Видео «БелГазеты»
Опрос онлайн
Обеспечит ли работой 500 тыс. граждан, официально зарегистрированных как безработные, обновленная версия декрета N3 «о тунеядцах»?
нет, скрытая безработица гораздо выше
нет, пока не будут проведены структурные реформы в экономике
нет, все закончится очередными акциями протеста
да, если президент приказал
нет, пятая колонна в Совмине преднамеренно дезинформирует президента
№42 (714) 26 октября 2009 г. Общество

ВКЛ не выключая

26.10.2009
«Бьём татар - это нормально, а Москву - не тронь?»

Дмитрий РАСТАЕВ

Перепись населения, о необходимости которой говорили так долго, - тьфу-тьфу! - финишировала. Если верить передовицам, прошла она в целом без сучка и задоринки. Не считать же задоринками нескольких оскорбленных жильцами и нескольких покусанных собаками переписчиков! Если что-то и придавало ей драйв, то только дискуссии, запрудившие в эти недели Байнет. Рассуждая о том, как правильнее отвечать на вопрос о национальной принадлежности, изрядная доля пользователей склонялась к мысли, что жителям РБ следует называться не белорусами, а литвинами. Иначе говоря, почувствовать себя наследниками Великого княжества Литовского, гремевшего некогда на всю Европу, но растворившегося в жарких объятиях соседей.

Рассуждения эти зиждутся не на пустом месте: есть сведения, что даже еще и в середине ХХ в. добрая часть коренного населения республики белорусами себя не называла. Предводитель бобруйского рыцарского клуба «Газдава» Гордей Щербич вспоминает рассказ своего знакомого, путешествовавшего в 1950-х гг. по Полесью: «Когда они заходили в деревни и разговаривали с местными стариками, те возмущались: «А что это вы нас белорусами кличете? Нас так русские солдаты называли, а мы - литвины».

(На фото: Предводитель бобруйского рыцарского клуба «Газдава» Гордей Щербич (на фото справа), как и его соратники, считает себя литвином: «Для людей, изучающих историю, нормально мыслящих, в слове «литвин» нет ничего нового и необычного». И сожалеет, что «наши ученые отошли от объективных исторических исследований, из-за чего мы теперь имеем дикие косяки»)

Многие ли жители страны причисляют себя к литвинам в наши дни, мы узнаем не ранее февраля 2010г., когда станут известны первые результаты переписи-2009. Сам Гордей сомневается, что процент их будет велик: «Сегодня называть себя литвинами готовы те в основном, кто плотно интересуется историей, причем не по школьным учебникам. А жители деревень хоть и помнили дольше других о своем литвинстве, постепенно отошли от этого».

Сами рыцари «Газдавы» интересуются историей достаточно плотно: «Выезжая на фестивали и реконструкции, мы неизменно представляемся литвинами. Такой национальности, как белорус, для нас не существует. Вообще, «белорус» - это искусственное и где-то даже обидное понятие: в XVII в. московские военные писцы называли так пленных литвинов православной веры. А после раздела Речи Посполитой и присоединения наших земель к Москве так стали называть вообще всех жителей ВКЛ. Так что мало приятного в этом этнониме».

Впрочем, родным своим языком Гордей считает белорусский, вернее, «русский - ведь именно так в XVI - XVII вв. у нас старобелорусский язык назывался. А москали его звали литовским».

Фестивали и реконструкции, куда выезжают бобруйские рыцари, разыгрываются в разных странах, в т.ч. у соседей-москалей. На российские фестивали бобруйчане ездят нечасто- «нам не очень там нравится», - но обходиться без объявления войн до сих пор удавалось не только поэтому:«Нас понимают и в России. Для людей, изучающих историю, нормально мыслящих, в слове «литвин» нет ничего нового и необычного. Они, конечно, могут иметь свое эмоциональное отношение к тем или иным событиям, свой взгляд на какие-то исторические вехи, но при этом четко понимают: Великое княжество Литовское нельзя выключать из истории».

Чего не скажешь о жителях Беларуси, многим из которых родной край все еще представляется terra incognita. Хотя вины «простых людей» предводитель «Газдавы» в этом не видит: «На каком-то этапе наши ученые отошли от объективных исторических исследований, из-за чего мы теперь имеем дикие косяки. Взять ту же Грюнвальдскую битву - подготовкой ее 600-летнего юбилея сегодня занимаются польская и литовская стороны. Хотя, если говорить о современной Литве, то это бывшие Жмудь и Аукштайты, от которых было снаряжено всего несколько хоругвей, а большинство прибыло из наших земель. Или другой пример: нам уже много лет запрещают проводить фестиваль, посвященный битве под Оршей, где мы разгромили московское войско - это, мол, разжигание национальной розни. Смешно! Получается, когда на реконструкциях мы бьем татар или немцев - это нормально, а Москву - не тронь?»

Последнее обстоятельство командору бобруйских рыцарей представляется странным вдвойне: «Я как-то проанализировал военные действия, происходившие на наших землях начиная с X ст. и поразился: оказывается, в истории нашей не было и полувека, чтобы мы не конфликтовали со своим восточным соседом. Чаще, чем с Московским государством, за всю свою историю мы не воевали ни с кем!»

Проведя несколько столетий в обруче братских объятий восточного соседа, литвины-белорусы нахватались несвойственных им ранее комплексов и причуд: «В массовом сознании сложился стереотип: мол, Европа всегда была цивилизованной, а мы нет. На самом деле это ерунда: если говорить о XIV - XVI вв., мы были куда цивилизованней европейцев. Вот только один эпизод, упоминаемый в записках Екатерины Медичи: когда наше посольство прибыло во Францию, там были поражены, что шляхтичи все до одного знают латынь. Во Франции, кроме священников и ученых, никто латыни не знал. А в Финляндии до XVI в. не знали вилок и штор на окнах. Появились они, когда сестра нашего короля Сигизмунда II вышла замуж за финского князя. Мы были культурным демократическим государством, но в истории часто бывало так, что цивилизованные народы порабощались варварами».

Из всех варваров-поработителей бобруйский рыцарь охотнее прочих скрестил бы свой меч с Иваном Грозным: «Этот тип нанес нам очень большой ущерб в период Ливонской войны, его войска чинили невероятные зверства в наших краях. Но хотя он и был тираном, в глубине души оставался жалким человеком. Стефан Баторий предложил ему как-то в письме: чтобы не гибли многие люди, предлагаю решить спор один на один, скрестив свои копья в поле. Грозный ему ничего на это не ответил. Что неудивительно: все тираны в глубине души трусы».

Поучаствовать лично в деле роста численности славных литвинов самому Гордею Щербичу в этот раз не удалось: «Переписчик пришел, когда меня дома не было, и все записал со слов моей мамы. Я у нее спрашиваю, а какую национальность ты мне записала? А никакой, отвечает. Я удивился: как это никакой? А вот так. У меня, говорит, про национальность ничего и не спрашивали. Так что, наверное, много будет у нас белорусов».

Бобруйск
Добавить комментарий
Проверочный код