Видео «БелГазеты»
Опрос онлайн
Что должен сделать глава МВД Игорь Шуневич, чтобы вернуть веру общественности в милицию?
лично пройти испытание на детекторе лжи и опубликовать результаты в СМИ
снять с ОМОНа функции обеспечения правопорядка
инициировать неучастие милиционеров в суде в ранге свидетелей
расформировать ГАИ по украинскому опыту
уволить сотрудников, замешанных в громких скандалах
Шуневича спасёт только отставка
№42 (714) 26 октября 2009 г. Последнее слово

Оперативный экстрим

26.10.2009
 
Елена АНКУДО

Нередко при раскрытии преступлений оперативные сотрудники попадают в двусмысленную ситуацию: защищая закон, они вынуждены его нарушать. Какому риску и соблазнам подвергаются правоохранители, «БелГазете» рассказал Александр НАЗАРОВ, адвокат экс-замначальника управления по раскрытию преступлений в сфере высоких технологий МВД (управление «К») Сергея Новика.

МЕЖДУ ДВУХ ОГНЕЙ

- Чем рискует оперативный сотрудник в ходе служебной деятельности?

- Успех работы основан на знании человеческой психики, законов преступного мира, профессиональной интуиции и нестандартных оперативных решений. В большинстве случаев решение, от которого зависит не только раскрытие преступления, но и чья-то судьба, необходимо принимать немедленно. Оперативник часто стоит перед выбором: писать объяснения и рапорты для согласования каждого шага либо принимать сиюминутное решение на собственный страх и риск, надеясь, что победителей не судят.

(На фото: Александр Назаров: «Мне известно немало ситуаций, когда обвиняемые или бывшие осуждённые всеми силами стремились скомпрометировать оперативников с целью мести и собственной реабилитации»)

К сожалению, печальная практика последних лет такова, что на скамью подсудимых все чаще попадают сотрудники правоохранительных органов, долгие годы боровшиеся с преступностью. Выполняя служебный долг, эти люди находятся между двух огней, пытаясь успешно раскрыть преступления и соблюсти формальные требования по документальному учету источников информации, отражению собственных действий в материалах дел оперативной проверки и иных нарядах.

- Отдает ли оперативник себе отчет, что отсутствие документов в материалах оперативного дела может стать поводом для его обвинения в совершении преступления, которое он намеревался выявить?

- Экстремальные условия работы предъявляют повышенные требования к профессиональной пригодности и надежности. Оперативник всегда стоит перед выбором, который порой оказывается не в его пользу.

В ТАПКАХ ПО ЗОНЕ

- Известны ли случаи сведения с оперативником счетов со стороны лиц, привлекавшихся к ответственности или попавших в поле зрения милиции?

- Отношение к совершенному преступлению у каждого обвиняемого разное, особенно если речь идет о преступлении в отношении сотрудника силовых структур. В начале адвокатской деятельности я познакомился с человеком, насмерть сбившим на автомобиле работника судебных органов. Все время следствия он ходил с гордым видом, надеясь, что в зоне станет уважаемым человеком, как он сам говорил, «буду ходить в белых тапочках». В среде тех, кто ведет противоправный образ жизни, порой складывается надуманный авторитет в отношении лиц, всячески пытающихся опорочить милиционера. Мне известно немало ситуаций, когда обвиняемые или бывшие осужденные всеми силами стремились скомпрометировать оперативников с целью мести и собственной реабилитации.

- Каким же образом можно свести счеты с сотрудником правоохранительных органов?

- Во время усилившейся борьбы с коррупцией порой достаточно голословных заявлений преступника для привлечения милиционера к уголовной ответственности. При этом уголовное преследование осуществляется лицами, не разбирающимися в специфике и сложностях оперативной работы. С учетом отсутствия четкой правовой регламентации действий оперативной работы в каждой конкретной ситуации любые действия милиционера могут быть истолкованы как превышение власти или злоупотребление служебным положением.

Убедить преступника сотрудничать с правоохранительными органами с целью передачи информации весьма сложно. Вращаясь в преступной среде, доверенное лицо и само совершает незаконные действия, однако полученная в результате информация бесценна для раскрытия более тяжких преступлений. Нередки ситуации, когда информатор сообщает важные сведения в силу намеренно созданных оперативниками внешне приятельских отношений, не догадываясь о целях бесед и разговоров. О конкретных способах и методах оперативной работы умолчу - они относятся к государственной тайне.

- Насколько надежно белорусское законодательство защищает правоохранителей от ложных оговоров?

- Ни особых льгот, ни гарантий сотрудники правоохранительной системы не имеют, презумпция невиновности милиционера в нашей правовой системе отсутствует, в силу чего возникает коллизия между бумажной и практической стороной работы оперативных сотрудников. Так, большинство действий милиционер обязан согласовывать с руководством. Но что делать в случае, когда в силу обстоятельств или уровня раскрываемого преступления разведывательный опрос либо специальное мероприятие путем личного сыска вынужден проводить сам руководитель подразделения? Писать рапорт на свое имя, ехать к вышестоящему начальнику в условиях неожиданного развития ситуации, хотя решаемая задача не терпит промедления?

КОНТРОЛЬ НАД КОНТРОЛЁРОМ

- Вам не кажется, что большинство оперативных сотрудников, пользуясь определенной свободой, не в силах удержаться от соблазна преступить закон?

- За время адвокатской практики я нередко защищал работников прокуратуры, милиции, пограничных и таможенных органов, привлекаемых к уголовной ответственности. По моему убеждению, большинство оперативников честно и порядочно исполняют свой служебный долг. У каждого работающего в системе правосудия, будь то судья, прокурор или милиционер, есть свои соблазны. Помогают внутренний стержень, уважение со стороны общества, достойное материальное вознаграждение от государства, уверенность, что в сложной ситуации коллеги не предадут. Согласитесь, уровень коррумпированности полиции, скажем, Англии или Германии значительно ниже, чем в других странах, не только из-за страха перед наказанием.

- Можно ли вообще проконтролировать действия оперативника?

- Сведения о лицах, внедренных в организованные преступные группы, негласных сотрудниках органов, осуществляющих оперативно-розыскную деятельность, а также тех, кто оказывает им содействие на конфиденциальной основе, представляются прокурору только с письменного согласия указанных лиц, за исключением случаев, требующих их привлечения к уголовной ответственности. Непосредственный контроль осуществляет руководитель органа, занимающийся оперативно-розыскной деятельностью.

СЕКРЕТЫ В ДЕЛЕ

- Не рассекречивают ли эти действия личности оперативного сотрудника и методов его работы?

- Предание гласности сведений о лицах, внедренных в организованные преступные группы, о штатных негласных сотрудниках, осуществляющих оперативно-розыскную деятельность, а также о тех, кто оказывает содействие на конфиденциальной основе, допускается лишь с их согласия в письменной форме и в случаях, предусмотренных законодательством Беларуси. К сожалению, я неоднократно убеждался в невыполнении следственными органами данного требования, особенно по уголовным делам, возбужденным в отношении сотрудников правоохранительных органов.

Обсуждая эти вопросы при рассмотрении конкретных уголовных дел, некоторые судьи не считают необходимым объявить закрытое судебное заседание. В результате привлеченный к ответственности оперативный сотрудник оказывается перед выбором между собственной защитой и угрозой разглашения гостайны.

- Какие средства выделяются на оперативную деятельность и все ли расходы милиционера компенсируются?

- По закону «Об оперативно-розыскной деятельности» финансирование всех мероприятий осуществляется за счет государства. В советские времена бытовал анекдот: если в забегаловке двое сидят перед бутылкой водки, значит, это оперативник получает сведения от агента. Насколько мне известно, финансирование оперативной деятельности улучшилось, однако все затраты оперативника на информаторов вряд ли могут быть учтены: сюда входит не только пресловутая бутылка водки, но и телефонные звонки, затраты на проезд.

СПРАВКА «БелГазеты». Александр Назаров родился в Минске в 1966г. В 1991г. закончил МРТИ («вычислительные машины, системы, комплексы и сети»), в 1998г. - БГУ («юрист»). С 1999г. - адвокат Минской городской коллегии адвокатов, с 2003г. - заведующий юридической консультации N2 Ленинского р-на столицы. В различное время защищал Романа Радиковского (дело об убийстве председателя КГК по Могилевской области Евгения Миколуцкого), замначальника Комитета по борьбе с оргпреступностью и коррупцией МВД Николая Куделко (взяточничество и злоупотребление властью и служебным положением). В настоящее время - адвокат экс-замначальника управления «К» Сергея Новика и экс-директора импортера Audi ООО «Автосалон AV» Игоря Разумовского.
Добавить комментарий
Проверочный код