Видео «БелГазеты»
Опрос онлайн
Что должен сделать глава МВД Игорь Шуневич, чтобы вернуть веру общественности в милицию?
лично пройти испытание на детекторе лжи и опубликовать результаты в СМИ
снять с ОМОНа функции обеспечения правопорядка
инициировать неучастие милиционеров в суде в ранге свидетелей
расформировать ГАИ по украинскому опыту
уволить сотрудников, замешанных в громких скандалах
Шуневича спасёт только отставка
№05 (728) 08 февраля 2010 г. Автостоп

Гоблины в «копейке»

08.02.2010
 
Евгения СЕМЕНОВА

Разбор ДТП в городской ГАИ на минувшей неделе прошел в гнетущей атмосфере: унылая масса штрафников вяло шевелилась, не общалась между собой, обреченно внимала советам инспектора. Некоторые сентиментальные нарушители выходили из актового зала в слезах - чувствовалось, что с ними произошло духовное перерождение.

Особенно много на этот раз было проштрафившихся должностных лиц, повинных в том, что выпустили на линию лихача безо всей необходимой документации. «Я не водитель - я должностное лицо, - признался один из огорченных штрафников. - На подшипниковом заводе работаю. Шел водитель с грузом, заверил меня, что врача уже прошел, давай, мол, без лишних формальностей! В итоге его тормознули, а врача-то он и не прошел. Я только четвертый месяц работаю - и такое горе. Больше не пущу на линию, пока не покажет штамп, и никаких гвоздей. Мне теперь плати из своего кармана Br70 тыс., время-то нелегкое, чтобы швыряться такими суммами. Больше не буду таким доверчивым, эх, жалко!»

Из всех должностных лиц, обведенных вокруг пальца водителями или беспощадно ими подставленных, он оказался самым человечным. Другой «выходец» из актового зала пригрозил, что немедленно «даст водиле в пятачок». Повествуя об аналогичной беде, он дрожал от нетерпения и не мог устоять на месте - пятился, дергался и пересекал коридор размашистыми скачками, явно стремясь приблизить час расплаты. Третий мрачно сообщил, что «выпустил дурачка на линию с неисправным спидометром».

Дальнобойщик Саша в шапке набекрень, без зубов и медстраховки был немного зол: отсутствие полиса обошлось ему в Br175 тыс. «Попался за такую ерунду, на грузовой выехал! У нас все очень жестко, хотя ко мне еще по-человечески отнеслись - к дальнобоям ведь другое отношение, мы профессионалы. Кто на легковой, непрофессионал, тех дручаць они по полной. Да и что с ГАИ спорить - ну виноват, так виноват. У них тоже есть люди, с которыми нормально можно говорить, а есть дураки. С 1979г. на межгороде работаю. Езжу на Россию регулярно, вот там менты - звери. Там вырвешься из лап только за деньги - только «дай, дай, дай». Попался - он найдет, за что тебя вздручыць, даже если и не за что. Отдал - поехал».

Здесь такие смутные времена давно миновали: «Сейчас жестокие у нас правила стали, ох жестокие. Раньше мог откупиться как-то, а сейчас трудно. Штрафы слишком большие, первый раз за пьянку 35 БВ, во второй лишают. Мне 50 годов, попадал за скорость, но аварий у меня не было. Кто любит полихачить - те к ним в лапы и попадают, вот в зале сейчас за пьянку лишают. Тише едешь - дольше с правами будешь. Сосед у меня раз попался «Стреле», заплатил Br400 тыс., во второй раз на полгода лишили - за вторичное попадание в цель». Он тяжело вздохнул.

В «предбанник» перед актовым залом вбежала пышная жгучая брюнетка в черном одеянии то ли мрачного гота, то ли строгой секретарши, заглянула в зал, в ужасе отшатнулась и принялась названивать начальнику: «Ой, всё, на работу сегодня не приду уже, хотя думала, что приду! Они там все сидят! А моя фамилия на «Ч» начинается, зачем я к трем пришла, надо было идти вечером! И зачем я такая дура?» В трубке слышалась гнетущая утвердительная тишина: начальство проявило в последнем вопросе молчаливую солидарность. Тут из зала как ошпаренный вылетел еще один нервный переговорщик с телефонной трубкой, оравший в нее что было мочи. Обрывки разговора послужили косвенным доказательством тезиса, недавно изложенного дальнобойщиком Сашей - деньгами белорусского гаишника не проймешь: «Эй, меня на полгода лишили! Он тебя обманул! Он же говорил - на 100% решит вопрос! Вот и помог, собака. Да никуда он документы эти не возил! Если сказал 100%, почему на полгода лишили?» Трубка возразила, что без помощи упомянутого опекуна нарушителя лишили бы прав на три года, чем вызвала новый приступ ярости: «Какие три года! На три года лишают за пьянку! А он тебя просто надурил, когда помочь обещал».

Женщины-нарушительницы в основном отличались фаталистическим мировоззрением. «Наука нужна, - ошарашенно бормотала в коридоре тетушка во всем белом, пожилая интеллигентка в очках. - Это все мне наука, поделом мне». Черная меланхолия распространялась среди штрафников эпидемически. Вслед за женщиной, горько плача, из зала вышел низкорослый отрок: «Превысил второй раз скорость, лишили сразу на полгода. Должна же быть хоть какая-то человечность в отношении! Обращаются просто как с пустым местом, будто я зверушка какая-то. Ведь на то и разбор, чтобы они учли все обстоятельства, а они сразу высшую меру впаяли изо всех предусмотренных! Не учли никаких смягчающих обстоятельств - я студент, нахожусь на иждивении у родителей… Ведь глупая ситуация была - маршрутчик уступил, ну я и полетел!» При этом светлом воспоминании он улыбнулся сквозь слезы.

Также в коридоре обреталось создание на шпильках, поджидавшее «попавшегося приятеля»: «Какое-то у него там было происшествие с общественным транспортом - кажется, с троллейбусом… Они же наглые такие. Говорят, когда водилы в парке на обед собираются, начинают друг другу травить «веселые истории» - кто как и сколько раз кого подрезал. Это у них такое развлечение. А особенно бабы наглые. Я тоже посигналила одной такой бабе на тралике - она меня на встречную полосу вытолкала. А когда стояли потом на светофоре, она трехэтажным матом меня обкладывала при пассажирах, кричала, что сейчас прямо идет мне морду бить…»

Сама она водит недавно и в неприятные ситуации почти не попадала, если не считать «гоблинов на дороге»: «Такие уже существа за руль садятся, аж страшно… Меня подрезают вечно - так, забавно им. Знакомая рассказывала, на перекрестке возле Фрунзенского исполкома есть кусочек дополнительной крайней полосы - для заезда на остановку городского транспорта. Все, кто едет по крайней правой, там упираются в задницу автобусу или вынуждены для перестроения пропускать всех, кто едет слева. Вот едет она себе по второй полосе, а в автобус на остановке уперлась старая ржавая «копейка», в ней два гоблина, на крыше привязан холодильник «Атлант». Когда она поравнялась со всем этим добром, гоблин N1 вдруг решает, что ему уже надоело всех пропускать. Он резко выкручивает руль, газует и летит прямо ей в переднюю правую дверь, она сигналит, истошно орет, тормозит с визгом и шарахается влево. Опускает стекло и говорит ему всю горькую правду. Он показывает средний палец и едет дальше, подрезает ее, становится впереди. Она опять его объезжает. Он не сдается, пытается догнать и начинает так же играть с джипом. Мужик на джипе не стал цацкаться - заехал ему вперед да и притормозил резко. У бедного гоблина аж шапка слетела, так тормозил». По ее версии, именно «из-за таких гоблинов тут половина зала и оказалась на разборе», а другая половина зала - «сами гоблины».
Добавить комментарий
Проверочный код