Воскресенье, 4 Декабря 2016 г.
Видео «БелГазеты»
Опрос онлайн
Что означают атаки российских СМИ на Беларусь?
это эксцесс исполнителя
после информобработки Украины настала очередь РБ
это заказ Кремля
атака СМИ - вымысел оппозиции
РБ надо прекратить поставки санкционных продуктов в РФ
РБ надо принять условия РФ в нефтегазовой сфере
№46 (718) 23 ноября 2009 г. Радости жизни

«Денежная цензура страшнее идеологической»

23.11.2009
 
Марина ГУЛЯЕВА

Сценарист, режиссер, актер, художник, иллюстратор, дизайнер Александр Адабашьян провел на минувшей неделе в столичной галерее «Ў» нечто, чему и сам затруднился дать название.

На «мастер-класс» происходящее никак не походило - публика собралась неспециальная и очень разношерстная. Определение «творческая встреча» Адабашьян тоже не использовал - можно допустить, что оно его раздражает, поскольку сам он или иронично, или очень сдержанно оценивает то, что делал и делает. Поэтому он просто попросил задавать вопросы и предположил, что в этом случае его персона будет интересна хотя бы одному человеку - тому, кто задает вопрос.

Создатель «Пяти вечеров», «Рабы любви», «Нескольких дней из жизни Обломова», «Неоконченной пьесы для механического пианино» неулыбчиво сидел за столиком и немножко устало что-то рассказывал. По большому счету он мог бы и не прийти - вряд ли Адабашьян испытывал профессиональную потребность в этом «не мастер-классе». Крайне сложно предположить и некие личные амбиции. Наверное, все дело в уважении и отзывчивости этого очень талантливого человека - уважении к интересу, который проявляет к его работам в кино и к нему лично обычный зритель.

«КАК КРЫСА ЗА ДУДОЧКОЙ»

- Кино - это не искусство. Литература, музыка, театр не требуют для своего исполнения сверхтехнических средств. Даже если у вас нет здания для театральной постановки, театр может быть уличным. Если вы не в состоянии купить какие-нибудь приспособления для живописи и графики - вы можете рисовать углем на стене, с чего все и начиналось. У кино же, во-первых, в отличие от всех остальных видов искусства, есть конкретная дата рождения. И во-вторых, без конкретного технического изобретения братьев Люмьер оно просто не будет существовать - такой зависимости от техники больше нет ни у одного вида искусств. Кино, как крыса за дудочкой, обречено брести за техническим прогрессом. Поэтому, если человек хочет заниматься самовыражением, последнее, чем стоит заниматься, - это кинематограф. Лучше ищите что-нибудь другое. Или надо собрать команду абсолютных единомышленников, что бывает крайне редко.

ЧТОБЫ ПРИШЛА СОСЕДКА

- Никогда не занимался оформлением частных домов. Каким бы чудовищным ни был вкус у хозяина, ему там жить. Один господин из двух квартир сделал одну, получив огромное двухэтажное пространство - 6-7 м в высоту. Он долго думал, чем его занять, и решил по стенам расположить диски, кассеты, книжки. А для того, чтобы их доставать, заказал на заводе специальный кран - садишься в кресло, нажимаешь на кнопку и ездишь от стенки к стенке… Одна моя приятельница, тоже дизайнер, когда спросила у заказчицы, чего бы та хотела от интерьера, получила ответ - правда, лексика объяснения звучала более приближенно к природе: она хочет, чтобы пришла соседка и охренела. Т.е. надо было еще выяснить, от чего охреневает соседка. Так что дизайном частных домов не занимаюсь вообще.

О «ПЯТИ ВЕЧЕРАХ»

- Самое главное - драматургия. Не важен ни размер роли, ни гонорар, ни условия съемок. Самое главное - что играть, происходит ли что-то с персонажем. Вообще, эта картина - абсолютная случайность. Потому что в это время мы снимали «Несколько дней из жизни Обломова», состоящую из двух серий, летней и зимней. Поскольку между летом и зимой существует осеннее безвременье, то возникла идея: а почему бы не снять какую-нибудь маленькую «картинку»? Табаков, который сидел и читал газетку, говорит: «Чего вы думаете? Возьмите какую-нибудь пьесу!» И потом как-то все закрутилось. В августе приехал Саша Володин (автор пьесы «Пять вечеров». - «БелГазета»), а в декабре была сдана картина. В такие сроки ни тогда, ни сегодня кино никто не снимал. Тогда была еще такая кинематографическая шутка: «Халтура, именуемая «шедевр». Смеялись-смеялись, а картина начала «кататься» по фестивалям, прочно вошла в прокат.

В кино очень важна команда, а лично для меня еще важен процесс - важнее, чем результат. У замечательного писателя Гончарова есть чудная фраза: «Что такое счастье? Это когда получается!» Не когда получилось, а когда получается - процесс! Хотя, как я когда-то сам сказал: «Что получится, то и хотели…» В кино очень сложно спрогнозировать результат, но я иногда соглашаюсь на работу в той или иной картине только потому, что мне интересна команда.

О «ФИЗИКЕ»

- Жан Габен, который не отличался особой экспрессией, по сюжету картины должен был увидеть труп своего сына. И его при этом должны были показать на экране крупным планом. Он спросил: «Куда я должен стать? Ага, сюда». Попросил принести таз с очень холодной водой и попросил, чтобы еще и льда туда положили. Снял ботинки, закатал штаны. И стал в эту ледяную воду. И «физика», физиология, все сыграла сама: мышцы дернулись, зрачки расширились. Несведущий подумает: во как играет! А он ничего не играет, он просто очень хорошо знает свой физиологический аппарат - он знает, как им пользоваться.

О МИФАХ

- Я помню, как на каком-то заграничном фестивале выступал пожилой испанский режиссер и рассказывал, что во времена Франко был замечательный кинематограф. А когда Франко ко всеобщей радости помер, то помер и испанский кинематограф. Мы, находившиеся тогда под гнетом цензуры, возмущенно спросили: мол, как вы можете об этом говорить?! И этот режиссер сказал: «Денежная цензура, молодые люди, намного страшнее цензуры идеологической. И вы это поймете». Мы решили, что он просто зажрался! Но ведь он оказался прав! Если сегодня режиссер хотя бы пикнет продюсеру, что он с чем-то не согласен, еще от этого писка эхо не затихнет, как его тут же выкинут! А на его месте будет сидеть другой режиссер, готовый выполнить любой приказ.

Вообще, тогда происходили совершенно удивительные вещи. Поэт Евтушенко мне рассказывал, что во время хрущевской оттепели они, молодые фрондеры - Евтушенко, Рождественский, Вознесенский, Ахмадулина - на какой-то встрече с секретарем ЦК ВЛКСМ стали жаловаться на засилье цензуры. И тот сделал широкий жест: «Давайте! Несите все свои стихи, которые не печатают! Под мою ответственность издадим этот сборник!» Все разбежались по домам, начали искать, но оказалось, что ни у кого ничего ни в каких столах не лежит! Все напечатано! Так этот сборник и не вышел.

А потом кончилась цензура и пришли времена, когда можно говорить все, что хочешь. И вдруг выяснилось, что никакой позитивной программы ни у кого нет! Мы прекрасно знали, как ругать власть, новую же власть как-то не солидно хвалить и вообще - сами как будто эту власть под ручки и привели… Не было позитивной программы! Примерно такие вещи происходили с постсоветским кинематографом. А еще мне нравится одна фраза Диккенса: «Миссия Америки - опошлить Вселенную». Еще не был придуман кинематограф, а Диккенс уже все объяснил по поводу мирового репертуара кино. И мне кажется, эта миссия исполнена блестяще. У них ведь с идеологией тоже все в порядке. Если в картине есть плохой афроамериканец, то обязательно появятся два хороших. Если главный герой - полицейский, значит, его руки не должны быть запятнаны кровью. Даже самого ужасного негодяя он не убьет сам. И когда они будут с ним драться в пустом сталелитейном заводе, на котором тем не менее все работает, но нет ни души, - в последний момент, защищаясь, он ногой зацепит какую-то кнопку, и негодяя подцепит гигантский крюк и бросит в чан с расплавленной сталью. А главный герой, слегка раненный, в конце картины едет в автомобиле со спасенным иранским мальчиком (раньше был китайский) и девушкой-блондинкой, у которой трудная судьба… Этот набор в том или ином варианте будет присутствовать всегда.

Кинематограф каждого народа принимает участие в мифологизации жизни. Например, основной миф французского кинематографа - Вторая мировая война, в которой все французы - до единого! - участвовали в Сопротивлении. Хотя вся французская промышленность работала на Третий рейх! Четыре года! Работали театры, французская полиция отлавливала коммунистов куда активнее немецкой, но при этом все участвовали в Сопротивлении. И этот миф поддерживался в основном кинематографом. А итальянцы? Были ли вообще война, мама мия? У нас были совсем другие дела! Был какой-то Муссолини? Да что вы говорите?! Так что у всех свои мифы…

НЕ ШЕДЕВР

- Я ничего из того, что сделал, не считаю шедевром. Сейчас словами «талантливо», «гениально» разбрасываются налево-направо. С моей же точки зрения, гениально - когда не понимаешь, как это сделано. Скажем, статуя Давида - как можно, без предварительной подготовки, просто взять молоток и начать высекать эту гигантскую фигуру? Это нереально, сделать это невозможно! Но это сделано. Или вот завтра - возьму ручку, сяду и напишу стихи, как Пушкин! Но ведь не напишу…
Добавить комментарий
Проверочный код