Видео «БелГазеты»
Опрос онлайн
Обеспечит ли работой 500 тыс. граждан, официально зарегистрированных как безработные, обновленная версия декрета N3 «о тунеядцах»?
нет, скрытая безработица гораздо выше
нет, пока не будут проведены структурные реформы в экономике
нет, все закончится очередными акциями протеста
да, если президент приказал
нет, пятая колонна в Совмине преднамеренно дезинформирует президента
№36 (708) 14 сентября 2009 г. Экономика

Кто Беларусь ужинает, тот её и танцует

14.09.2009
Очевидное и невероятное

Александр ОБУХОВИЧ

Наша столь внезапно возникшая дружба с МВФ вызывает большие подозрения: с чего бы это? МВФ - усердный строитель американского миропорядка, активный проводник американской политики. Мы всегда были, мягко говоря, несколько далеки от этого. Как известно, «кто девушку ужинает, тот ее и танцует», и потому возникли подозрения о наличии неких негласных договоренностей. И вот МВФ свою позицию озвучил.

Оценим возможные последствия для экономики Беларуси реализации мер, предложенных МВФ в заключительной записке, подготовленной в конце августа.

Программы кредитования сократить. Без кредитной поддержки часть предприятий сократят производство и потеряют часть мощностей. Польза для мировой и западной экономики очевидна (для выхода из кризиса перепроизводства избыточные мощности должны быть сокращены по всему миру), для белорусской - как сказать: в отличие от Запада, у нас и в послекризисный период не скоро появятся ресурсы, чтобы такие мощности создать заново.

Тарифы повысить, показатели отменить. Что жить надо по средствам - и без МВФ понятно. Тарифы на ЖКХ и так постепенно росли, и их рост определяется только оценкой объемов поступлений в бюджет. Экономия на социалке ни к чему хорошему тех же прибалтов не привела. Как пример: вырастут тарифы - сократится спрос на продукты питания - пострадает агропром. Да и другие социальные и политические последствия нежелательны. Кризис для таких решений - не лучшее время.

А вот пожелание сократить вмешательство государства в экономику, свести к минимуму ценовой контроль - в наших условиях крайне опасное. Позволить госпредприятиям сокращать объемы производства и повышать цены - значит, гарантировать снижение их конкурентоспособности в средне- и долгосрочной перспективе. Да и конкурентоспособность импорта вырастет. На всем постсоветском пространстве экономика на ценовые сигналы не реагирует, не будет реагировать и у нас. Другое дело, что за 18 лет независимости правительство так и не научилось вмешиваться в экономику квалифицированно и действует зачастую по принципу «сила есть - ума не надо», допуская ляпы типа постановления N991.

Свобода частного бизнеса. Амбициозная и прозрачная программа приватизации, открытая для иностранных инвесторов. У соседей приватизация принесла пользу только отдельным личностям и западному капиталу. Частный бизнес в Беларуси имеет достаточно возможностей для развития. Особенно - в рамках программы развития малых городов. Помогать ему надо. Возможно, льготами по аренде неиспользуемых площадей, лизингом неиспользуемого на госпредприятиях оборудования, допуском к создаваемым системам сбыта, госзаказами. Его главная проблема - недостаток капитала, узость рынков сбыта, а не административные препоны.

Если дело дойдет до реорганизации наших госпредприятий на коммерческих принципах и увольнения оттуда всех лишних, столько рабочих мест наш частный бизнес не создаст, слаб еще. А вот нужных республике иностранных инвесторов в природе не существует. Финансовые конгломераты и спекулянты (типа россиян или австрийской группы АТЕС) республике не нужны, для серьезных инвесторов наши внутренние рынки слишком малы, а перспективы таможенных союзов затуманились. Сначала нужно определиться, чего мы хотим от нашей промышленности, а потом искать финансовых партнеров. Эта часть рекомендаций МВФ не работала нигде в мире, не может сработать и у нас.

И уж с чем в рекомендациях МВФ категорически нельзя согласиться, так это с предложением направить выручку от приватизации на финансирование системы соцзащиты. Т.е. просто проесть национальный капитал. Одно дело продать то, что сами в ближайшее время не сможем использовать с толком, и выручку вложить в развитие перспективных предприятий, другое - продать и проесть. Госсобственность - национальный капитал. Его создавали не только мы, но и наши отцы и деды. И принадлежит он не только нам, но и нашим детям и внукам. Попытки его разделить нигде успешными не были. Все помнят, как Чубайс обещал за каждый ваучер по «Волге», да и от наших приватизационных чеков толку не намного больше. Я уверен, что никакое правительство не имеет права уменьшать национальный капитал. Иметь его в форме станков и корпусов или в форме денег, валюты, золота, акций, кредитоваться под него - ради бога, крутитесь, хозяйствуйте! Но пускать национальный капитал на проедание даже под самыми благими предлогами - преступление.

А вот одобрение МВФ политики Нацбанка вызывает не столько удовлетворение, сколько озабоченность: что в этой политике не так, если ее хвалит фонд? Так ли нам нужна стабильность валютных курсов? Какова в действительности цена, которую за эту стабильность приходится платить? Не имея промышленной политики и модели развития, на эти вопросы ответить трудно.

С чем в записке МВФ нужно согласиться, так это с оценкой перспектив роста нашей экономики. Замедляться будем. Модель роста, основанная на сохранении у нас части советского промышленного потенциала при развале у соседей, себя исчерпала. Другой модели нет, если не считать за модель роста декларации, указания и благие пожелания.

В докладе экспертов ООН «Будущее мировой экономики» за 1979г., сделанном в значительно более спокойном периоде развития, приведена оценка: темпы роста ВВП в 4-6% достигаются при норме инвестиций на уровне 20%; темпам роста в 7-8% соответствуют инвестиции на уровне 30%; устойчивых темпов роста на уровне 9-10% или выше можно добиться при уровне инвестиций в 35-40% ВВП. Приблизительно на таком уровне обеспечивалось ускоренное развитие и в СССР времен индустриализации, и в Южной Корее при Ли Сын Мане. В предыдущий период мы несколько экономили, пуская в ход ранее простаивавшие мощности советского периода. Теперь и этот резерв исчерпан: станки советского периода устарели безнадежно. А инвестиции у нас не превышают 15% ВВП, да и в них значительная часть - жилищное строительство, которое новой продукции не производит. А из ничего - ничего не бывает.
Добавить комментарий
Проверочный код