с русского языка может любой - для этого не нужно быть директором Института языка и литературы НАН Беларуси. Тем более что многие советские словари состоят из огромного количества калек с русского языка, сделанных специально, чтобы язык превратить в какую-то непонятную «трасянку».

- Есть ли более удачные работы по белорусской армейской терминологии?

- Белорусская армейская терминология возникла давно, есть много литературы, есть словари, где прописаны нормальные команды - появились они еще в 1920-е гг. и использовались даже в Красной Армии во время белорусизации. Поэтому, конечно, делать кальку с русского языка, как это сделал Институт языка и литературы, на мой взгляд, просто смешно. И я целиком поддерживаю, как говорят, дружескую критику «БелГазетой» перевода по этому вопросу. Критика ваша - полностью нормальная. Молодцы, что это сделали.

Я вам советую обратить внимание на «Шыхтавы статут беларускага войска», который издал подполковник в запасе Станислав Судник. Судник - единственный человек, который составил и издал словарь белорусской армейской лексики таким тиражом. Этот человек командовал ракетным дивизионом на белорусском языке, сам разработал эту лексику и терминологию - и все его понимали и слушались.

- Какие еще недоразумения встречаются в наших словарях?

- В этих словарях можно найти и не такое: например, вместо «сякеры» пишут «тапор», вместо «пляцак» - «рукзак». В эти советские словари понапихали массу калек с русского - так что, мы теперь будем калечить наш белорусский язык, в каждом русском слове меняя букву «о» на «а»?

- В своем обращении, поступившем на адрес редакции, директор Института языка и литературы пишет об абсурдности обвинения в недобросовестности специалистов своего института...

- Честно говоря, в данном случае с компетентностью действительно есть вопросы. Такие вещи должны делать все-таки специалисты вместе с военными. Вот я, к примеру, на протяжении всей жизни разрабатываю строительную лексику, и когда я вижу, как наши филологи, не имея понятия об архитектуре, используют кальку с русских слов, то мне тоже смешно. Например, вместо «дахоўкi» пишут «чэрапiца».

Нужно понять одно: филолог не знает и не может знать всего - он не специалист во всех областях. Когда дело касается профессиональной терминологии, филолог должен работать вместе с компетентным специалистом, который знает, что это такое и где ударения ставить. Например, в армейских командах, если неправильно поставил ударение, - весь строй развалится на глазах. Если ты занимаешься армейской терминологией - пригласи Станислава Судника и еще пару офицеров-белорусов, посоветуйся с ними. И тогда не будет всяких нюансов. Судник, например, может конкретно указать на допущенные в работе Института языка и литературы ошибки.

- А почему тогда обиделись лингвисты из Института языка и литературы?

- Я считаю, что любой человек должен быть готов к критике, особенно - к конструктивной. Критика - это толчок к прогрессу. Эта критика ведь прозвучала не только в вашей газете: она прозвучала и по телеканалу «Белсат», и в газете «Наша Нiва» - по всей Беларуси. Просто вы сделали это более профессионально и жестко, более болезненно - тут вы молодцы, конечно. Поэтому я считаю, что вам надо ссылаться на словарь Станислава Судника, может, даже письменно попросить его изложить свое мнение - прислать им это и сказать: «Словари - это, конечно, хорошо. Но в советских словарях можно найти все, что угодно».

*председатель «Таварыства беларускай мовы імя Францішка Скарыны»



СТАНИСЛАВ СУДНИК*: «ЭТО БЕЗДАРНАЯ КАЛЬКА!»

- Неужели, повторив вслед за вами то, что «стройся» - это не по-белорусски», «БелГазета» действительно поставила под сомнение компетентность сотрудников НАН и выразила неуважение к государственному языку, как утверждает в своем письме г-н Лукашанец?

- «Стройся» - это по-белорусски, только если обозначает «оденься красиво», «устройся».

- Как тогда должна звучать армейская команда «Стройся!»? Как вы перевели ее в своем «Строевом уставе белорусской армии»?

- Шыхтуйся!

- В качестве доказательства вопиющей безграмотности автора г-н Лукашанец приводит артикул «Толкового словаря белорусского языка» 1983г., в котором «строй» объясняется как «рад, шарэнга салдат; воiны, пастроеныя радамi»…

- И что? В 1983г. вообще не было такого понятия, как «белорусская армия». Случилась потеря традиции - в 1920-е гг. не могли даже с грамматикой разобраться. Потом армейская лексика была проработана во время войны в т.н. белорусской краевой обороне. Следующий этап: конец 1980-х гг. - начало 1990-х гг. - белорусскоговорящими офицерами вооруженных сил снова была проработана армейская лексика. В 1992г. в Казахстане был издан мой «Шыхтавы статут беларускага войска», на основе которого я полтора года командовал уже в вооруженных силах Республики Беларусь - «Лева-фронт!», «Крокам руш!», «Зважай!», «Раўнуй!» и т.д. В то время Минобороны при поддержке академиков издало свой армейский словарь, в котором не было ничего белорусского. Зато было «Шагам марш!». Это даже не грубая калька - слова «шаг» просто нет в белорусском языке!

Вопрос стоит следующим образом: на сегодня в Академии наук нет ни одного специалиста по армейской терминологии. А в Минобороны нет специалистов по белорусскому языку. И крайне актуально создание научного центра, который бы на основе того, что уже есть, выработал нормальную белорусскую систему команд и уставы вместо используемых банальных, бессмысленных во многих случаях калек с русского языка.

- Т.е. «Смірна!», «Кругом!» и «Стройся!» - это не официальная, кодифицированная норма?

- В какой стране она кодифицирована? В БССР? Никакого подтверждения того, что армейские уставы утверждены на уровне Совмина, как это было в СССР, нет. Поэтому ни о какой кодификации белорусской армейской терминологии речи быть не может.

Если устав будет опубликован и утвержден хотя бы министром обороны, тогда можно будет говорить о более или менее официальном его статусе. И тогда спросим у министра, владеет ли он белорусским языком, раз утвердил подобный устав?

Ну да, отнесли заметку «БелГазеты» Лукашанцу, написал он вам гневное письмо, но от этого ничего не меняется. Они могут упираться как угодно, но они не владеют белорусской армейской терминологией. А если даже владеют, то имеется, судя по всему, политический заказ не отходить от русского языка.

- А каким образом «автор заметки подвергает сомнению компетентность и авторитет народных писателей Беларуси И. Мележа, В. Быкова, К. Крапивы и др.»?

- Писатели наши были умнее лингвистов. Да, они употребляли подобные слова, но в художественных произведениях и речи своих героев, которые служили в русскоязычной советской армии и не знали белорусской терминологии. Не мог Быков дать Сотникову в разговорной речи «Крокам руш!», поскольку Сотников - это дитя советской армии, употреблявший нормальные русские слова, произносимые на белорусский манер.

Как к переводчикам, употребившим кальки, претензий к сотрудникам Института языка и литературы у нас нет, у нас есть претензии к тому, что белорусскую систему армейских команд пробуют заменить кальками с российской системы.

У нас достаточно наработок, чтобы сделать свою собственную, цельную систему армейских команд, а не завязывать ее на российскую. Национальная система команд реально существует. Другое дело, что лингвисты НАН не хотят ее признавать. Ни разу институт не запросил наши наработки, не поинтересовался ни моим словарем, ни уставом. Не удосужились даже просто ознакомиться и сказать, что это, мол, не принимаем, с этим не можем согласиться.

Если у них словари 1983г., то для 1983г. такой устав, может, и подошел бы, а для 2010г. не подходит!



*бывший редактор газеты «Наше слово», подполковник в запасе, литератор и краевед
Добавить комментарий
Проверочный код