Видео «БелГазеты»
Опрос онлайн
Что должен сделать глава МВД Игорь Шуневич, чтобы вернуть веру общественности в милицию?
лично пройти испытание на детекторе лжи и опубликовать результаты в СМИ
снять с ОМОНа функции обеспечения правопорядка
инициировать неучастие милиционеров в суде в ранге свидетелей
расформировать ГАИ по украинскому опыту
уволить сотрудников, замешанных в громких скандалах
Шуневича спасёт только отставка
№34 (706) 31 августа 2009 г. Личный вкус

Ринг без мордобоя

31.08.2009
Меломания

Татьяна ЗАМИРОВСКАЯ

Телеканал СТВ затеял очередной развлекательный проект - «Звездный ринг». Показательное музыкальное соцсоревнование, как в старом добром «Музыкальном ринге». Кстати, группы кое-где совпадают с тем, ностальгичным «Рингом»: «Без Билета» соревновались с монументальными обломками легендарной группы «Земляне» («Там один остался - самый главный!» - объяснили мне организаторы шоу), а группа «Технология» (та самая, которая «Нажми на кнопку - получишь результат») - с Петром Елфимовым. Съемки программы проходят сейчас, в эфир она выйдет в сентябре.

Благодарный белорусский зритель крайне неизобретателен в своей желчности. Согласно концепции программы, музыкантам надо всыпать по первое число, озадачить их, поставить в тупик. Белорусский зритель (а порой даже и критик) неостроумен и предпочитает тонким ироническим материям «школьные» подколки в духе «Скажи: клей!» или «Жирный - поезд пассажирный!». Алексея Хлестова дразнили из-за невысокого роста; группу «Нейро Дюбель» - из-за небрежного сценического имиджа; Елфимова так загнобили «Евровидением» и его «ох..ительным» выступлением там, что на месте певца я бы уже давно сменила фамилию и имидж, - у белорусов отвратительно хорошая память на моменты, где кто-нибудь из их кумиров лажанулся или просто сел в калошу.

Алексей Хлестов соревнуется с «Нейро Дюбелем»: каждый играет 4 песни, в промежутках «злобные зрители» задают каверзные вопросы. Приглашенных журналистов сажают в толпу к хихикающим подросткам.«А теперь запишем аплодисменты! - вдруг начинает кричать режиссер. - Нет, это плохо. Давайте еще раз запишем аплодисменты! Так, будто на сцену сейчас вышел сам Киркоров!» Подростки вдруг начинают яростно орать и хлопать, как будто им за это платят. Я выбегаю в коридор. «Так им за это и платят - это ж массовка!» - радуется мой коллега. «А нам за это что? Нас же тоже позвали?» - «А нам за это - пиар. Мы должны быть счастливы, что нас покажут по телевизору!»

Белорусский телевизор - отец наш и бог. Все знаменитости Беларуси вышли прямиком из телевизора и в него же, в телевизор, когда-нибудь и уйдут. Попасть внутрь телевизора некрасивым, негламурным - преступление. «У вас в группе вообще есть стилист?» - возмущенно кричит какая-то девица уверенным в себе мужчинам из «Нейро Дюбеля». «Да, вот он», - Саша Куллинкович невозмутимо указывает на Юру «Паскуду» Наумова, облаченного в веселенькую гавайскую рубашку, дурацкие шорты, длинные темные носки и летние сандалии. «А где вы взяли такие рейтузы?» - не унимается девушка. «Да на заказ сшили!» - пожимают плечами музыканты. «Нет, я тоже такие хочу! Где вы их нашли?» - кричит она, довольная собственным остроумием. После третьего или четвертого вопроса про «имидж» и «агрессию» Саша не выдержал и предложил своей респондентше прогуляться до ближайшей станции метро, если уж ей так невмоготу на все это смотреть.

Журналисты же цеплялись совсем к другому: почему «Нейро Дюбель» слепо копирует «Раммштайн»? «Да какой же мы «Раммштайн! - расстроился Куллинкович. - У них же пиротехника! Шоу! И выглядят они иначе! Мы и хотели, может, быть на них похожими, да не получается. Так что очень хреновый из нас «Раммштайн». Девочки-школьницы в зале изо всех сил пытались красиво танцевать под «Дюбель» (некрасиво танцевать внутри телевизора - моветон!), но ничего не выходило, руки-ноги расползались в стороны.

Вопросов к Саше было немного, а вот на Хлестова набросились с фанатичной остервенелостью. «Вы покупаете одежду в магазине «Детский мир»?» - интересуется долговязый панк. «А какой у вас размер… э-э-э-э-э… обуви? - спрашивает девочка в розовом платье. - Тридцать девятый? Ой, у меня тоже! Какое совпадение!» «Не переживайте, Алексей, - советует певцу еще одна школьница. - Истории известно много примеров, когда люди не очень высокого роста добивались большего, чем высокие, стройные». Алексей искренне удивился: «Я и так постоянно шучу по поводу своего роста и стараюсь относиться к этому иронично».

Сложилось впечатление, что зрители и фанаты комплексуют за него. Тем не менее, в отличие от «Дюбелей», Хлестов отвечал на вопросы так бесхитростно и искренне, что расхотелось спрашивать у него какие-то гадости. Даже за свой вопрос о том, почему музыканты играют по нотам («У вас что, такие сложные партитуры?»), мне стало неловко, потому что Хлестов ответил чистую правду. Мол, выступает «живьем» он редко, он «эстрадник», поет под «минус» написанные для него песни - разных композиторов, поэтому своей группы, веселого рок-н-ролльного бэнда, как у «Дюбелей», у него нет и не будет - вследствие чего для подобных шоу серьезного уровня приходится приглашать профессиональных «живых» музыкантов и предоставлять им ноты. Вот что тут скажешь?

Лучше бы он пошутил в ответ, честное слово. «А девушки на подпевках почему такие невысокие? Могли бы быть и повыше!» - заходится триумфальным ревом мужчина на красной трибуне. Зол, едок и циничен наш белорусский зритель! Жаль только, что так чудовищно неостроумен.

На прощание Хлестов и «Нейро Дюбель» огорошили присутствующих сногсшибательной новостью: они хотят попробовать поработать вместе, записать песню, встретиться и попеть в студии - вдруг что-нибудь выйдет?

Нет, до мордобоя, кажется, на нашем «Звездном ринге» дело не дойдет. А жаль. Может быть, есть резон пригласить в массовку Александра Помидорова?
Добавить комментарий
Проверочный код