Видео «БелГазеты»
Опрос онлайн
Что означают атаки российских СМИ на Беларусь?
это эксцесс исполнителя
после информобработки Украины настала очередь РБ
это заказ Кремля
атака СМИ - вымысел оппозиции
РБ надо прекратить поставки санкционных продуктов в РФ
РБ надо принять условия РФ в нефтегазовой сфере
№05 (728) 08 февраля 2010 г. Тема недели

Контрол + сэйв

08.02.2010
Придавить, чтобы росло

Виктор МАРТИНОВИЧ

Великий и ужасный указ о национальном сегменте Интернета подписан. Из документа исчезло большинство одиозных пунктов, скажем, в требованиях к провайдерам учет «абонентов» заменен на учет «абонентских устройств». Но кое-что осталось, например паспортизация посетителей интернет-кафе или ограничение доступа к отдельным сайтам по запросам пользователей. Впрочем, есть одно обстоятельство, заставляющее указа не бояться.

IT-специалисты сравнивают документ с попыткой дать пенделя солнцу и заставить ветер стоять по стойке смирно на ковре. IT-специалисты не понимают, что указ причесывает не трафик - его-то как раз не причешешь, указ причесывает человеческую психику, и так в белорусском случае отшлифованную годами стабильности. Если рассматривать его в субъективном ключе, именно человеческий страх, а не автоматизированные средства контроля и не какие-то там фильтры являются его главным действующим лицом: полезешь ли ты на оппозиционный ресурс, зная, что он запрещен, и зная, что они знают, что ты лезешь на него?

Вот этот вопрос - главный после введения документа в силу. Впрочем, страх - индивидуальное дело (и болезнь) каждого. Хочешь - бойся, не хочешь - сиди, где тебе угодно. Все равно - тут уж IT-специалисты правы - не найдут, если нормально шифроваться, да и искать не станут: нас таких сотни тысяч, а ищущих - в лучшем случае полторы сотни.

Так что страх этот не имеет ничего общего со свободой слова и демократией, что бы там ни говорили представители Евросоюза. В России, где блогеры сидят по тюрьмам и СИЗО, нет проблем с Интернетом, в Беларуси, где несколько идеалистов решили поставить по стойке смирно ветер, - есть. Конечно же, пресс-секретарь верховного представителя ЕС по вопросам внешней политики Лутц Гюльнер не читал белорусского закона об Интернете, иначе бы не связывал его со свободой слова, скорее - с некой тонкой игрой на нервах пользователей, для понимания которой нужно уехать из сытого ЕС и пожить пару лет здесь, в Беларуси.

Один из наиболее известных белорусских блогеров Александр Класковский полагает, что Беларусь таким образом «обновила имидж полицейского государства», про который в мире уже начали забывать. Собственно, для такого заявления достаточно просто общей интенции указа, направленной не на то, чтобы разрешать, давать больше свободы, а на то, чтобы брать под контроль, упорядочивать. В этом смысле любой документ, даже отменяющий требование об обязательном предоставлении паспорта при покупке SIM-карты сотового оператора, в преамбуле которого будет написано «с целью упорядочивания…», обречен на восприятие именно как «полицейский». Такова уж наша риторическая культура.

Впрочем, есть все основания полагать, что указ N60 не так прост, как его малюют. Возможно, то, что большинство пользователей Байнета поняло как попытку удушения, на самом деле является судорожной попыткой дать второе дыхание. И суть этого «второго смыслового дна» документа в том, что тут, опять же из-за специфики политической культуры, либерализировать что-то, предварительно не создав иллюзию полного контроля, невозможно.

Вслушаемся в слова самого крупного игрока Байнета, основателя Тut.by Юрия Зиссера. Накануне он выражал осторожный пессимизм по случаю указа, а тут вдруг 3 февраля выразил весьма неосторожный оптимизм, в результате чего был обвинен местными «диссидентами» в прославлении документа. Зиссер внезапно стал утверждать, что из текста исчезли все репрессивные пункты, причем сделал лестный для белорусской общественности вывод, что виновато в этом давление самой общественности. Зиссер дал неоднозначно понять, что встречался по крайней мере с двумя деятелями власти - главой администрации президента Владимиром Макеем и помощником президента Всеволодом Янчевским: «Если раньше чиновники боялись Интернета как огня и к компьютеру подойти не знали с какой стороны, то, похоже, что нынче в администрации появилась новая генерация вроде Владимира Макея, с которым я лично сталкиваюсь по работе в ОКС и пока что получаю сугубо положительные впечатления, и Всеволода Янчевского, который с Интернетом на ты. Он понимает, что по ценам на рабочую силу белорусы не смогут сколько-нибудь долго конкурировать с китайцами, которые за $100 готовы в реку броситься».

Внезапная смена риторики Зиссера, сопровождаемая упоминанием фамилий Макея и Янчевского, а также прямыми ссылками на личные встречи, не оставляет сомнений в том, что послужило причиной очарованности указом N60. Что, в общем, понятно, т.к. и Макей, и Янчевский являются талантливыми риторами, способными убедить кого угодно в чем угодно. Здесь важно не то, почему Зиссер приобрел именно такое мнение об указе, но то, почему он это сделал после встреч именно с этими персонажами. Янчевский и Макей, напомним, представляют группу либералов во власти. Их причастность к указу, который Класковский называет обновлением «полицейского» имиджа Беларуси, удивительна. Так, может, указ - не полицейский и все мы чего-то не поняли?

Нет, мы далеки от заблуждения, что Макей или Янчевский не могут начать однажды зажимать гайки. Работа чиновника заключается в том, чтобы реализовывать поручения главы государства, и будет такое поручение - придется исполнять, причем изо всех сил. Нет, дело в том, что в окружении президента есть люди, умеющие зажимать гайки куда более талантливо, чем Макей и Янчевский. И вот само появление этих двоих рядом с проблематикой указа, очерняемого всем миром, заставляет задуматься о его истинной сущности.

Напомним, в кругу властных либералов уже давно генерируется идея создания второго интернет-провайдера и разрушения монополии «Белтелекома». Была подготовлена база для того, чтобы вторым провайдером внешнего шлюза стал Парк высоких технологий (ПВТ), а недавно Янчевский был назначен зампредом Наблюдательного совета ПВТ. И вот на фоне этого не председателем КГБ Вадимом Зайцевым и не главой Совбеза Леонидом Мальцевым, а либералами готовится документ, «упорядочивающий Сеть».

И явственно видишь, как все могло происходить: доклад главе государства с предложением второго провайдера, диверсификации круга поставщиков услуг, развития инфраструктуры Wi-Fi - и резонный ответ: «Да там и так бардак и мусорка! Там и так порнография, Шеремет и «Хартия», а вы еще развивать собираетесь!»

И вот появляется проект, который не столько «строит» ветер (который построить все равно невозможно), сколько производит тонны флуда о том, что права ветра нарушаются. И всем, включая Зайцева, Мальцева и самого Александра Лукашенко, становится понятно: Интернет взят под контроль. Ведь визжат! Стало быть, прижали! И теперь можно идти дальше и переходить к приятной части плана, которую никто просто не заметит. Обратите внимание: в документе появляется новый субъект работы с Интернетом - пресловутый Оперативно-аналитический центр при президенте (ОАЦ). И этот субъект не подчинен ни Мин-связи, ни «Белтелекому», а это принципиально новая ситуация!

Что до самой картины искусственного дыхания, принятого пациентом за удушение губами, то тут удивляться не приходится. Повторимся: такая уж у нас демократия, что без капельки тоталитаризма в нее просто никто не поверит.
Добавить комментарий
Проверочный код