Видео «БелГазеты»
Опрос онлайн
Что означают атаки российских СМИ на Беларусь?
это эксцесс исполнителя
после информобработки Украины настала очередь РБ
это заказ Кремля
атака СМИ - вымысел оппозиции
РБ надо прекратить поставки санкционных продуктов в РФ
РБ надо принять условия РФ в нефтегазовой сфере
№38 (710) 28 сентября 2009 г. Последнее слово

Сергей Буякевич*: «Это беспрецедентный случай»

28.09.2009
 


- Основанием для возбуждения уголовного дела в отношении моего подзащитного Виктора Тимошенко, арестованного до его первого допроса, стала записка зампредседателя КГБ в адрес Генпрокуратуры. В ней утверждалось о наличии «достаточных фактических данных» относительно получения замначальника колонии N1 Дмитрием Долбиком денег от жены осужденного Терехова за помощь в смягчении наказания, «гарантом» чего выступал Тимошенко.

В дальнейшем уже Долбику и Тимошенко предъявили обвинение в организации и пособничестве в даче взятки «неустановленным представителям судебной системы», суть которого выразилась в том, что ранее судимый за мошенничество гражданин Х. получил от жены Терехова деньги для неких представителей судебной власти за благоприятное решение вопроса по поводу смягчения тому наказания.

Необъяснимым обстоятельством с точки зрения теории права является то, что под видом взяткополучателей фигурируют «неустановленные лица». Составы таких преступлений - получение и дача взятки - неразрывно связаны между собой, и, если суд сделал вывод, что взятку передали, значит, однозначно установлено: деньги кто-то получил. Но кто? Как следует из приговора, деньги у Х. взял некий мужчина, приехавший на встречу на автомобиле ВАЗ-2109, имеется описание этого человека, а также телефонные переговоры Тимошенко, Долбика и жены Терехова, датированные 2006г., в которых люди обсуждают возможность смягчения осужденному наказания. Располагая этим материалом на протяжении двух лет, оперативники КГБ не сумели установить взяткополучателя, а в деле нет сведений, каким образом осуществлялся поиск неизвестного взяткополучателя, если таковой был в природе.

Между тем для вынесения обвинительного приговора в даче взятки необходимо располагать сведениями о компетенции взяткополучателя, его должности, действиях, которые он может осуществить в интересах дающего. Лицо должно быть названо, в противном случае квалифицировать действия как дачу взятки невозможно. Уже только на одном этом основании дело должно быть прекращено.

Прецедент, узаконенный определением Мингорсуда, опасен. На сегодняшний день получается, что для осуждения моего подзащитного оказалось достаточным позиции обвинения, суть которого - взятка передана неустановленному лицу. Но ведь если не установлено, кому переданы денежные средства, то нельзя говорить о квалификации «взятка».

Защита на протяжении всего процесса отстаивает позицию: представители судебной власти не получали никаких взяток, обвинение же и суды - теперь уже двух инстанций, что особенно удивительно, - с этой позицией не согласились.

Именно надуманностью обвинения в даче взятки можно объяснить и осуждение Тимошенко за нарушение срока перерегистрации пистолета, кстати, приобретенного и хранившегося на законных основаниях, при наличии не аннулированного разрешения, при отсутствии доказательств умысла на нарушение этих сроков, несмотря на то, что за подобные действия законодатель предусмотрел административную ответственность.

Важная подробность: основа обвинения - телефонные переговоры Тимошенко, Долбика и жены осужденного сделаны в 2006г. Почему сведения о действиях, расцененных КГБ как противоправные, два года лежали без движения, какие события подтолкнули следствие Генпрокуратуры к возбуждению уголовного дела?

И наконец, самая большая проблема: суд вышел за рамки предъявленного обвинения. В постановлениях о привлечении в качестве обвиняемого - как Тимошенко, так и Долбика - описаны события 2008г., в приговоре эти же события датированы 2006-м. Гособвинитель в ходе судебного процесса не перепредъявлял обвинение. Беспрецедентный случай, не поддающийся объяснению: после вынесения приговора сторона защиты обнаружила, что в постановлениях о привлечении в качестве обвиняемого Тимошенко и Долбика заменены первые листы. Защита вынуждена была обратиться с соответствующей жалобой на имя генпрокурора. Факт внесения изменений в файл и его дату легко установить, проверив компьютер, на котором изготавливались постановления. Но будет ли это сделано?

Сторона защиты располагает копиями постановлений со штампом старшего следователя по особо важным делам Генпрокуратуры «копия верна», где указана дата - 2008г. Это грубейшее нарушение норм уголовно-процессуального законодательства, встречаться с которым мне не приходилось, оставлено кассационной инстанцией без внимания.

Среди проблемных документов - постановление о продлении срока содержания обвиняемых под стражей с 1 по 5 мая 2009г., подписанное замгенпрокурора. Постановление датировано 29 мая 2005г.! В настоящее время в оригинал документа внесено изменение - май исправлен на апрель. А год, словно в насмешку, оставили. В вопросах, касающихся свободы граждан и их личной неприкосновенности, подобные ошибки недопустимы. Удивляет, что их допускают на столь высоком уровне.

*адвокат специализированной юрконсультации N2
Добавить комментарий
Проверочный код