Воскресенье, 4 Декабря 2016 г.
Видео «БелГазеты»
Опрос онлайн
Что означают атаки российских СМИ на Беларусь?
это эксцесс исполнителя
после информобработки Украины настала очередь РБ
это заказ Кремля
атака СМИ - вымысел оппозиции
РБ надо прекратить поставки санкционных продуктов в РФ
РБ надо принять условия РФ в нефтегазовой сфере
№34 (706) 31 августа 2009 г. Тема недели

Дах тронулся!

31.08.2009
Актуальный арт для непуганой публики

Виктор МАРТИНОВИЧ

Минск - город, где на выставках искусства до сих пор показывают натюрморты и портреты, причем иногда даже портреты Иосифа Сталина. Причина такой автономии от остального мира, где под живописью уже давно понимается скорее слово «х…», написанное баллончиком поверх предвыборного плаката, не ясна. На минувшей неделе актуальное европейское искусство пришло в Минск, сорвав крыши, вернее - «дахi», и вызвав фурор среди непуганой публики. Открылся фестиваль «Дах-9».

Несмотря на то что в Интернете и на плакатах фестиваль анонсирован как «Дах-9», на растяжках у входа, рядом с логотипом, можно увидеть другое написание названия: «ДАХ IX». Фразу можно прочитать как «дах - iх», а «нам» (т.е. художникам) «даха» не нужно. Очень удачное шрифтографическое решение, полностью отражающее атмосферу, царящую за пуританскими дверями не обстрелянного пока настоящим жестким артом Дворца искусства на ул. Козлова.

(На фото: «ДАХ IX» нужно поставить на пьедестал - он танцует на могиле живописи с постмодернистским цинизмом)

Причину, по которой в Минске «искусством» называется то, что в остальных крупных городах к таковому перестали относить еще во второй трети XIX в., найти сложно. Чешутся руки списать все на проявления нашей пресловутой политической гомогенности, на особенности белорусского режима, на засилье государственных залов, на отсутствие потенциальных меценатов, способных отгрохать что-либо аналогичное «Пинчук-центру» в Киеве. Но не правы эти чешущиеся руки, не правы точно! Потому, что ладно бы в Киеве и Варшаве было нормальное искусство, а в Москве, которая по атмосфере плавно догнала и обогнала Беларусь, не было. Вот это смотрелось бы логично. Но что в Москве, что в Питере кипит настоящая, непричесанная арт-жизнь, летают крыши - и у художников, и у посетителей выставок. Что-то, конечно, запрещают - вроде известных обывателю нежно целующихся в березовой роще ментов, но еще больше прорывается в залы, несмотря ни на каких Путина и Медведева. Почему же у нас тогда «графика» - это те самые дяди (очень талантливые, между прочим!), которые оформляли детские книжки в 1980-х, а «инсталляция» - это картина Михаила Савицкого, освещенная настенным светильником?

Опять чешутся руки списать все на провинциальность, но нужно дать по этим рукам каким-нибудь альбомом Марка Шагала - из тех, что покрупней! Страна, давшая миру Шагала, провинциальна? Минск 2009г., запускающий спутники и строящий национальные библиотеки, Минск - столица государства - провинциальней Витебска 1919г., губернского города? Фигня какая-то!

Может быть, дело в пресловутой закрытости нашего общества? В том, что иностранец в белорусском городе - такая же диковинка, как танк «Тигр» или дирижабль? Вместе с тем искусство, как и наука, требует открытости, приезда сюда разных арт-фриков, которые мутили бы на улицах что-нибудь эдакое, объясняли своим причесанным коллегам, что эра натюрмортов закончилась в эпоху Хруцкого!

Но ведь что с ними моментом сделает ОМОН? И еще аккредитацию в МИДе потребует! И будет по-своему прав! Белорусского художника, бывающего за границей, вовлеченного в некую интернациональную «движуху», можно узнать не только по внешности, но и по тяготению к выходу за пределы плоскостной живописи. Если, услышав предложение быстренько что-нибудь сварганить, чел тянется не к карандашу, а к какой-нибудь проволоке или ноутбуку - это да, современный человек!

Попробуем, не вдаваясь в подробности, одним предложением, объяснить, почему классическая масляная живопись или офорты а la Дюрер больше «не катят». Просто перечислим явления, «похоронившие» тот подход, который активно до сих пор живет в белорусских музеях - изобретение фотографии, Марсель Дюшан с его ready made (когда искусством объявлялся унитаз, фонарный столб, и никто не мог доказать обратное), Джексон Полок (американец, «фигачивший» полотна одним цветом) и его предшественник Казимир Малевич с супрематизмом, и наконец, - душка Энди Уорхол, выставлявший этикетки от банок с томатным супом. Вот эта славная братия похоронила искусство в том виде, в котором оно существовало до импрессионистов и в котором активно (будучи уже даже не зомби, а скелетом от зомби) тянется к нам из белорусских галерей.

Собственно, именно поэтому в минские музеи не ходит никто, кроме приехавших в столицу провинциалов и иностранцев, уезжающих в состоянии жесткого «припухания», ведь они только что побывали в машине времени! Они только что видели картины людей, верящих в «портрет»!

Репрезентативного искусства больше нет. Началась эра искусства, конструирующего новые реальности - комичные, дурацкие, серьезные, страшные. Такие, как творчество шведа Ганса Гигера, придумавшего когда-то «чужих» для одноименного фильма Джеймса Кэмерона и до сих пор своих «чужих» рисующего и лепящего. И вот на это новое искусство смотреть - интересно! Помню свой шок от посещения года три назад экспозиции в вильнюсском Музее современного искусства. Экспозиция была посвящена советскому быту 1970-х, вернее - тому, какие формы он бы принял, случись ядерная война. Там не было картин - там были готовые интерьеры, комнатки, куда ты заходил, и тебя накрывало смешанным чувством ностальгии и шока. А вы говорите - «живопись»!

Собственно, именно за это фестиваль «ДАХ IX» нужно поставить на пьедестал - он танцует на могиле живописи с постмодернистским цинизмом. Его организаторам удалось главное волшебство, с которым не справлялся до сих пор никто, - они вернули публику в залы! Я был там отнюдь не в день открытия, и во Дворце искусства было не протолкнуться. Были замечены представители посольств, бродящие среди арт-объектов с видом инопланетян и активно зазывающие на выставку кого-то по телефону: «You really should see this!» Причина притягательности фестиваля - не в его глобальности, хотя до сих пор у нас не было ивентов, длящихся месяц, со сменой декораций, подходов, с фестивалями внутри фестиваля! И не в том, что выставлено искусство, не вкладывающееся в традиционный формат. Дело в том, что по отдельности все это выставлялось.

И Сергей Римашевский, и инсталляции вроде «Ноумен. Вещь в себе», где зритель мог видеть подсвеченное фиолетовым и преломленное в зеркалах свое отражение, были, появлялись. Но не так глобально, без сопровождения аналогичного «бардака» на двух этажах Дворца искусства. Здесь же белорусский и европейский арт собрались в мощный кулак и зарядили по роже традиции так, что у нее посыпались зубы.

Отдельное слово нужно сказать о смешении направлений и персоналий: Сергей Римашевский здесь висит рядом с Андреем Смоляком! А появление на экспозиции аутентичного полотна главного мистика первой половины XX в., «белорусского Чюрлениса» Язэпа Драздовича и вовсе убивает! Каким образом удалось достать этот раритет? Ведь холста таких огромных размеров (писан, судя по фактуре, казеиновыми красками в 1939г.!) нет даже в экспозиции Государственного художественного музея (там выставлены лишь две живописные миниатюры, представляющие его «космический» цикл). И вдруг вот тут, среди современных хулиганов - Драздович! Это все равно как если бы рядом с картун-артом какого-нибудь малоизвестного флоридского студента появился сам Рене Магритт или оригинал Сальвадора Дали!

Так вот, думается, что основной заслугой организаторов стало превращение экспозиции в хэппенинг. В момент моего посещения выставки на втором этаже играл «Князь Мышкин», на первом «валил» хардкорный диджей рядом с огромными, в рост человека, печеньями «Слодыч» (чей-то арт-прикол). И люди танцевали, танцевали у искусства, и сам этот танец был искусством, продолжал выставленное! Это как огнетушитель, стоящий в углу зала, на который кто-то поспешил налепить скотчем лист бумаги и написать redy made и фамилию автора. Жест вполне-таки дюшановский, вот только ready made написано с ошибкой!

И, если допускать, что до сих пор у нас не было таких фестивалей не из-за нашей «стабильности» и не из-за нашей «провинциальности», а именно из-за нашей закрытости, то «Дах IX» - еще одно подтверждение тому, что страна, общество, культурная среда открываются остальному миру!
Добавить комментарий
Проверочный код