Понедельник, 5 Декабря 2016 г.
Видео «БелГазеты»
Опрос онлайн
Что означают атаки российских СМИ на Беларусь?
это эксцесс исполнителя
после информобработки Украины настала очередь РБ
это заказ Кремля
атака СМИ - вымысел оппозиции
РБ надо прекратить поставки санкционных продуктов в РФ
РБ надо принять условия РФ в нефтегазовой сфере
№46 (718) 23 ноября 2009 г. Личный вкус

Дайте джаза в Год Шопена

23.11.2009
камерТОН

Максим ИВАЩЕНКО

Фигура Адама Маковича, без сомнения, принадлежит к сонму джазовых легенд. И в Минск Макович приехал как настоящая легенда - с совсем не той программой, которую могли бы ожидать его поклонники (если таковые еще уцелели со времен винилов серии Polish Jazz и дуэтов с Томашем Станько).

С тех пор как в 1978г. Адам Макович окончательно обосновался в США, его имя фактически исчезло для нашего слушателя: пианист-европеец в джазовом Нью-Йорке - это даже не «американец в Париже». За последующие 30 лет Макович выпустил более 20 альбомов, в т.ч. на Сoncord Records. Каждый из них - жемчужина малой величины: Макович неустанно совершенствовал свою технику, а материал альбомов часто представлял полную ретроспективу какой-либо джазовой персоналии, будь то Гершвин, Эллингтон или Джером Керн.

Когда Адам Макович только переезжал в Америку, его называли «почти вторым Артом Тэйтумом» - в итоге Макович пополнил в США число высококлассных музыкантов, пользующихся в то же время не самым большим вниманием публики. Надо думать, что и для польского слушателя легенда Маковича осталась в далеких 1970-х гг. - редкие «всплытия» его имени на поверхность в 2000-х гг. в связи с альбомом Reflections on Chopin (2000) и нашумевшим концертом в «Карнеги-Холл» на пару с Лешеком Можджером (2003) только подтверждают это.

Посольство Польши пригласило Адама Маковича в Минск по поводу приближающегося празднования Года Шопена (на 2010г. приходится 200-летний юбилей композитора). По словам посла Польши в Беларуси Хенрика Литвина, фигура Маковича была выбрана для открытия юбилейного цикла по принципу значимости: великий польский джазовый пианист - к юбилею великого польского композитора. Соответственно, и Адам Макович был приглашен с шопеновской программой.

При этом всех меньше всего волновало то, что обращение Маковича к Шопену - глубоко личный, частный специфический случай, связанный с его заокеанскими рефлексиями о Польше, детстве и меньше всего подходящий для масштабных презентационных программ. Относить к таким программам диск Reflections on Chopin, вышедший на небольшом американском лейбле и призванный хоть в какой-то мере представить Америке великого польского композитора на ее, Америки, джазовом языке, вряд ли уместно. «Два поляка, встретившихся в Нью-Йорке в самом престижном зале, не могут не сыграть Шопена!» - так объяснял Макович «шопеновскую» программу своего совместного концерта с Можджером в «Карнеги-Холл».

Шопен - отнюдь не стихия Адама Маковича; растянувшееся на два отделения концерта джазовое обыгрывание «шопеновских» прелюдий, мазурок, ноктюрнов и скерцо вполне укладывалось в формат «встречи с легендой», «хорошего концерта», но никак не нормального джазового концерта или полноценного концерта Маковича. У Шопена Маковича интересует только яркая мелодия, и он объясняет свой подход: «Нельзя импровизировать импровизацию». В итоге прозрачные, практически хореографические прелюдии в вариациях Адама Маковича в силу их рефлексивного характера получают «затемненную», сложную для восприятия, отнюдь не шопеновскую логику и структуру.

Момент смены мелодий Шопена «черным», чуть ли не новоорлеанским, свингом также находится в этой «затемненной» области. Так, наверное, могли всплывать «шопеновские» мотивы в импровизациях таперов - выходцев из Европы в каком-нибудь американском городке во время сеансов немого кино. Макович, несомненно, стоит значительно выше как по технике владения инструментом, так и по палитре изобразительных средств, но его джазовые вариации на темы Шопена все равно выглядят архаичными. Архаичной была и реакция на Маковича белорусской действительности: неизбежное колесо «мастер-класс в музучилище, пресс-конференция, концерт в филармонии, публика аплодирует стоя».

Считанными островками по программе концерта были рассеяны джазовые, не по случаю Года Шопена, пьесы: стандарт Кола Портера в конце первого отделения, гимн кумиру Tatum On My Mind, пьеса Interface из одноименного альбома 1987г., Flower Is A Lovesome Thing Билли Стрэйхорна. Здесь действительно можно было услышать и джаз, и Маковича, великого джазового пианиста, которому пророчили славу Арта Тэйтума.
Добавить комментарий
Проверочный код