Видео «БелГазеты»
Опрос онлайн
Что должен сделать глава МВД Игорь Шуневич, чтобы вернуть веру общественности в милицию?
лично пройти испытание на детекторе лжи и опубликовать результаты в СМИ
снять с ОМОНа функции обеспечения правопорядка
инициировать неучастие милиционеров в суде в ранге свидетелей
расформировать ГАИ по украинскому опыту
уволить сотрудников, замешанных в громких скандалах
Шуневича спасёт только отставка
№34 (706) 31 августа 2009 г. Последнее слово

«За решётку отправляются лучшие умы Беларуси»

31.08.2009
 


На протяжении судебного следствия Сергей Павлович неоднократно высказывал желание донести до читателей «БелГазеты» свою позицию относительно развития кардинга в Беларуси, а также противостояния кардеров и сотрудников управления по раскрытию преступлений в сфере высоких технологий МВД (управление «К»).

Сразу после оглашения приговора конвой быстро вывел обвиняемого, запретив тому отвечать на вопросы, однако интервью все же состоялось: Сергей ПАВЛОВИЧ передал в «БелГазету» текст в форме импровизированной беседы с журналистом (приводится с незначительными сокращениями).

- Как прокомментируете приговор?

- Приговор не обоснован, поскольку, как и все дело, базируется на недопустимых, полученных с нарушением закона доказательствах. Как прокурор, не имеющий даже ящика электронной почты, может рассматривать дело о компьютерных преступлениях? Это не помешало ему посчитать мою вину полностью доказанной и попросить наказание в виде 14,5 года лишения свободы при максимуме в 15 лет. Да и судья изначально занял обвинительную позицию, уже в первые часы процесса утверждая, что «вина полностью доказана», несмотря на презумпцию невиновности. Мои действия, попадающие под одну статью УК, следствие расписало четырьмя, а прокуратура и суд согласились с этим. На чем основана большая часть обвинения, когда ключевые свидетели не допрошены? Это не разбирательство, а полнейший фарс!

- Собираетесь обжаловать решение суда?

- Обязательно. Как известно, я - важный свидетель по делу «оборотней в погонах» из управления «К» (уголовное дело экс-руководителей управления «К» Сергея Новика и Андрея Миклашевича, а также их подопечных, обвиняемых в кардинге, в настоящее время слушается в суде Центрального района столицы. - «БелГазета»). При этом дело в отношении меня расследовал следственный отдел этого же ведомства - люди, прекрасно осведомленные в том, что я предоставил компромат и дал показания против их коллег и друзей. Это нормально?

- Вы уведомили об этом органы прокуратуры?

- Да, еще в ходе предварительного расследования я неоднократно обращался в Генпрокуратуру с подробным указанием нарушений сотрудниками КГБ и МВД процессуального законодательства в части сбора доказательств, просил если не прекратить его, то хотя бы принять к производству Генпрокуратурой, а не отдавать сотрудникам МВД. Тщетно. В ответах на мои жалобы прокуратура фактически признает нарушения Уголовно-процессуального кодекса, но объясняет это служебной необходимостью. С каких пор законность в нашей стране подменяется необходимостью и целесообразностью?

- Сколько времени вы провели под следствием?

- 11 месяцев. Все это время я находился в очень жесткой тюрьме в Жодино, хотя 90% «подопечных» управления «К» во время следствия находятся в СИЗО N1 в Минске. Следователь Б. объяснял это необходимостью раздельного содержания с Новиком и обвиняемым Боянковым, хотя они не являлись моими подельниками. А о том, что я даю против них показания, Б. теоретически знать не должен. Следовательно, с первого дня в деле присутствовал личный мотив.

За все время мне не предоставили ни одной возможности увидеться с любимой женщиной. Я объявлял голодовку и трижды обращался с просьбой изменить меру пресечения под залог, чего, начиная с 2007г., требует президент от руководителей силовых структур. Многие инициативы президента - залог или сделка с правосудием - актуальны и своевременны. Другое дело, что прокуратура и иные силовые ведомства игнорируют их, предпочитая работать по старинке, боясь брать на себя ответственность. В этом основная беда нашей страны - президент на несколько лет обгоняет состав, а силовики боятся перемен и личной ответственности, постоянно жмут на стоп-кран.

В той же России в начале кризиса Медведев настоятельно рекомендовал не применять меру пресечения в виде заключения под стражу за экономические преступления. А у нас? Много вы знаете случаев применения залога за исключением дела председателя совета директоров торгового дома «Ждановичи» Шигалова? Я не причинил вреда ни одному гражданину либо юрлицу нашей страны. Неужели $40-50 тыс., которые я мог внести в качестве залога, лишние?

- Считаете сделку с правосудием эффективной формой работы при расследовании уголовных дел?

- Полностью согласен с мнением председателя Верховного суда Сукало, утверждающим, что внесение значительной суммы социальной компенсации в доход государства делает невозможным совершение преступления в дальнейшем, поскольку оно теряет экономический смысл. Иск мне не предъявляли, никому из граждан нашей страны я ущерба не причинил. Однако мое содержание, охрану и т.д. все эти годы будут оплачивать именно белорусские налогоплательщики. Внесение мной залога, во много раз превышающего нанесенный ущерб, исключило бы совершение подобных преступлений в дальнейшем. Наша тюрьма никого не исправляет, куда более эффективному исправлению будут служить экономические методы.

- Что скажете о сроке наказания, предусмотренном ст.212 УК («хищение путем использования компьютерной техники»), который соизмерим с наказанием за убийство?

- Во время появления в 2000г. в белорусском УК ст.212 не было наработано практики в расследовании компьютерных преступлений, и, возможно, тяжесть наказания была оправданна. Но прошло 10 лет, за решетку за кардинг на необоснованно долгое время отправляются лучшие умы Беларуси. Я предлагаю руководству страны подумать, как использовать потенциал одаренной молодежи во благо Беларуси, особенно во время экономического кризиса - вместо того, чтобы годами держать их в компании насильников и убийц. Иногда прощение может изменить в сознании преступника больше, чем самое строгое наказание.

- Однако обвиняемые по «делу управления «К» экс-милиционеры и их работающие коллеги дали вам весьма нелестную характеристику, утверждая: кардер, известный некогда под ником Policedog, никогда не оставит преступную деятельность…

- Все комментарии по «делу управления «К» я дам в суде Центрального района, куда вызван в качестве свидетеля. Отмечу лишь: сотрудники данного ведомства демонизируют мой образ, сознательно лгут и пытаются выстроить на этом линию своей защиты. Уверен, что и столь суровый приговор в отношении меня может быть связан со стремлением показать, что нельзя верить преступнику, оговаривающему честных милиционеров. Я читал в «БелГазете» о подковерной борьбе между силовыми структурами Беларуси, и не могу не согласиться с журналистами. На личном примере убедился: если дело касается корпоративных интересов, разные силовые структуры объединяют свои усилия в интересах друг друга.

- Не боитесь высказывать столь серьезное обвинение?

- Мне нечего терять. КГБ, МВД и прокуратура разрушили мою жизнь, отняли у меня любимую женщину и надежды на будущее. Я могу подтвердить каждое свое слово и доказать, что дело в отношении меня возбуждено незаконно. Но кому это доказывать, если все силовые структуры в Беларуси пусть не открыто, но прикрывают друг друга?

- Почему вы с уверенностью утверждаете, будто сотрудники управления «К» имели возможности для незаконного личного обогащения?

- Они и сейчас их имеют. По долгу службы правоохранители задерживают серьезных кардеров, на компьютерах которых содержатся доступы к их банковским счетам и электронным кошелькам с шестизначными суммами. Из-за нарушений процессуального законодательства никто, кроме оперативников и обвиняемых, не знает, что доподлинно содержалось в изъятых компьютерах. Задержав меня в 2004г. и 2008г., оперативники управления «К» получили доступ к десяткам тысяч дампов с ПИН-кодами, базам кредитных карт, e-mail для спам-рассылок, виртуальным кредитным картам и другой информации, минимальная стоимость которой составляла $110 тыс.

Начиная с 2006г. я неоднократно обращал внимание Ген-прокуратуры на нарушения управления «К» в порядке изъятия и оформлении вещдоков (компьютеров и других носителей информации). Прошло три года - реакции нет.

- Что означает буква V, выбритая на вашем затылке?

- Отдаю долю - бесплатный пиар для компании Visa.

- Что намерены предпринимать после вынесения приговора?

- Мой адвокат готовит кассационную жалобу. Я собираюсь добиваться привлечения к ответственности сотрудников КГБ и МВД за фальсификацию моего дела.

Выполняя свой гражданский долг, я не побоялся дать показания против погрязших в коррупции высших должностных лиц управления «К», чьи ответные действия привели к незаконному возбуждению дела в отношении меня и незаконному же осуждению. К сожалению, Генпрокуратура, призванная следить за соблюдением законности, зачастую предпочитает целесообразность, и потому рассчитывать мне особо не на что.

- После вынесения третьего приговора за кардинг сложно надеяться, что к вашим словам будут прислушиваться…

- Я рос без отца и в своей жизни совершил много ошибок. Мне 26 лет, а я известен уже почти всем спецслужбам мира, испробовал на практике все методы криминального заработка в Интернете, многие из которых придумал сам. Но если посмотреть вглубь, лучше всего мне удавалось продавать. Я в одиночку воплощал в жизнь самые амбициозные проекты, за несколько месяцев превращал новый сайт в раскрученную и эффективную торговую площадку. Интуитивно используя лучшие маркетинговые приемы, я способен продать что угодно, начиная от носков и заканчивая тракторами.

Наше правительство недооценивает эффективность Интернета, который на сегодняшний день является самым мощным маркетинговым и рекламным средством для продвижения товаров на зарубежные рынки. Скоро выходит моя книга Fallen Angels: PRO carding. В ней я подробно описал свой путь в кардинге, на примере друзей и знакомых показал: криминал - это утопия, легальным путем мы сможем зарабатывать гораздо больше.

Планирую обратиться к президенту с прошением о помиловании и предложением создания с моим участием Национального агентства по продвижению белорусской продукции и повышению туристической привлекательности Беларуси за рубежом посредством Интернета. Для этого не потребуется ни цента бюджетных средств, а отдача превысит показатели работы некоторых отраслевых министерств.

- Вы уверены в собственных силах?

- Да. У меня есть огромный стимул. Президент - современный человек, способный принимать смелые и нестандартные решения. Надеюсь, мне удастся убедить его в том, что мое нахождение на свободе даст нашей стране намного больше.
Добавить комментарий
Проверочный код