Видео «БелГазеты»
Опрос онлайн
Что означают атаки российских СМИ на Беларусь?
это эксцесс исполнителя
после информобработки Украины настала очередь РБ
это заказ Кремля
атака СМИ - вымысел оппозиции
РБ надо прекратить поставки санкционных продуктов в РФ
РБ надо принять условия РФ в нефтегазовой сфере
№50 (722) 21 декабря 2009 г. Тема недели

Запретная зона BY

21.12.2009
«Де-юре Google в Беларуси должен быть запрещён»

Максим ИВАЩЕНКО

Прокомментировать распространенный в СМИ проект указа о регулировании Интернета корреспонденту «БелГазеты» согласился управляющий партнер исследовательской компании «Акавита» Леонид МУРАВЬЁВ.

СЫРЕЕ НЕ ПРИДУМАЕШЬ

- Насколько серьезно изменятся правила игры в Байнете в случае подписания указа?

- Я вообще не вижу никаких значительных или полезных изменений, которые вносит этот указ. Может быть, чиновники так пытались каким-то образом устаканить ситуацию, связанную с распространением запрещенной информации... Но с подавляющим большинством вещей, которые они пытаются решить в этом указе, уже разбираются другие нормативные акты. С детской порнографией у нас и так борются нормально, с экстремизмом - тоже. У этих нормативных актов, конечно, есть свои недостатки, и очевидно, что эти недостатки чиновники вначале и пытались этим законом исправить. Но реально этот закон не будет работать.

Вот написано, что, если сайт распространяет какую-то запрещенную информацию, его нужно закрыть в течение месяца. Вы понимаете, что значит «закрыть сайт в течение месяца»? За месяц этот сайт успеет распространить столько запрещенной информации, что закрывай его или не закрывай - толку уже особого не будет. Если говорить о регулировании Интернета и об ограничении распространения запрещенной информации, то этот указ - что он есть, что его нет - работать не будет.

- Почему общественность восприняла указ сразу в штыки?

- Это вопрос ментальности. Ничего удивительного, такова особенность белорусов - сразу остро воспринимать любое нововведение. Тем более Интернет - это больная тема, любой вопрос здесь вызывает бурную общественную дискуссию. «Пытаются регулировать распространение информации», «Интернет под контролем» - и сразу к этому вопросу большой интерес проявляют общественные организации, пресса, бизнес.

Я не говорю о том, хорошее это нововведение или нет. Указ абсолютно сырой. Сырой настолько, что сырее просто не придумаешь. Он поднимает вопросов больше, чем решает.

- И в чем «сырость»?

- Допустим, если посмотреть на проект указа терминологически, то абсолютно непонятен уже первый пункт, где упоминаются «информационные сети, системы и ресурсы». «Информационная сеть», «информационная система» - это что такое? Как понять, к чему это понятие относится и кого касается этот пункт вообще? Вот они пишут, что «оказание услуг на территории Республики Беларусь с использованием национального сегмента глобальной компьютерной сети Интернет осуществляется с помощью размещаемых на данной территории и зарегистрированных в установленном порядке информационных сетей, систем, ресурсов». Под национальным сегментом Интернета они понимают хостинг и доменные имена. Получается, что первый пункт сразу ставит в Беларуси в незаконное положение работу любого сайта, не «хостящегося» в Беларуси и не обладающего белорусским доменом. Допустим, Google однозначно подпадает под первый пункт этого закона. Получается интересная ситуация: де-юре Google в Беларуси должен быть запрещен. Точно так же должен быть запрещен абсолютно любой сайт, включая мой личный блог на Livejournal: я там выкладываю все, что думаю, и тем самым предоставляю оговоренные в первом пункте «услуги». Грубо говоря, любой небелорусский сайт, который не хостится в рамках домена .by, можно просто взять и закрыть, потому что он нарушает действующее законодательство.

- Может быть, указ изначально преследовал такие цели…

- Я не думаю, что они к этому стремились. Скорее всего, такие вот казусы возникают просто из-за использования сырой, непроработанной терминологии.

РЕГУЛИРОВАТЬ, А НЕ ЗАПРЕЩАТЬ

- Нужно ли вообще регулировать Интернет?

- Принципиально регулировать Интернет, конечно, нужно. Правило должно быть одно, железное: то, что запрещено в реальной жизни, должно быть запрещено и в Интернете. И всё. В реальной жизни нельзя насиловать детей и показывать это на видео, нельзя выйти на улицу и закричать: «Бей жидов, спасай Россию!», нельзя воровать - в Интернете это тоже делать нельзя. Задача состоит в том, чтобы написать нормальный закон, который в рамках этой парадигмы будет регулировать Интернет. Но из-за того, что Интернет - вещь сложная, нашему законописцу непонятная, получаются вот такие вещи.

- Насколько корректно проводить параллель между этим указом и китайским опытом регулирования Сети?

- Это абсолютно несопоставимые вещи. Китайское регулирование Интернета подразумевает, что изначально есть, грубо говоря, некий разрешительный список интернет-сайтов. Существует китайский сегмент, а все остальное в 99% случаев закрыто. Или вот опыт, который есть в ОАЭ: человек приезжает в страну, ему нужен какой-то сайт (который не работает, естественно), он пишет в специальный комитет, и ему отвечают: хорошо, мы тебе этот сайт включим, если с точки зрения законов ОАЭ и ислама на сайте нет недопустимой информации. Пользователи Китая и ОАЭ могут себе это позволить: у них на почве запрета возник целый рынок разработки сервисов, работающих в рамках этого локального Интернета.

Можно говорить о существовании в Китае и ОАЭ «Интернета в Интернете». Там есть компании, которые разрабатывают для масс собственные интернет-приложения: собственные «мессенджеры», почтовые службы, т.е. самые различные сервисы, работающие в рамках китайского или арабского Интернета.

В Беларуси пошли другим путем: у нас есть запретительный список - по закону мы закрываем определенные сайты по чьим-либо обращениям. Но если мы придем к запретительному списку, то в Беларуси не останется никаких интернет-сервисов вообще и пользоваться Интернетом будет просто бессмысленно. Рынок у нас очень маленький - вряд ли внутренние интернет-разработки смогут покрыть все потребности пользователей. Бюджеты у нас не те, окупаться это будет медленно, а инвестиции нужны большие.

- Большое внимание в проекте указа уделяется провайдерам как «поставщикам услуг сети Интернет»...

- В указе, кстати, абсолютно непонятно, кто такие «поставщики услуг сети Интернет». Там написано дословно: «Операторы электросвязи, а также юрлица и индивидуальные предприниматели, оказывающие услуги по использованию сети Интернет». Это провайдеры или провайдеры и хостеры? Или сайты? Когда мы говорим о том, что терминологически указ не проработан, то мы говорим именно об этом. Непонятно, кто должен хранить информацию, что является достаточной информацией... Я на самом деле не знаю, кого они имели в виду. Предполагают, что речь идет в первую очередь о провайдерах - но трактовать этот указ можно как угодно.

СПРАВКА «БелГазеты». Леонид Муравьёв родился в 1982г. в Минске. В 2004г. окончил химический факультет БГУ; в 2007г. - Институт бизнеса и менеджмента технологий БГУ. С 1999г. профессионально связан с Интернетом. Автор множества интернет-исследований, с результатами некоторых из них выступал на ряде конференций и семинаров. В списке профессиональных интересов: исследования интернет-аудитории, эффективность медийной интернет-рекламы, интернет-медиапланирование, поведенческий таргетинг. Управляющий партнер исследовательской компании «Акавита».
Добавить комментарий
Проверочный код