Воскресенье, 11 Декабря 2016 г.
Видео «БелГазеты»
Опрос онлайн
Что должен сделать глава МВД Игорь Шуневич, чтобы вернуть веру общественности в милицию?
лично пройти испытание на детекторе лжи и опубликовать результаты в СМИ
снять с ОМОНа функции обеспечения правопорядка
инициировать неучастие милиционеров в суде в ранге свидетелей
расформировать ГАИ по украинскому опыту
уволить сотрудников, замешанных в громких скандалах
Шуневича спасёт только отставка
№01 (724) 11 января 2010 г. Мнения

Параллелей больше нет

11.01.2010
«В Бобруйск!»

Дмитрий РАСТАЕВ

Давеча по ОНТ «Царя» показывали. Вечерком. В самый прайм-тайм. Да нет, я не вру, честное благородное слово! Они еще «Плошчу» бы показали. Нет, я просто чему удивляюсь. Тут когда «Царь» ведь только в прокат еще выходил, злые языки, кали их железом, параллели проводить начали, аналогии стали выискивать с современностью. И ведь, еди их ложкой, не только с российской!

«Это какие такие аналогии, щучий ты сын?» - спросит меня суровый внутренний голос. Так, отвечу, понять их немудрено. Они ведь, собаки, на что намекают? Концентрация власти в одних руках, пренебрежение мнением народа, усиление роли карательных органов, борьба с инакомыслием... Разве эти прекрасные черты только российской внешности свойственны?

Хотя вот лично меня, товарищ голос, удивило как раз другое. Наиболее прямой вышла параллель даже не с самим Иваном Грозным. Хотя, скажу честно, выражение его глаз - то немилостивое, то умильно-отеческое - мне весь фильм что-то смутно напоминало. Но нет, куда очевиднее вышла параллель с шутом Вассианом. Вот уж в чьем образе отдельные представители наших «чэсных» СМИ получили свое отражение по самые ни ля-ля!

Вассиан в «Царе» - квинтэссенция угождения власти со стороны, так сказать, информационно-развлекательных служб. Он и ковер ему под ножки подтащит, и подскажет, на какой дыбе лучше измену корчевать, и веру в царя демонстрирует нечеловеческую: «Яви, государь, чудо! Прикажи молнии жахнуть сюда! Тебе ведь и молнии повинуются!» Государь скромничает, но верит.

Хотя Вассиан ему, в общем, не шибко и симпатичен. Так, держит при себе, как чучелко говорящее, которое скорее раздражает, чем веселит. А вот в кого Иоанн действительно вслушивается, чье слово для него - как огонь режущий, так это митрополит Филипп Колычев. Вот где для Грозного жало-то в кость! И понимает ведь он - и это ему всего больней - что по большому счету не властен он над Колычевым. Всей своей мощью чудовищной - не властен.

Ну, в пыточной может он его пополоскать, ну, голову племянника отрубленную в руки сунуть, в монастырь, наконец, может законопатить. Только не докажет он этим Колычеву ничего, не сломит он этим Колычева. Нет у Грозного силы духовной. В чем сила, царь? А у Колычева есть эта сила. Потому и страшится его Иоанн.

Страшится, но - уважает. Ведь Колычев - это не мнимые «изменники», которых Бангалорами на плаху сгонять можно, а они только и будут, что рядиться между собой, кому слева на той плахе стоять, кому справа. Нет, Колычев - иной. Он живет не сиюминутностью, не шкурным моментом, и вечные ценности для него не абстракция, не кролик из рукава, которого можно достать, а можно и придержать, по ситуации. Ради торжества этих ценностей он готов выдержать всё - и пытку, и голову отрубленную, и гибель лютую.

А вот тут, товарищ голос, параллели наши кончаются, обрываются, как струя Ипокрены. Потому что ни в российской современности, ни в белорусской нет такой силы, что могла бы царю в глаза сказать: «Не вижу государя!» - и царь содрогнулся бы в ужасе, чувствуя высшую правду этих слов. Чтобы так говорить, в себе нужно нести нечто. Нечто большее, чем суетность мелочную и мстительную озлобленность.

А Вассиан, кстати, допрыгался. Его, царелюбивого, Грозный в костер бросил. А достал потому что.
Добавить комментарий
Проверочный код