Понедельник, 5 Декабря 2016 г.
Видео «БелГазеты»
Опрос онлайн
Что означают атаки российских СМИ на Беларусь?
это эксцесс исполнителя
после информобработки Украины настала очередь РБ
это заказ Кремля
атака СМИ - вымысел оппозиции
РБ надо прекратить поставки санкционных продуктов в РФ
РБ надо принять условия РФ в нефтегазовой сфере
№44 (716) 09 ноября 2009 г. Радости жизни

Шоу конец

09.11.2009
 
Татьяна ЗАМИРОВСКАЯ

В смутные дни эпидемии Минск разделил со всем остальным миром радость от премьеры документального фильма This Is It («Вот и всё»), посвященного последним дням жизни Майкла Джексона - всю весну он готовился к грандиозному шоу в Лондоне, танцевал, репетировал и верил, что шоу состоится и как минимум спасет мир.

Мир спасет что-то другое. Будучи погружены в сновидческий психоз чумной смерти, грозящей откуда-то из-за поворота, минчане тем не менее не боялись небольшими толпами приходить в кинотеатр, чтобы успокоиться эпической хроникой события, которое так и не случилось. Чтобы посмотреть, чем эпопея с новым турне могла стать - но не стала. Жанр «все, чем это могло бы быть» - абсолютно новая штука в мировом кинематографе, и открыл ее своей нелепой смертью именно Майкл Джексон, хрупкое 50-летнее дитя по имени Эм-Джей (так его называют все, с кем он работал). Довел все до совершенства - а потом свалил. Фанаты смотрят на его тихие прощальные танцы и плачут, а обычных зрителей увлекает паранормальная логика катастрофы: вот несколько сотен людей готовят мир к божественному шоу, вот этих людей стало на одного человека меньше - и все рассыпается.

Майкл был, мягко говоря, парень странноватый, все время ходил в маске, боясь подхватить живую человеческую бактерию. Теперь он стоит перед нами без маски, беззащитный, бесстрашный, вечно живой и тощий, как проволочный каркас в мешковатой одежде со стразами и бриллиантами - а по эту сторону экрана мы, городские паникеры, сидим в масках, испуганные и больные. Майкл уже умер, и ему не страшно, он вообще, кажется, до сих пор продолжает готовиться к концерту. А мы сидим в кинозале, обмениваемся вирусами и уйдем уже зараженными наверняка. Майкл победил: раньше мы над ним смеялись, а теперь сидим в масках и плачем (какие-то девочки в зале точно прослезились на финальных титрах).

По сути, фильм This Is It посвящен не столько Майклу, столько всем, кто с ним работал - в частности, толпе танцующей молодежи со всего мира, выступающей в роли подтанцовки. Эти пару десятков юношей и девушек стали героями странного кино: их выдернули из привычной жизни, привезли в сказку, они поют и танцуют рядом с Самим! Потом Сам умирает - а что будет с детьми? Неизвестно. Герои, которых затянули в грандиозный проект без конца, сильные и мускулистые - они танцуют, как Майкл, на фоне самого Майкла, который, в отличие от них, слабый и ветхий. Как будто репетирует с ними уже после смерти в качестве человека-тени. Девушки, поющие с ним дуэтом, обнимают его, чуть касаясь, боясь того, что обескровленная тень Короля рассыплется под их живыми юными пальцами. Не верится, что Джексон умрет в разгар этих репетиций - он и так потусторонняя сущность.

Худой, с тонкими, как тростинки, ногами, с нелепым кукольным полуносом, в пиджаке с гротескно торчащими крыльями-плечиками, Майкл один в один похож на Джека из знаменитого мультфильма Тима Бартона «Кошмар перед Рождеством». У Джека вместо головы - улыбающийся трогательный череп, он носит такую же одежду, он изначально мертвый, но при этом танцует и поет, причем поет о любви. Майкл превратился в персонажа Тима Бартона и поэтому вызывает такое же умиление.

«Сколько народу осталось без работы!» - шепчет кто-то в зале, наблюдая за счастливыми лицами танцоров. «Зато какая крутая запись в трудовой книжке!» - отвечают ему. «О, Майкл Джексон стал похож на Елену Гришанову!» - хихикает какая-то девочка, ей тут же затыкают рот фанаты. «Благослови вас бог!» - постоянно повторяет Майкл, объясняя что-нибудь танцорам и музыкантам. «Он такой вежливый! - бормочет кто-то в зале. - Представляю Филиппа Киркорова, который говорит: благослови бог твою розовую кофточку!» Майкл снова всех благословляет. «Такое ощущение, будто мы в церкви!» - не выдерживает кто-то из участников шоу.

«Совсем плохо поет!» - переживает кто-то в зале. Это правда. Голос Майкла слаб и немощен, но он постоянно повторяет: «Берегу горло для концертов». Молодежи он советует петь в полную силу - будто надеется, что к моменту мирового тура он сможет напитаться живительной энергией молодых и запеть. Майкл общается со своей «семьей» (он так и говорит: «Мы одна семья»), со всем этим витальным молодежным кружком аэробики имени самого себя, очень странно: минимум слов, максимум языка тела (танцы, прыжки, жесты) и птичьего щебета (имитация звучания инструментов). Говорит по делу он редко и странно - переспрашивает, смущается внутриушного микрофона («Будто кулак мне туда засунули»), вменяемый разговор, не связанный с музыкой, ему дается с трудом. «А потом мы его сожжем!» - объясняет он о том, как сорвет с себя пиджак и будет его топтать. Он верит, что у него хватит на это сил. Или не верит?

В этом и состоит главная интрига фильма. Смотря его из точки, где все уже состоялось, ловишь себя на том, что тебе интересно, что будет дальше. Майкл и правда бережет горло? Он верил, что запоет хорошо? Все эти танцы с роскошными декорациями - это для него была игра и черновик? Он вообще ничего не боялся? Но отчетливой интриги в фильме нет, как нет и намеков на то, что все закончится плохо, - предметы не падают из рук, в небесах не проступают знамения. Когда Майкл исчезает под сценой во время репетиции песни «Триллер», кто-то из съемочной группы уточняет: «На той стороне Майкла должен встречать кто-нибудь. С фонариком». Фанаты в зале мистически вздыхают.

...«Надо было закончить на «Песне Земли», когда его сминает экскаватор», - сорвав маску, жалуются в конце фильма зрители. Фильм закончили так, чтобы было понятно - Майкл, разумеется, король поп-музыки, а шоу обязательно состоится и спасет мир, как он и хотел. В общем, это фильм не о смерти - это, скорее, волшебная история о том, чего так никогда и не случится: сказка, не более. Смерти там вообще нет, и это прекрасно - в наши тяжелые чумные дни лучше всего смотреть именно такие киноленты - о том, как жизнь в конце концов побеждает смерть неизвестным нам образом.
Добавить комментарий
Проверочный код