Видео «БелГазеты»
Опрос онлайн
Что должен сделать глава МВД Игорь Шуневич, чтобы вернуть веру общественности в милицию?
лично пройти испытание на детекторе лжи и опубликовать результаты в СМИ
снять с ОМОНа функции обеспечения правопорядка
инициировать неучастие милиционеров в суде в ранге свидетелей
расформировать ГАИ по украинскому опыту
уволить сотрудников, замешанных в громких скандалах
Шуневича спасёт только отставка
№48 (720) 07 декабря 2009 г. Тема недели

И та ли я вернулась?

07.12.2009
 
Дмитрий РАСТАЕВ

Следы итальянского присутствия в белорусской провинции пока еще расплывчаты и малозаметны. Чего не скажешь о следах самих белорусских провинциалов под солнцем кьянти и моцареллы. Но это вовсе не то, о чем вы подумали.

Траектория итальянской самобытности такова, что в сфере древнейшей профессии жители полуострова могут с лихвой обойтись и туземными кадрами. Уж лучше заниматься сексом (пусть и за деньги), чем - che schifo! - домашним хозяйством. Уборка, стирка, глажка, уход за бабушкой из Калабрии - всем этим должна ведать прислуга, а не благородная синьора. Итальянский дом без прислуги - все равно что белорусский без пол-литры: жизнь становится однообразной и легких радостей не предвещает.

Отношение к сексу (пусть даже и без денег) у белорусских женщин куда занозистей, чем у их ровесниц с Апеннин, а вот в бытовых нюансах наши домохозяйки разбираются лучше, чем «шалунишка Сильвио» в подарочных черепашках. И все же некоторые дамы по возвращении на родину клянутся: «Лучше уж заниматься сексом».

О неквалифицированной работе в Италии бобруйчанка Инга Л. не то чтобы мечтала с детства, а просто другого выхода не видела: «Я художественный колледж окончила, у меня специальность - инкрустация соломкой: кому сейчас эта соломка сдалась? А на мне двое детей. Чтобы их накормить, обуть, одеть - сколько денег надо? А хорошую работу где здесь найдешь? В общем, когда подруги мне предложили съездить в Италию, долго не раздумывала. Тем более мне говорили, что работа будет приличная, а не какая-то проституция и что трудоустройством нашим займется серьезное агентство».

«Серьезным агентством» оказалась трехкомнатная хибара на окраине Минска: «Хозяйка нам сразу будущую жизнь стала расписывать: и работа у вас будет непыльная, и выбирать ее вы будете сами, и зарабатывать будете тысячи... А потом штуку евро потребовала - за оформление документов. Через месяц сказала, что еще надо 550 добавить - чтобы ускорить процесс. Пришлось в банке кредит брать. Решила: заработаю - верну».

Когда все бумаги были оформлены, Инга с подругами сели в автобус и помчались навстречу своим «эльдорадо». О том, что работать в чужую страну они едут по туристическим визам, открытым всего лишь на месяц, девушки старались не вспоминать: «Сами себя успокаивали - как-нибудь обойдется. Не мы первые, не мы последние». В Неаполе их встретила дама, назвавшаяся «боссом». Тут же выяснилось, что работать они будут «на районе»: «Есть там такое местечко - Ночера. Маленький грязный городишко - улочки узенькие, дома старые… Я как это увидела - у меня ноги подкосились: ну всё, думаю, сейчас запрут меня в какой-нибудь бордель, и я там до конца жизни останусь. Но обошлось».

Новоявленного «босса» звали Лялей. Она была русской, жила в Ночере уже несколько лет и имела свой дом, где сдавала квартиры бывшим соотечественницам: «Первое, что она сделала, потребовала у нас еще по 350 евро. Мы стали возмущаться: за что? Оказалось, за то, что она будет искать нам работу. Плюс еще по 5 евро за ночлег. Мы сразу поняли - попадалово, блин! Первую ночь глаз не сомкнули - проплакали до утра».

Через неделю Инге нашли работу - девушке предстояло ухаживать за старухой, жившей на окраине Ночеры: «Оказалось, за свою работу я буду получать всего 500 евро в месяц. По итальянским меркам - гроши! Средний итальянец в месяц зарабатывает около 5 тыс. евро. Килограмм винограда стоит где-то 50 евро. Я попыталась права качать, мол, в Минске нам обещали хорошие заработки, а Ляля мне: «Интеллигенция сраная! Ты поешь сначала того дерьма, что мы поели, а потом качай права. В общем, или соглашайся, или уматывай домой». Инга решила рискнуть.

У старухи ей пришлось делать буквально все - готовить еду, кормить хозяйку с ложечки, сопровождать ее на прогулке, поливать цветы, которых в доме было немерено. Ну и конечно - стирка, уборка, глажка: «Я уже в шесть часов была на ногах, а заканчивала в 10-11 вечера. Уставала дико! Стирка там почти каждый день: одежда, полотенца, шторы, скатерти. У меня поначалу от этой стирки кожа на руках облазить стала. А ела я то, что готовила этой старухе, в основном макароны. Спала на раскладушке, в ногах у хозяйки - если вдруг ей чего захочется, чтобы она сразу могла меня разбудить».

На выходные Ингу отпускали с неохотой: «Я как-то хотела в Неаполь съездить, так старуха начала втирать, что на улицу мне выходить нельзя - заберут в полицию за то, что я в Италии нелегально. Но, скорее, она сама боялась - тоже ведь закон нарушила, взяв меня к себе. Кстати, своей нелегальности я бояться перестала быстро - это же юг Италии, там и сейчас живут под знаком коза ностры. Бизнес на нелегалах дает хороший доход, кое-что перепадает и полицейским - они на многое закрывают глаза».

Но больше всего Ингу угнетали не трудовые тяготы, а отношение местного населения: «В Италии таких, как я, называют страньеры и за людей не считают. У них принцип: я тебе плачу деньги и могу делать с тобой что захочу. А еще итальянцы думают, что все страньеры тупые. Я как-то раз заикнулась, что окончила колледж, так мне не поверили: «Зачем же ты тогда сюда приехала?» А когда узнали, что я в Беларуси не могла найти хорошо оплачиваемую работу, вообще со смеху покатились: по их представлениям образованный человек не может быть бедным».

В конце концов терпению Инги пришел конец: «И тогда я решила - плевать на деньги! Если не уеду отсюда сейчас же, совсем человеческий облик потеряю. Уже потом, когда домой вернулась, все спрашивала себя: та ли я, что прежде, или стала другой? Полгода прожить в таком кошмаре - крыша может съехать. Я первые дни после прилета березки целовать была готова, чуть ли не портрет Лукашенко на груди носила! Италия, конечно, страна богатая, но нищему белорусу, если он не имеет железных нервов, делать в ней нечего».

Бобруйск
Добавить комментарий
Проверочный код