Видео «БелГазеты»
Опрос онлайн
Что должен сделать глава МВД Игорь Шуневич, чтобы вернуть веру общественности в милицию?
лично пройти испытание на детекторе лжи и опубликовать результаты в СМИ
снять с ОМОНа функции обеспечения правопорядка
инициировать неучастие милиционеров в суде в ранге свидетелей
расформировать ГАИ по украинскому опыту
уволить сотрудников, замешанных в громких скандалах
Шуневича спасёт только отставка
№44 (716) 09 ноября 2009 г. Спорт

«Я не знаю, кто за кем стоит»

09.11.2009
Прощальный привет канадца

Евгений КЕЧКО

На минувшей неделе председатель федерации хоккея Владимир Наумов озвучил задачу для национальной сборной на Олимпиаде в Ванкувере: выступить не хуже, чем на Играх в Солт-Лейк-Сити в 2002г., когда белорусы вошли в число полуфиналистов. За сутки до заявления Наумова с Беларусью официально попрощался канадский тренер Глен Хэнлон, который изначально должен был решать эту задачу.

Хэнлон, несколькими неделями ранее уволенный из минского «Динамо», решил оставить и сборную. Он специально собрал журналистов, чтобы объяснить это решение, но в итоге запутал всех окончательно. Вначале говорил о психологическом состоянии, не позволяющем полностью отдаться работе в сборной, а отвечая на вопрос, согласится ли он при случае консультировать команду на Олимпиаде, внезапно оживился. Но Владимир Наумов, похоже, дверь запер крепко, и прощальная пресс-конференция Хэнлона останется прощальной.

(На фото: Покидая Беларусь, Глен Хэнлон остался без друга Владимира и самой высокой зарплаты в своей карьере)

Во вступительном слове канадец пытался иронизировать, при этом предупредив, что будет говорить медленно для того, чтобы его речь переводили дословно: «Раньше я говорил, что, когда покину Беларусь, буду общаться на русском. К сожалению, я не рассчитывал, что уеду так рано». После этого он поочередно попрощался с белорусскими журналистами, болельщиками и хоккеистами, которых, по его словам, смог научить уважению и изменить их подход к тренировкам. «С гордостью могу сказать, что мы поднялись с 13-го места на 8-е. Но пришло время отойти в сторону, и я желаю белорусским игрокам удачи в будущем». Но прежде чем отойти в сторону, Хэнлону пришлось ответить на вопросы.

- Вначале вы говорили, что нельзя бросать начатое дело, а сейчас кардинально поменяли решение. Что изменилось всего за неделю?

- Отчасти это связано с прессой и состоявшимся ток-шоу (ток-шоу «Выбор» - Е.К.). Было нелегко смотреть передачу о самом себе. Но заострять внимание на передаче не стоит - не в ней причина, просто это был лишний повод задуматься. Когда я начал со сборной подготовку к Кубку Полесья, понял, что уже нет таких чувств, как раньше. В результате я поменял решение, что, может быть, не совсем правильно по отношению к федерации. Но и несправедливо было бы игрокам, федерации, стране иметь тренера, не полностью отдающегося работе.

- Кого бы вы хотели видеть в числе ваших преемников в сборной?

- Мы прошли сложный путь, но следующий шаг еще более важен. Когда ты попадаешь в восьмерку, то неизменно играешь с сильными соперниками уровня Словакии, Чехии, Швеции. Эти оппоненты на голову выше тех, с кем сборная играла раньше. Если говорить о тренерах, то я вижу, как сейчас играет минское «Динамо» под руководством Александра Андриевского. Может, есть часть правды в том, что клубу и сборной нужен белорусский тренер. А некоторые журналисты считают, что Михаил Захаров - человек, способный привезти со сборной золотую медаль. Это пример уверенности, необходимой тренеру национальной сборной.

- Если вам предложат быть на Олимпиаде тренером-консультантом, вы согласитесь?

- Я готов сделать для команды все, что угодно, даже стать водителем автобуса, в котором она будет ездить. Но я не уверен, что мне дадут аккредитацию, да и не думаю, что игрокам будет нужна моя помощь.

- Не было ли ошибочным ваше решение параллельно со сборной возглавить минское «Динамо»?

- Когда мы обсуждали эту перспективу, руководство хотело, чтобы один наставник тренировал и сборную, и клуб. Я согласился, потому что сам хотел приехать в Минск на постоянную работу. Если сейчас оглянуться, это можно назвать ошибкой. Ведь, чтобы работать с национальной сборной, я специально несколько лет назад покинул Америку, поработал в Финляндии, чтобы лучше понять европейский хоккей. Олимпиада для меня была более важным событием, чем Континентальная хоккейная лига. Если бы знал, что так получится, скорее всего, отказался бы от клуба.

- Смогли бы достойно руководить сборной ваши помощники Владимир Цыплаков и Эдуард Занковец, также подавшие в отставку?

- Цыплаков принял свое решение, не зависящее от моего. Я с ним разговаривал, он сказал, что морально опустошен и не готов тренировать сборную на Кубке Полесья. Примерно то же самое и с Занковцом. В этой ситуации лучше, чтобы совершенно новый штаб занялся подготовкой. Кто бы ни стал моим преемником, у меня единственная просьба - продолжить начатую нами командную работу.

- Могла ли ваша отставка из «Динамо» стать инициативой кого-то, стоящего выше Наумова?

- Я не знаю, кто за кем стоит ни здесь, ни в НХЛ. Знаю только того, кого дважды уволили за короткий срок. Им стал я.

- Владимир Наумов в интервью «Прессболу» сказал, что вы еще за 10 дней до увольнения вынесли вещи из своего кабинета. Но по вашим словам, вы об отставке не просили. Кто в этой ситуации говорит неправду?

- Не хотел бы слышать вопросов, в которых меня пытаются подловить. Нет желания уезжать из Беларуси с негативными мыслями. Но по этому поводу расскажу, как было. После одной из игр ко мне подошел гендиректор «Динамо» Александр Белый и сказал, что завтра утром состоится собрание, на котором может быть озвучена не самая приятная для меня информация. Мне дали понять, чтобы я был готов собирать вещи, но сам я не говорил, что хочу уехать. После беседы с Белым я сказал жене и некоторым друзьям в Америке, что, возможно, лишусь работы, но на том собрании ничего кардинального не произошло. Единственное, когда разговаривали на тему возможной отставки, я сказал, чтобы увольняли не семь человек, а меня одного, поскольку я несу за всех ответственность.

- Вы сказали, что в Беларуси у вас осталось много друзей. Можно ли к ним отнести Владимира Наумова?

- Конечно, он мне друг. Ведь он меня пригласил в сборную, а потом и в «Динамо». Я считаю всех, с кем работал, своими друзьями - и работников федерации, и журналистов, хотя открыток на Рождество вы от меня не получаете. Это была просто работа: выигрываешь - все нормально, проигрываешь - через какое-то количество игр тебя увольняют.

- Председатель федерации сказал, что вы в Беларуси получали зарплату, которая была самой высокой в вашей карьере…

- Да, это правда.

- Вы согласились бы возглавить другой клуб КХЛ?

- Мне нравится эта лига, мне интересно в ней работать. Но стал бы тренировать команду с хорошими шансами на успех.

- Вас критиковали за излишнюю привязанность к легионерам, но тот же Вилле Пелтонен пока забросил всего одну шайбу…

- При создании команды нужно принимать сотню решений ежедневно. Вы, журналисты, начинаете работать, когда матч сыгран, моя работа - за три месяца начинать думать о том, что будет происходить на льду. Вы должны понимать, что не всегда самые лучшие игроки имеют лучшую статистику. Пелтонен - пример для белорусских хоккеистов, и, если он забросил, скажем, не четыре, а одну шайбу, это не повод для его увольнения. В прошлом году он набрал порядка 35 очков, надо и сейчас сохранять терпение и ждать.

- Главное обвинение в ваш адрес со стороны Наумова - то, что у вашей команды не было характера. Согласны с этим?

- За время беседы это, наверное, третий вопрос, касающийся меня и г-на Наумова. Вы пытаетесь создать конфликт, которого не существует. Но, если вас интересует мое мнение, отвечу: у «Динамо» был самый сильный характер из команд, с которыми мне доводилось работать.

- Вы почти пять лет сотрудничали с белорусским хоккеем, но вплотную столкнулись с ним только в последние полгода. Что вас приятно удивило в организации хоккейного хозяйства, а что шокировало?

- Я и до этого часто приезжал и уезжал, так что определенное представление уже было. Из того, что меня немного удивило и что бы я хотел поменять, назвал бы повышенный интерес к положительным результатам во время тренировочных сборов. В Северной Америке акцент делается исключительно на подготовку к важным стартам, а здесь уже в межсезонье требуют результата. В тренировочном лагере такого не должно быть, невозможно в течение двух месяцев сборов постоянно чувствовать давление за результат.
Добавить комментарий
Проверочный код