Воскресенье, 4 Декабря 2016 г.
Видео «БелГазеты»
Опрос онлайн
Что означают атаки российских СМИ на Беларусь?
это эксцесс исполнителя
после информобработки Украины настала очередь РБ
это заказ Кремля
атака СМИ - вымысел оппозиции
РБ надо прекратить поставки санкционных продуктов в РФ
РБ надо принять условия РФ в нефтегазовой сфере
№07 (730) 22 февраля 2010 г. Контекст

Умида Ахмедова: «Он рот открывает и не знает, какой вопрос задавать»

22.02.2010
 
Виктор МАРТИНОВИЧ

Такого в истории фотографии, да и просто здравого смысла, не было уже давно. 10 февраля суд Узбекистана - страны, с которой за хорошее поведение Штаты и Европа недавно полностью сняли санкции, - осудил фотографа за«клевету» и «оскорбление узбекского народа». Причина - в фотоальбоме Умиды Ахмедовой оказались фотографии щербатых стариков и «подметающих женщин», а также ветхих зданий и «отдаленных кишлаков». Образ сильного и процветающего Узбекистана, с новыми домами и современными городами, остался за кадром, за что фотографа и наказали.

Впрочем, тюрьмы Умиде Ахмедовой удалось избежать: прямо в зале суда она была амнистирована в честь 18-летия независимости Узбекистана. При этом ее вину суд счел полностью доказанной: своим альбомом «Женщины и мужчины: от рассвета до заката» и фильмом «Бремя девственности» она бросила тень на международный имидж своей родины.

Обвинение базировалось на экспертном заключении Комитета по делам религий, написанном с ошибками и таким языком, что из серьезного события суд рисковал превратиться в водевиль. Вот некоторые выдержки из этого документа - с сохранением стиля, орфографии и пунктуации оригинала: «В фильме есть кадры, которые не имеют никакого отношения к фильму»; «как будто специально показаны пейзажи отдаленных кишлаков, убогие здания»; «лицо намазано мукой, или непонятно чем»; «во многих фотографиях с удивлением убеждаешься, в каких отсталых условиях люди живут в кишлаках»; «руки невесты стоящей очень неуверенно, а рядом с ней кулак жениха… фотограф хочет сказать, что девушка, выйдя замуж полностью потеряла свободу и плачет»; «автор любит снимать подметающих женщин. Будто в нашем городе у женщин нет другой профессии кроме уборщицы»; «женщина, продающая с мокрой головой ковры»; «видишь безвкусицу, на заднем фоне кучу каких то одежд, пакетов, портящих настроение зрителя»; «в фотоальбоме царствует пессимистическое настроение»; «там жизнь показана очень некрасиво»; «иностранец, не видящий Узбекистан, придет к выводу, что это страна, где люди живут в средневековье»; «особенно старается показать наших женщин жертвами»; «альбом Умиды Ахмедовой сделан с корыстной целью»; «фотоальбом не соответствует эстетическим требованиям. Одним словом, надо остановить распространение данного альбома среди широкой общественности».

О том, как фотограф в принципе может кого-нибудь оклеветать с помощью камеры, обозреватель «БелГазеты» беседовал с Умидой АХМЕДОВОЙ.

- Признавайтесь: кому вы перешли дорогу? Обычно такие дебильные ситуации без кого-то конкретно оскорбленного не возникают…

- Все так говорят! Что есть некий один обиженный мной чиновник. Но я его не знаю! Видимо, произошло по принципу узбекской поговорки: «Ему сказали принести тюбетейку, а он ее вместе с башкой принес». Говорят, еще в 2007г. вышло постановление Совмина о том, что люди, сотрудничающие с международными организациями, должны заявлять об этом госструктурам. Мой альбом «Женщины и мужчины: от рассвета до заката» сделан в сотрудничестве с гендерной программой посольства Швейцарии. Может быть, власти разозлились, что я не информировала их об этом проекте?

- А как все началось? С вызова в ноябре 2009г. к следователю?

- Мне еще в мае 2009г. сказали, что в прокуратуре на рассмотрении лежит мой альбом. А вызвали… да, в ноябре. Причем следователей можно понять. Им нужно ловить хулиганов, а не в искусстве разбираться. Мой следователь дал интервью одному оппозиционному радио, они, видно, не предупредили его о том, что идет запись. Ну и вот следователь рассуждает: «Это же творчество! Если любит фотографировать - пусть фотографии дома держит. Чего она их показывает за рубежом?» Человек с представлениями такого уровня, который до сих пор за порядком в обществе должен был следить, занимался фотоальбомом. Очень много было абсурда.

Вот он рот открывает и даже не знает, какой вопрос задавать. Как его задавать? О чем? О фотографии? О гендере? Да и я тоже хороша! Теперь бы я не растерялась, но тогда была обескуражена, подавлена. Меня следователь угрозыска допрашивает! И вот - он не знает, что у меня спросить, а я не знаю, что отвечать! У меня ведь и страх был еще какой! Угрозыск! Шутка ли! Я улицу на красный свет никогда не перейду, а тут - следователь! Ну листает он альбом и спрашивает: вы чего на Запад так плохо снимаете? Почему негатив? Я ему говорю: «Я ведь занимаюсь этнографическими снимками». Тогда он и спрашивает:«А что такое этнография?»

«СЛЕДСТВЕННУЮ ГРУППУ СОЗДАЛИ ПО МОЕМУ ДЕЛУ»

- А как вы следователю объясняли, что такое этнография?

- Ну, как могла. Жизнь людей, мол. Думаю, надо было сразу нанять адвоката и общаться с ними через адвоката. А тут вдруг бах - я уже из свидетеля подозреваемой стала.

- Основная претензия - вы снимаете «убогие здания»

- Судебный процесс, прокурор - все это опиралось на бред «экспертного заключения». В его тексте говорилось про то, что альбом не подходит для воспитания молодежи. Мой адвокат на суде расспросил эту экспертную комиссию, которая готовила заключение. Оказалось, никто из них ни по образованию, ни по профессии никогда искусством не занимался.

- Да, но среди экспертов был человек, увлекающийся фотографией! И у него даже есть два фотоаппарата - «Зенит» и «Киев»!

- Да, да. Это был самый главный дядя, который подписал заключение. Сейчас мне этот абсурд вспоминать очень больно. Они ж даже следственную группу создали по моему делу!

СЧАСТЛИВЫЕ БЕДНЯКИ

- А почему вы все-таки снимали «убогие здания»? Почему не восхищались красотой современных улиц Ташкента?

- Да я сама из кишлака родом. Очень живописное место: горная местность. Люди живут по многовековым традициям. Я их даже не искала - просто смотрела по сторонам и снимала. Я всегда снимаю то, что люблю. Мне это нравится - фактура. По духу я не городской житель, хоть и живу уже 30 лет в Ташкенте. Ну и потом… неинтересно мне снимать роскошь. Для меня это не свадьба - когда подъезжают гости на лимузинах, когда стол, рестораны, роскошные наряды. Для меня такие свадьбы - оскорбление моего народа. Я стараюсь показывать наши традиции.

- Т.е. вы считаете, что настоящая жизнь - не там, где роскошь, а там, где бедность, где простые люди?

- Вы знаете, у богатых и бедных своя правда. У простого человека может быть проблема купить поесть, у миллионера, скажем, - дизайн личной странички в Интернете. Это не значит, что кто-то из них счастлив, а кто-то нет. Ощущение счастья от доходов не зависит. Оно не зависит от того, прошел ли у тебя дома ремонт. От того, насколько отдален твой кишлак от Ташкента. Вы посмотрите, они ведь там, в горах, нормальные, здоровые люди. Едят чистые продукты, пьют молоко. На моей выставке в Копенгагене одна европейская зрительница восхитилась:«Ну надо же! Какие они счастливые!»

«Я И СМЕЯЛАСЬ, И ПЛАКАЛА»

- А может ли фотограф в принципе клеветать?

- Мне кажется, фотохудожник клеветать не может. Вот какой-нибудь папарацци снимет вас в том виде, в каком вы себя видеть не хотите, не вполне одетым, например. Вот это можно назвать фотографической клеветой. Потому что мы не хотим показывать свое голое тело. Не хотим показывать, как мы отдыхаем или пьем. Или деремся с кем-то. Клевета - это, наверное, то, что может испортить чью-то карьеру, чью-то жизнь. Но как документалист или фотохудожник может оклеветать? Абсурд!

- Мне кажется, даже папарацци не могут клеветать. Их «грех» - вмешательство в личную жизнь. Ведь фотоаппарат - оптический прибор. Он клеветать не может…

- Да, это более корректное определение. Фотоаппарат просто отражает реальность.

- Когда вас судили, было страшно или весело? Читая экспертное заключение, не веришь, что к этому можно было относиться всерьез!

- Я и смеялась, и плакала. Плакала потому, что не знала, что со мной будет после суда. Потому, что эта ситуация нарушала мой личный покой. Но когда мне в руки попал текст экспертизы, мы тут все так хохотали!

«Я НЕ УВЕРЕНА, ЧТО СМОГУ ДАЛЬШЕ СНИМАТЬ»

- В европейской фотографии пошла некая мода на съемку жизни простых людей. Известнейшие мировые фотографы едут в бедные страны, в Африку например, снимают там вещи, которые по европейским меркам впечатляют именно нищетой. Можно ли сказать, что власти Узбекистана просто не поняли этой тенденции?

- Знаете, мы ведь до сих пор по-советски считаем, что иностранец, который тут бегает с фотоаппаратом, обязательно хочет осквернить нашу родину. Европу всегда привлекает экзотика, другие лица. Нельзя сказать, что нищета стала модной. Она всегда была модной. Однако то, как именно ее снимают, зависит от конкретных персоналий. Один фотограф ищет в горячей точке сюжеты, рискует жизнью. Второй - снимает жизнь в своей стране так, что просто закачаешься. Ведь другой мир можно найти даже в своей стране!

Кому-то нравится путешествовать, смотреть мир, кому-то - снимать чернуху, кому-то - не выезжать из родного города. А жизнь простых людей снималась всегда.

- Вы сделали какие-нибудь выводы из этой ситуации?

- Да печально мне от всего этого! Я еще на суде одному из экспертов сказала: «Мне очень больно, что вы подписались под этим документом. Это означает, что вся моя многолетняя работа перечеркнута. В моей стране, где все так красиво и разнообразно, где жизнь яркая и интересная, можно снимать только официальное». Я вообще не уверена, что смогу дальше снимать после всего этого. Но буду стараться, конечно.

СПРАВКА «БелГазеты». Умида Ахмедова родилась в Паркенте (Ташкентская область). Начала знакомиться с фотоделом в 1977г., когда поступила в культпросветучилище г. Владимира (Россия). В 1981-86гг. училась во Всесоюзном госинституте кинематографии, на кинооператорском факультете; в 1970-90гг. - кинооператор киностудии документальных и научно-популярных фильмов Узбекистана. В декабре 2009г. за фотоальбом «Женщины и мужчины: от рассвета до заката» в отношении нее было возбуждено дело об «оскорблении узбекского народа», Ахмедова объявлена в розыск. 10 февраля 2010г. признана виновной, осуждена, амнистирована.
Добавить комментарий
Проверочный код