Видео «БелГазеты»
Опрос онлайн
Что означают атаки российских СМИ на Беларусь?
это эксцесс исполнителя
после информобработки Украины настала очередь РБ
это заказ Кремля
атака СМИ - вымысел оппозиции
РБ надо прекратить поставки санкционных продуктов в РФ
РБ надо принять условия РФ в нефтегазовой сфере
№03 (726) 25 января 2010 г. Общество

Выйти святым из воды

25.01.2010
 
Дмитрий РАСТАЕВ

В ночь на 19 января православные верующие встречали Крещение Господне, или Богоявление. В благоговейной иерархии массового сознания это третий по значимости праздник после Пасхи и Рождества. А то и второй. Если не первый.

Пожалуй, нет в церковном календаре другого праздника, вокруг которого народное воображение накрутило бы столько кренделей. Если внимать старинным поверьям, то какие только чудеса не творятся в крещенскую ночь: «Перестает дуть ветер, животные говорят человеческими голосами, сны становятся вещими, на деревьях распускаются цветы и зреют золотые яблоки, святые спускаются на землю и ходят среди людей, а небеса на мгновение открываются, и у человека, видевшего это чудо, исполняется любое желание». Но главное чудо Крещения - вода, которая «во всех реках и источниках освящается в крещенскую ночь самим Господом Богом».

Когда у славян появилась традиция сигать голышом в освященную воду, сказать трудно. Но точно не вчера и даже не в 1994г. - гораздо раньше. Традиция жива и по сей день, а единственная угроза ее существованию - аномально теплые зимы. Но нынешняя-то показала, где членистоногие зимуют!

Да и денек на Крещение выдался просто чудо - пушкинские мороз и солнце, чистейшей синевы небо... После того как в храмах прошла служба с великим водосвятием, одни выстроились в очередь к церковным краникам, другие потянулись на реки и озера, чтобы искупаться в крестообразной проруби - иордани - «смыть с души все грехи».

И хотя спроси, что такое грех, большинство купальщиков вряд ли ответят осмысленно, а некоторые даже согласятся с тем, что в калейдоскопичной мозаике бытия с его сложными причинно-следственными связями антитеза «грех-не грех» вообще лишена смысла - все равно из проруби каждый купальщик выйдет с лицом школьника, которому простили найденные в пальто сигареты.

Купель во льду борзой Березины бобруйчане прорубили еще накануне, в сочельник. Приличная такая полынья вышла, три метра на полтора. Как она не замерзла за ночь - диву даешься: мороз трещал не по-детски, столбик термометра топтался в районе -14°С. Но нет, не замерзла, только сверху покрылась ледяной кашицей.

К двум часам пополудни у проруби собрался народ. Все ждали батюшку. К тому времени, когда священник взялся за Евангелие, люди потихоньку начали сбрасывать на снег шубы и расшнуровывать ботинки. «Ну, с богом!» - дождавшись, пока батюшка трижды окунет в воду крест, мужчина лет 50 первым вошел в купель и, перекрестившись, скрылся под водой. В это время у края проруби, ловя удачный кадр, суетились местные фотографы. «Мужик, а мужик, ты, когда будешь выныривать, сделай побольше брызг, ладно?» - деловито наставляли они купальщиков.

Тут же рыскали и телевизионщики, отлавливая тех, кто уже «сделал брызги» и, накинув на плечи полотенце, бежал к раздевалке. «Можно мы у вас интервью возьмем?» - схватила за руку раскрасневшегося ныряльщика невнятная девица с микрофоном. Тот растерялся, кивнул, и мастера голубого экрана принялись неспешно перетыкать какие-то шнуры у себя на камере. Ныряльщик терпеливо ждал, хотя и начал уже вытанцовывать зубами джигу. «Люда, ты же, блин, человека сейчас заморозишь!» - попенял телевизионщикам парнишка в кепке, и девушка со шнурами повела своего респондента в здание лодочной станции.

Те, кто не рискнул войти в дымящуюся прорубь, переминались с ноги на ногу на высоком берегу и живо обсуждали происходящее. «А холодно только, пока на льду стоишь, пока в воду не окунешься. В воде-то щас теплей, чем на воздухе», - доказывали они друг другу, но нырять в «теплую» воду как-то не торопились. Соответственно, и настроение у них было далеким от благолепного, с нотками едкой провинциальной язвительности: «В России вон и мэры, и губернаторы на Крещение в прорубь лезут. Путин даже, наверное, лезет. А наших тузов что-то не видно сегодня в проруби». Критически настроенный ум, не омытый святой водой, тут же нашел объяснение этому странному обстоятельству: «Так, наверное, в прорубь с коньками не пускают. Ага… Гы-гы… Клюшкой, наверное, креститься неудобно».

Зато те, кто уже побывал в купели, пробегали мимо язвительных земляков с эйфорически выпуклыми глазами: «Ух, хорошо-о-о… Как второй раз родился. Мужики, что вы тут торчите, г…но растираете? Давайте сымайте штаны - и в воду. Это же святое дело!»

«МЫ ПРОСИМ У НЕГО НЕ ТОГО…»

Столько людей, сколько 19 января, не увидишь у православного храма ни в какой другой день. Даже во время Крестного хода на Пасху. Человеческий ручей, берущий начало у емкости с освященной водой, порой разливается на квартал, а то и на два. Сторонний наблюдатель, не знакомый с тонкостями национального богостроительства, при виде этой картины может воскликнуть: «О, в Беларуси так много верующих!» На самом деле не так все пушисто: когда нет праздника, церкви стоят полупустые, люди редко ходят на службы в будние дни. Да и в праздники церковное многолюдье весьма относительно.

Так, по данным МВД, в богослужениях по случаю Крещения приняли участие около 66,5 тыс. человек. Это из тех 9,489 млн., которые Белстат взял на карандаш в ходе последней переписи. Возможно, подход не совсем научный, но, даже если дифференцировать по возрастным группам, как-то не очень вяжутся эти 66,5 тыс. с утверждениями иных чиновников, будто в Беларуси «более 80% населения - православные». Как вообще опознать, православный человек или нет, если не по делам его? По фамилии, что ли? Если Киселевич - то да, а если Кислевский или Кацнельгоц - то ой?

Сама церковь, впрочем, не вязнет в процентных дебрях, задаваясь куда более жизненными вопросами. Секретарь Бобруйской епархии, настоятель Свято-Иверского храма отец Сергий КОРОВИНСКИЙ признает, что вопросы эти «сложные, но насущные», и, чтобы полно на них ответить, нужно «как минимум несколько бесед и чашек чая».

- Почему православными белорусы «становятся» лишь по великим праздникам, а в остальные дни церковь для них как бы и не существует?

- Для этих людей церковь все же существует. Просто в повседневной суете им сложно определиться с приоритетами. И работа нужна, и семья нужна, и деньги нужны, и к родителям съездить нужно. Весной - огород, осенью - урожай... Голова кругом и один выходной - как все успеть? Многие забыли, чту для них главное в жизни. А главное - бог. Если жизнь с богом будет главной целью, на свои места встанет и все остальное: семья, родители, дети, работа. И - что важнее всего - душа обретет успокоение и радость.

- Либерально настроенная публика считает, что рано или поздно необходимость в церковных институтах отпадет и люди смогут «разговаривать с богом без посредников»...

- Действительно, многие сегодня говорят: я и без посредников могу общаться с богом. Если так, то очень хорошо, это и есть главная цель церкви - бог изначально ждет нашего общения с ним. Но, присмотревшись, как происходит наше общение с богом, увидим, что зачастую мы просим у него не того, что нужно было бы. Хотим как лучше, а получается как всегда. Для того и нужен многовековой опыт церкви, чтобы люди научились просить так, чтобы потом не было мучительно стыдно за свои просьбы. Ведь мы порой не знаем даже, чего просим и чем это может для нас обернуться! Помните, в фильме «Рассекая волны» женщина просила бога, чтобы муж был всегда рядом, и как результат - авария, муж на всю жизнь прикован к постели. Бог слышит наши просьбы, но сможем ли мы потом жить с тем, что у него выпросили?

- В свою пору западная церковь претерпела ряд серьезных реформ, модернизируясь созвучно вызовам времени. Можно ли говорить о том, что время сегодня стучится и в двери православной церкви?

- А что означает слово «церковь»? С греческого языка оно переводится как «собрание верующих». То есть мы с вами и есть церковь. Вот и ответ - если мы современные люди, то и церковь наша современна.

Бобруйск
Добавить комментарий
Проверочный код