Воскресенье, 4 Декабря 2016 г.
Видео «БелГазеты»
Опрос онлайн
Что означают атаки российских СМИ на Беларусь?
это эксцесс исполнителя
после информобработки Украины настала очередь РБ
это заказ Кремля
атака СМИ - вымысел оппозиции
РБ надо прекратить поставки санкционных продуктов в РФ
РБ надо принять условия РФ в нефтегазовой сфере
№50 (722) 21 декабря 2009 г. Контекст

Фёдор Лукьянов: «Признание Беларусью качественно изменило бы ситуацию»

21.12.2009
 
Виктор МАРТИНОВИЧ

Про очередной прорыв российской внешней политики как-то даже не очень удобно писать. Крошечное государство Науру, расположенное на острове площадью 21 кв. км, признало Южную Осетию и Абхазию. В государстве проживает всего 12 тыс. жителей. Если разделить на них $50 млн., которые Россия обещала дать взамен признания, получится примерно по $4,1 тыс. на каждого антигрузински настроенного науреанца.

По сути, Науру сделало то, что очень ждали от белорусов. Проблема признания Абхазии и Южной Осетии сближает нас с Науру почти до состояния молочных братьев. Чем больше узнаешь про остров, тем очевидней понимаешь: не подставить России плечо он просто не мог. Основным доходом Науру всегда были окаменевшие птичьи какашки, которые продавались всему миру как фосфаты. В 2003г. окаменевшие какашки закончились, и Науру погрузился в эпоху политической и экономической нестабильности. Добыча фосфатов разрушила экологию острова и сделала этот атолл непригодным для туризма. Науру - единственная страна на земле, у которой нет столицы.

Зато у Науру есть парламент. В парламенте сидят 18 депутатов. «БелГазета» попыталась дозвониться до парламента, но 17 декабря телефонная связь с островом отсутствовала. Нечто подобное уже случалось в Науру, когда поврежденная вышка связи оставила атолл на месяцы (а может, даже годы) без выхода во внешний мир. Связь на острове появлялась лишь в моменты, когда в порт заходил корабль, на борту которого имелся спутниковый телефон.

О том, чем является признание Абхазии и Южной Осетии островным государством Науру - анекдотом или серьезным внешнеполитическим прорывом, который изменит отношение к этим странам у всего мира, - обозреватель «БелГазеты» говорил с главным редактором журнала «Россия в глобальной политике», членом Совета по внешней и оборонной политике при президенте РФ Федором ЛУКЬЯНОВЫМ.

- Складывается впечатление, что от дипломатического жеста Науру России больше имиджевого вреда, чем пользы…


- Вынужден с вами согласиться. Я с самого начала, буквально сразу после того, как случилось признание Абхазии и Южной Осетии Россией в августе прошлого года, придерживался точки зрения, что, уж коль так вышло, ни в коем случае не надо ставить задачу количественного увеличения числа признающих стран. Лучше быть в гордом одиночестве, как это делает Турция в отношении Северного Кипра, чем собирать букет экзотических членов ООН, поддерживающих наше решение.

До какого-то момента Россия так и поступала, но потом ситуация изменилась. Конечно, Науру (не потому, что страна маленькая, а потому, что страна уже известна торговлей своей дипломатией) необязательно должна была признавать Абхазию с Осетией. Просто потому, что о Науру уже давно известно, что она, скажем так, ликвидно использует свое членство в ООН - и в отношении Косово, и в отношении Тайваня и Китая.

- Насколько адекватна предмету торга называемая в медиа сумма в $50 млн.?

- Цена сходная, прямо скажем. Деньги небольшие для российского бюджета. Даже в эпоху кризиса это трата незаметная. Но я еще раз повторюсь: не было особой нужды в том, чтобы такую практику вообще вводить. Если бы у России была возможность добиться признания Абхазии и Южной Осетии значимыми государствами - не Науру и не Никарагуа - это было бы полезно.

Вот Венесуэла, как бы мы ни относились к господину Чавесу, - это не последнее государство мира. В силу многих причин. И поэтому ее признание находилось в хорошей весовой категории. Когда признала Никарагуа - категория была уже, скажем так, второй. Науру - это категория уже третья. Я понимаю, почему Россия настойчиво добивалась того, чтобы Беларусь приняла такое решение. Потому что признание Беларусью качественно изменило бы ситуацию. А вот признание Науру, даже за небольшие деньги, - лишнее.

«ЭТО НЕ ВОПРОС ЛОЯЛЬНОСТИ РОССИИ»

- В Беларуси закрывается зимняя сессия парламента. Наша страна опять не признала мятежные, с точки зрения грузинских властей, территории…

- Я не хочу выглядеть пророком, но я почему-то с самого начала был уверен, что Беларусь, а точнее, президент Лукашенко, Абхазию и Осетию признавать не будет. Ведь это очень серьезный шаг. У нас склонны трактовать проблему с точки зрения союзничества. И Лукашенко в одном из интервью признавался, что «по-человечески», вообще-то, уже давно должны были признать. Но одно дело - по-человечески, другое - по-государственному.

Я прекрасно понимаю, что решение о признании государства, независимость которого получена посредством расчленения другого государства и вне рамок международного права, - очень серьезный вопрос. Это признание затрагивает само понятие суверенитета. А суверенитет - основа международных отношений. И это не вопрос лояльности или нелояльности России. Это вопрос принципов. Если какая-то страна готова пойти на этот шаг, повернув навстречу интересам России, - она действительно будет выглядеть как субъект, близкий к российским взглядам на этот вопрос.

ЗАПАД НЕ ПРИЗНАЁТ!

- Вопрос о роли личности в истории: послом России в Австралии и по совместительству в Науру, Фиджи и Вануату является некто Александр Блохин. В Минске он хорошо известен, т.к. с 2002г. по 2005г. возглавлял здесь российскую дипмиссию. Масса людей уже успела предположить, что признание - его личная заслуга. Может ли это быть правдой? Какова чисто техническая роль посла в таких вопросах?

- В таких ситуациях задача напоминания главе государства о существовании какой-то страны, особенно если эта страна никогда не попадает в центр международного внимания, лежит прежде всего на после. В этом смысле я вполне допускаю, что посол обратил внимание на Науру.

Но не могу исключить и того, что, наоборот, Науру, прикинув рынок, оценив финансовые перспективы, решила предложить Кремлю такой выгодный проект. Так что роль посла я бы не стал преувеличивать.

- Много раз представители Абхазии и Южной Осетии обещали целую вереницу признаний. Можете ли вы оценить, кто будет следующим? Кто все-таки должен признать, чтобы эта тема перестала выглядеть анекдотом?

- Я не думаю, что можно ожидать в сколько-нибудь обозримом будущем признания со стороны западных стран. Но, если какие-то из относительно заметных стран третьего мира это сделают, это уже будет другим контекстом. Интересно вспомнить результаты голосования Генассамблеи ООН по одному вопросу, связанному с Абхазией. Грузия тогда расценила это как большую победу, т.к. в тексте резолюции ООН Абхазия была упомянута как часть Грузии. Так вот, интересно было посмотреть не на тех, кто поддержал Грузию, там как раз все понятно, а на тех, кто не поддержал ее.

Среди тех, кто стал на сторону России, были довольно интересные страны. Например, Индия, Алжир, Вьетнам. Т.е. одна сверхдержава (Индия) и государства, достаточно значимые и уважаемые в мире. И вот если бы страны калибра Венесуэлы поддержали Абхазию с Южной Осетией - это было бы что-то. А вот если будут множиться признания по тайваньской модели - а Тайвань государством признает около дюжины мелких и очень мелких стран, - будет обратный эффект.

«ОН ВСЕГДА ОСТАВЛЯЕТ КОРИДОР ДЛЯ ОТХОДА»

- Ситуация с признанием заставляет задуматься об итогах 2009г. в разрезе отношений Беларуси и России. Совсем недавно на эту тему высказался политолог Станислав Белковский, заявивший, что 2009г. интеграцию фактически похоронил. Но ему возражали белорусы: а как же Таможенный союз, как же совместные военные учения? Ваше мнение на этот счет?

- Я бы не сказал, что мы стали ближе за эти 12 месяцев. Идет маневрирование в этом вопросе. Понятно, что модель союзного государства - в том виде, в котором оно замышлялось когда-то, - уже себя исчерпала. Нужна новая форма. И видимо, этой новой формой должен стать Таможенный союз. Но пока он не заработает, я не поверю в то, что он реален. Мы видели много интеграционных начинаний на постсоветском пространстве, в т.ч. с участием стран, подписавших Таможенный союз. И как-то в итоге все эти начинания скатились к чистой риторике.

Я бы сказал, что о новом качестве отношений России и Беларуси по итогам 2009г. можно будет окончательно судить в 2010г. В будущем году общие соглашения в рамках Таможенного союза и двусторонние документы России и Беларуси либо начнут работать, либо будут провалены. И если все опять закончится публичным «расплёвом»; если господин Лукашенко что-нибудь неприятное скажет про наших руководителей, те ему ответят - это будет просто новый раунд спектакля, который мы уже видели.

Экономически рациональность Таможенного союза трудно оспорить. Весь мир идет по пути расширения рынков, а не наоборот. Кроме того, Беларусь, безусловно, нуждается в российской поддержке. Но в то же самое время президент Лукашенко уже много раз демонстрировал фантастическую способность не делать шагов, которые для него являются необратимыми. Он всегда оставляет коридор для отхода. И касается это не только отношений с Россией, но и отношений с Европой.

СПРАВКА «БелГазеты». Федор Лукьянов родился в 1967г. Окончил филфак Московского госуниверситета (1991г.). Владеет немецким, шведским, английским языками. В 1990-93гг. - редактор редакции вещания на Северную Европу радио «Голос России». В 1993-94гг. - сотрудник компании Sawyer Miller Group (США), совместного проекта с Госкомимуществом РФ по поддержке приватизации в России. В 1994-97гг. - собкор газеты «Сегодня» в Швеции; 1997-2000гг. - редактор международного отдела газеты «Время МН»; 2000-02гг. - замглавного редактора газеты «Время новостей». С 2002г. - главред журнала «Россия в глобальной политике». Член Совета по внешней и оборонной политике при президенте РФ. Колумнист «Газеты.Ru».
Добавить комментарий
Проверочный код