Видео «БелГазеты»
Опрос онлайн
Что должен сделать глава МВД Игорь Шуневич, чтобы вернуть веру общественности в милицию?
лично пройти испытание на детекторе лжи и опубликовать результаты в СМИ
снять с ОМОНа функции обеспечения правопорядка
инициировать неучастие милиционеров в суде в ранге свидетелей
расформировать ГАИ по украинскому опыту
уволить сотрудников, замешанных в громких скандалах
Шуневича спасёт только отставка
№34 (706) 31 августа 2009 г. Последнее слово

«Главное - отчитаться перед президентом»

31.08.2009
 


«Более 1,5 года я нахожусь в местах лишения свободы (ИК-15). За это время я ознакомился с материалами дел многих осужденных, и по моей оценке, более 20% содержится невиновных, около 50% содержится незаконно. Принципа презумпции невиновности у нас просто не существует - есть презумпция виновности, основанная на внутреннем убеждении. Свою невиновность надо доказывать, и если даже докажите - не факт, что вас услышат.

Перед своим первым допросом я имел беседу с заместителем начальника областного управления ОБЭП Р. первыми словами которого при встрече было образное: «У меня руки по локоть в крови, но ментовской еще не было» (замечу, что это была беседа капитана со старшим по званию). На сегодняшний момент это наверное самый яркий образ, преобладающий в ОВД. Во второй встрече… им было сказано: «Что бы ты не делал оправдательного приговора ты не добьешься». Он знал о чем говорил - главное бросить в эту систему, а она всех перемелет (надеюсь он за это получил очередное звание и должность).

Вот уже восемь месяцев я веду переписку с Прокуратурой Минской области и Генеральной Прокуратурой. Несмотря на то, что все основные документы получены с нарушением УПК (уровень проф.подготовки как в ОВД, так и Прокуратуре достаточно низок, по крайней мере у тех, с кем мне пришлось столкнуться). Показания свидетелей противоречат друг другу, доказательства невиновности ставятся в вину, показания «основного» свидетеля каждый раз менялись, но признаются «последовательными и логичными», ответы на заявления на это однообразны и шаблонны (такие же ответы приходят многим): «суд во всем разобрался, ваши доводы надуманны, нарушения УПК не существенны». В нарушение ст.105 УПК - как в приговоре, так и в ответах Прокуратуры (главного надзирающего органа) в качестве доказательства вины указываются недопустимые доказательства, полученные с нарушениями УПК и не имеющие юридической силы. Однако признать это - значит для Прокуратуры, что до суда не дойдет и половины дел, поэтому делается вид, что этой статьи не существует (я бы на месте прокуратуры обратился к законодателю, чтобы ее исключили из УПК - все равно на нее внимания не обращают). Система правосудия через которую я прошел, говорит мне, что у нас не «правовое государство», как это не плачевно а «правового беспредела». Я понимаю, что у нас только Президент может принимать решения, остальные - кивать головой и двумя руками за стул держаться, я тоже пытался достучаться, но все заявления похоронены в уголовном деле. Единственным «грамотным» (профессионально выполненным) документом должен признать представление в УФР (которому я отдал 14 лет службы, по 10-12 часов в день, с одним выходным днем в неделю, а иногда и без них, дослужившись до звания подполковника), которые получив «пилюлю» поспешили наказать непричастных, побыстрее откреститься и забыть.

В период проведения судебных заседаний в нарушение правил содержания в ИВС, Международной конвенции о пытках - я содержался в переполненных камерах, с людьми имевших рецидив, больными СПИДом, туберкулезом, гепатитом. Только с пятого заявления Прокуратурой Минской области было возбуждено дисциплинарное производство, а до этого со мной «не видя» нарушений прекращали переписку (в данное время еще одно заявление по этому вопросу находится в Прокуратуре). При расследовании уголовного дела… совершен ряд должностных подлогов, за которые в УК предусмотрена уголовная ответственность по ст.426 УК РБ, и это только то, что на поверхности материалов дела и легко доказуемо, к сожалению, находясь в тюрьме сложно доказать, что возбуждение данного дела связано с «крышеванием» той фирмы в котором меня обвиняют. Согласно последнего ответа Генеральной Прокуратуры, общий смысл которого сводится к следующему: мы не можем в отношении своих сотрудников принять решение в порядке ст.174 УПК, т.е. возбудить уголовное дело, так как ваш приговор вступил в законную силу. Получается, что должностной подлог стал одной из форм расследования дел, процессуальной нормой, т.е. делай что хочешь, главное показать борьбу с коррупцией, соблюсти статистику, отчитаться перед Президентом. Во время судебных прений, до выступления Государственного обвинителя, пресс-центр Генеральной Прокуратуры РБ в СМИ направил пресс-релиз (видно нечем было отчитываться), которое озвучено по телевидению, согласно которого за «совершенные преступления» обвинитель запросил 12 лет лишения свободы, что и было сделано через некоторое время, и это несмотря на то, что предыдущий приговор был отменен по кассационной жалобе защиты (а не прокурорскому протесту) и суд более срока по предыдущему приговору назначить не мог, но мог вынести оправдательный приговор - и поэтому необходимо было повлиять на общественное мнение. В правовом государстве за это уже бы 10 раз извинились, а у нас легче посадить, повесить иск, чем признать свои ошибки и некомпетентность, а у нас даже некому иск предъявить, так как боятся.

Лучше слабый свет, чем полный мрак - если есть организации, способные пробить эту стену правового беспредела и кому не безразлично происходящее в системе правосудия, ПОМОГИТЕ!

В.И. Наумович».



Публикуется с сохранением авторского стиля, орфографии и пунктуации

СПРАВКА «БелГазеты». Владимир Наумович родился в 1972г. в Горках Могилевской области. После окончания Кировской средней школы поступил в Белорусскую сельхозакадемию на экономический факультет, который закончил в апреле 1994г. По направлению в 1994г. устраивается в Бобруйский МО УДФР КГК РБ по Могилевской области, где работал до сентября 2007г. В сентябре 2007г. назначен начальником Горецкого МО УДФР КГК РБ. В декабре 2007г. получил звание подполковника. За время работы получил заочно 2-е высшее образование (юридическое). В 2005г. по указу президента награжден медалью 3-й степени «За безупречную службу», награжден Почетными грамотами председателя Бобруйского и Кировского райисполкомов. 4 декабря 2008г. судом Солигорского района приговорен (по ст.430 ч.3) к 9 годам лишения свободы, 30 января 2009г. приговор оставлен в силе Минским облсудом.

«В ПРИГОВОРЕ СУДА НЕ ПРИВЕДЕНО НИКАКИХ ДОКАЗАТЕЛЬСТВ…»

4 декабря 2008г. судом Солигорского района я был повторно признан виновным по ст.430 УК Республики Беларусь и осужден к 9 годам лишения свободы с конфискацией имущества, лишением права занимать должности связанные с выполнением исполнительно-распорядительных функций сроком на 3 года.

Определением судебной коллегии по уголовным делам Минского областного суда от 30.01.2009г. приговор суда Солигорского района от 4.12.2008 оставлен без изменения.

Выводы суда о моей виновности не подтверждаются доказательствами, исследованными в судебном заседании. В приговоре суда не приведено никаких доказательств, подтверждающих наличие сговора между мной и Сосновским в получении взятки, а также в распределении между нами ролей в получении денег, а эти выводы сделаны на предположениях.

В основу обвинительного приговора суд положил показания свидетеля Криштапович О.С., Кравцова С.М. и заключение фонографической экспертизы от 8.01.2008г. и 3.10.2008г., которые не являются бесспорными доказательствами.

Криштапович указывала, что деньги давала Сосновскому и неизвестному человеку по имени Владимир с сентября 2003г. на протяжении около 6 месяцев, а затем утверждала, что с августа 2004г., но уже на протяжении 7 месяцев; 21.03.2008г. пояснила в суде, что ее зарплата составляет 500 тыс.руб., фактически 164 тыс.руб. в 2004г., в 2005-2007г. 185 тыс.руб., брала деньги из бюджета семьи 7000 тыс.долларов США, скрывая это от мужа, с которым фактически не живет с 2001г., судом не приведено бесспорных доказательств могла ли Криштапович О.С. исходя из своего финансового положения платить ежемесячно по 1000 долларов США с 2004г. по 2005г., а затем ежемесячно по 900 долларов, не допросив по данным обстоятельствам бывшего мужа Криштапович О.С. - Криштаповича Виталия. В то же время суд признает, что у Криштапович отсутствовала крайняя необходимость дать взятку (л.д.17 приговора). Согласно распечатки телефонных соединений Криштапович О.С. находилась в г.Бобруйске всего 4 раза - 17.12.2004г., 29.03.2005г, 16.03.2006г. и 22.12.2006г., т.е. она физически не могла давать взятку. Более того, Криштапович не может назвать конкретно ни одной даты, времени и места встречи, где ей якобы передавались деньги в г.Бобруйске. 21.03.2008г. Криштапович заявила в суде, что не помнит моего номера телефона, т.к. его потеряла. Нет в распечатке телефонных соединений и звонков из городских телефонов, с кодом г.Бобруйска, но несмотря на это, суд бездоказательно указывает в приговоре, что Криштапович О.С. неоднократно созванивалась со мной и после мая 2005г. Фактически я с Криштапович не встречался более 2х лет и не поддерживал с ней никакой связи.

И что совсем непонятно, что называется нонсенс, так это то, что Криштапович с ноября 2005г. вообще не отвечает за реализацию товаров в г.Бобруйске, не имеет никакого отношения к складам это фирмы но по прежнему продолжает давать взятки. Встает вопрос: «За чем и за что она дает деньги, если не имеет к данному региону никакого отношения. Но этот вопрос судом вообще не исследовался в ходе судебного разбирательства.

Суд считает, что взятки были получены обвиняемыми путем вымогательства, под угрозами сделать невозможным осуществление фирмы «Караван» деятельности на территории г.Бобруйска и Бобруйского района и тем самым могли причинить ущерб правам и законным интересам Криштапович, как представителя фирмы, т.е. повлечь для нее потерю работы. Уполномачивала ли администрация фирмы «Караван» Криштапович на такие действия и была ли необходимость в дачи взятки в данных обстоятельствах.

На этот вопрос дает ответ сам же суд (л.д.17 приговора) «Поскольку отсутствуют основания для признания действия Криштапович по даче обвиняемым взятки совершенными в состоянии крайне необходимости, т.к. опасность ее законным интересам при установленных по делу обстоятельствах могла быть устранена другими средствами». Какими средставми судом не указано. Тем самым суд сам признал недоказанным вымогательство взятки у Криштапович.

В то же время из показаний свидетеля Скорого А.А. видно, что предписаний на проверку фирмы «Караван» Наумовичу В.И. и Сосновскому им не выдавалось и в их должностные обязанности не входили производить проверку фирмы «Караван». Более того, фирма зарегистрированная на территории Минской области и осуществляющая свою деятельность на территории г.Бобруйска, может проверяться только с разрешения Департамента УДФР КГК Республики Беларусь, т.е. они никаким образом не могли повлиять на деятельность этой фирмы, тем более парализовать работу этой фирмы находящейся на территории Минской области. Однако эти показания Скорого судом не принимаются во внимание, им не дана оценка почему они не признаются справедливыми и достоверными…

Фрагмент надзорной жалобы Владимира Наумовича на имя генпрокурора РБ. Публикуется с сохранением авторского стиля, орфографии и пунктуации

«ВИНОВНОСТЬ НАУМОВИЧА ДОКАЗАНА…»

Виновность Наумовича в совершении преступления, за которое он осужден, доказана и объективно подтверждается показаниями свидетелей Криштапович О.С., Шабуневич В.Ф., Кравцова С.М., Мухина А.В. и других, протоколами предъявления для опознания по фотографии, распечатками телефонных соединений осужденных со свидетелями Криштапович и Кравцовым, заключениями фоноскопических экспертиз, иными материалами уголовного дела… Судом проверялась законность проведения оперативно-розыскных меро-приятий, несоответствий их требованиям Закона Республики Беларусь «Об оперативно-розыскной деятельности» не выявлено.

Мера наказания осужденному назначена с учетом характера и степени общественной опасности преступления, мотивов и целей содеянного, данных, характеризующих его личность. Нарушений уголовно-процессуального закона, которые могли бы повлечь отмену состоявшихся судебных решений, не установлено.

Оснований для принятия мер прокурорского реагирования не усматривается.

Из ответа Генпрокуратуры РБ на обращение М.Т. Наумович. Публикуется с сохранением авторского стиля, орфографии и пунктуации
Добавить комментарий
Проверочный код