Видео «БелГазеты»
Опрос онлайн
Что должен сделать глава МВД Игорь Шуневич, чтобы вернуть веру общественности в милицию?
лично пройти испытание на детекторе лжи и опубликовать результаты в СМИ
снять с ОМОНа функции обеспечения правопорядка
инициировать неучастие милиционеров в суде в ранге свидетелей
расформировать ГАИ по украинскому опыту
уволить сотрудников, замешанных в громких скандалах
Шуневича спасёт только отставка
№38 (710) 28 сентября 2009 г. Modus Vivendi

Июль в консервах

28.09.2009
 
Наталья ПРОВАЛИНСКАЯ

Лето - продукт со слишком коротким сроком годности. Потому-то всякий раз горожане отчаянно пытаются присыпать его консервантами с кодом Е, разогреть в духовке или выпотрошить и набить чучело - лишь бы продлить.

Один из парадоксов советского детства - группа продленного дня, где злющая учительница 1 «Ж», не имея ученой степени физика, продлевала малышам световой день с помощью гибкой жестяной линейки. Приличная часть взрослого населения Земли охотно записалась бы в группу продленного лета.

В сувенирных лавках курортных городов обязательно продаются консервные банки с морским воздухом. Но никому и в голову не приходит продавать законсервированный июль (или на худой конец август) в промозглых средних широтах. Потому промерзшие граждане снаряжают небольшие экспедиции в поисках лета. К примеру, решительно направляются к ближайшему солярию, где покупают 5-минутную вертикальную иллюзию Массандровского пляжа. Хотя и ущербную: ноги, которые шагают по тебе с воплями «Мидии и рапаны, жареные и копченые!», в комплекте к шапочке и нагрудным стикерам не прилагаются. Тем не менее, плотно зажмурившись, легко вообразить себя коптящимся на солнцепеке у стены с надписью «Санитарная зона, купаться запрещено!» в окружении других отпускных тел, сгруженных на пространстве пляжа штабелями в два этажа. Ровно через 5 минут в кабине машины времени погаснет свет, и слегка зарумянившийся адепт лета снова поплотнее закутается в зонт вплоть до следующего сеанса.

Еще один массовый вариант искусственного продления лета - поход в тренажерный зал, где водятся частично одетые мужчины с остатками загара на бицепсах и седалищных мышцах. Точь-в-точь как на общественном пляже. Правда, они не такие разомлевшие и впавшие в оцепенение, потому голыми руками их не возьмешь. Зато в тренажерном зале поблизости от такого мужчины обычно нет особы, зацементированной несколькими слоями сливок для загара, но все равно бдительно контролирующей передвижение торса супруга, чтобы торс ненароком не двинулся в сомнительном направлении.

Некоторые чувствительные натуры покупают батон и идут в заезжий зоопарк в каком-нибудь провинциальном городке. Там можно переговорить с экзотическим попугаем, который изумленно таращится на затопленные хрущевки и мокрых псов, недоумевая, куда подевались джунгли, гепарды и людоеды, дожевывающие пастора. Словом, белорусский турист и тропический попугай, внезапно оказавшиеся в здешней глубинке, испытывают примерно одинаковый культурологический шок. Они смогут разделить батон, тоску и воспоминания. Гепарды и мартышки по соседству дополнят иллюзию жары, Африки, сафари. Ничего, что эта Африка заперта в клетку: тем самым она прочно зафиксирована и уже точно никуда не денется от белоруса, тоскующего по жаре. Он сможет наведываться в Африку хоть каждый день, пока ее не погрузят в трейлер и не переволокут в другой город на потеху тамошним детишкам. Кочевое лето не может долго оставаться в одном городе: рано или поздно там заканчиваются дети и деньги.

Также известно, что в поисках лета некоторые особо чудные обитатели Минска сбиваются в стаи и с гиканьем идут грабить сад какого-нибудь случайного старичка за студенческими общежитиями в Роще. Их интересуют не столько выеденные червем каркасы груш-гнилушек, сколько попытка вернуть позднее лето детства, пропахшее жарой, драными штанишками и крадеными яблоками. По дороге к саду они придумывают заклинания для ружья, заряженного солью, и инструкции: «Чтобы проверить, есть ли в саду псина, надо разогнаться и ударить ногой в забор!» - «А если это умная молчаливая псина?» - «Тогда она давно бы работала, например, финансистом». Как правило, перед забором в чужой сад офисные дафнии начинают отчаянно трусить, вдруг вспоминают о своем паспортном возрасте и поворачивают назад. Но с ощущением ненадолго возвращенного лета какого-нибудь отдаленного года - например, 1985-го.
Добавить комментарий
Проверочный код