Понедельник, 5 Декабря 2016 г.
Видео «БелГазеты»
Опрос онлайн
Что означают атаки российских СМИ на Беларусь?
это эксцесс исполнителя
после информобработки Украины настала очередь РБ
это заказ Кремля
атака СМИ - вымысел оппозиции
РБ надо прекратить поставки санкционных продуктов в РФ
РБ надо принять условия РФ в нефтегазовой сфере
№32 (704) 17 августа 2009 г. Визави

«Партизанфильм» выходит из окопа

17.08.2009
и возвращает «диссидентов»

Марина ГУЛЯЕВА

Через месяц режиссер некогда запрещенного на территории страны фильма «Оккупация. Мистерии» Андрей Кудиненко приступит к съемкам новой картины на «Беларусьфильме». Жанр картины сам Кудиненко определил как «бульба-хоррор». Закончено озвучивание драмы «Волки» режиссера Александра Колбышева, снимается эксцентрическая комедия Александра Канановича «Дерево». Все трое последние годы работали в России, но недавно были приглашены на «Беларусьфильм», и сегодня говорят о творческой свободе и об «отсутствии проблем с худсоветом».

О переменах на «Беларусьфильме» обозреватель «БелГазеты» поговорила с режиссером Александром КОЛБЫШЕВЫМ и драматургом и сценаристом Андреем КУРЕЙЧИКОМ.

Александр КОЛБЫШЕВ: «ЭТО РЕАЛЬНОЕ ЖЕЛАНИЕ СДЕЛАТЬ ХОРОШЕЕ КИНО»

- Вас удивило приглашение вернуться на «Беларусьфильм»?

- С некоторых пор я вообще перестал удивляться. Я так устал ждать, что просто перестал ждать. Как теперь кажется, что, может, надо и спасибо сказать, что я не работал в Беларуси. Потому как последние несколько лет пришлось поработать в России на сериалах - и не самых плохих, тем более, как кинорежиссер, я старался делать их по принципу кино, чем сильно были недовольны продюсеры. Они все время говорили: «Забудь про кино!» Я им отвечал: «Тогда забудьте про меня!»

Мне предлагали снимать на «Беларусьфильме» - я не прикидываюсь таким бедненьким и несчастненьким. Я видел сценарии «Вам задание», «Щит Отечества», «Днепровский рубеж», «Краповый берет», но мне не нравился материал. Наверняка вы видели фильм «Мы из будущего» - так вот, эта картина могла бы сниматься на «Беларусьфильме». Еще в 2003г. на сайте ВГИКа я нашел заявку на этот фильм, тогда он назывался «Черные копатели». Я списался с автором из Санкт-Петербурга, смог убедить его, что в Беларуси этот материал оторвут с руками. И… облом. Редактор «Беларусьфильма» Георгий Марчук сказал: «Ну нет! Это все уже давно известно! У меня есть более интересная вещь, классная вещь - моя. Почитай!» Я ответил: «Нет! Если вы не чувствуете этот материал, значит, я буду искать, где его можно снять». Но автор ждать не захотел.

И вот тогда я решил, что мне здесь делать нечего и что при первой же возможности уеду. Дело не в деньгах, хотя зарплата режиссера во время простоя составляет всего Br30 тыс. Но вы знаете, что такое режиссер без работы? Вы знаете, сколько израненных, искалеченных судеб? Почему мы уезжали и будем уезжать, если ничего не изменится? Потому что нет возможности для самореализации. И как только мне поступило предложение из России снимать «Опера. Хроники убойного отдела», я уехал и проработал там больше двух лет.

И вдруг звонок с «Беларусьфильма». Главный редактор Наталья Стежко сказала: «У нас сейчас новый директор, мы формируем новый сценарный портфель. Есть ли у вас что предложить?» А у меня был еще один сценарий, с которым я три года толкался на «Беларусьфильме», - «Волки». Под разными предлогами мне отказывали: мол, НКВД, отработанная тема. Хотя эта повесть Александра Чекменева, написанная в 1963г., совсем о других вещах, но отказывали. И в прошлом году, когда раздался этот звонок, я опять решил им отдать «Волков», будучи уверенным, что мне откажут. Надежды не было никакой! Сколько было редакторов и директоров, которым это было неинтересно, так почему новый директор должен чем-то отличаться? А через неделю опять звонок: «Приезжайте! Понравилось!» И я поехал с мыслью: «Ничего себе! Что же там такое произошло?»

Как сейчас помню - майские праздники в прошлом году. Тогда на худсовете состоялась моя первая встреча с Владимиром Заметалиным…

- И как впечатление от знакомства?

- Он на меня произвел очень хорошее впечатление. Может, потому, что мою идею, мое «родное дитя» приласкали и приняли. Но ведь поступки определяют человека? Должен сказать, что пока (постучу по дереву) у нас не было недопонимания с Заметалиным. Он доверяет мне! Мы сейчас делаем рекламный ролик «Волков» - тоже, кстати, предложение Заметалина, что, мол, надо продвигать фильм. Заметалин хотел, чтобы в ролике были представлены другие сцены, но я настаивал на своем решении. Можно было бы пойти на уступки: Заметалин просит, почему бы не согласиться… Но я хотел делать по-своему. Он спросил: «Ты уверен в этом?» - «Уверен!» - «Все, утверждаем!»

Пообщавшись в процессе производства фильма с Владимиром Заметалиным, я почувствовал в нем мощную хватку продюсера. И должен сказать, что не каждый российский продюсер обладает такой хваткой. Но я все время ждал: когда же будет конфликт? Не знаю, кстати, может, все еще впереди… Но тогда я все время ждал проблем, а их не было. Другое дело, что структура кинопроизводства осталась прежней. Скажем, очень не хватает специалистов. Мне не нравится система худсоветов, о чем я говорил Заметалину.

- И что он ответил?

- «Дело времени». Понятно, что нужно совершенствовать имеющуюся систему, очень важен институт продюсерства. Сегодня у нас один продюсер - Владимир Заметалин. Но чем отличается продюсер Заметалин от российского продюсера? Российский продюсер рискует своими деньгами, и он точно знает, почему он это делает. У нас немножко другая система.

- Но в любом случае, по вашим словам, складывается впечатление, что на «Беларусьфильме» происходят серьезные перемены…

- Думаю, да. Хотя кому-то, вероятно, кажется, что нет. Как и мне казалось, когда я не имел возможности снимать, что все несправедливо и мрачно. Истина всегда посередине.

- Судя по вашему рассказу, Заметалин все время контролировал процесс съемок, а на озвучивание картины, говорят, пришел министр культуры. Не слишком ли много контроля?

- В России контроль жестче. Здесь же свободы в творческом плане гораздо больше. Я все ждал: ну хоть бы с кем-нибудь поспорить! В самом начале я вообще все время ожидал конфликта, хотя меня никто не трогал. Мне Заметалин сказал: «Нам необходимо хорошее кино, а этот материал позволяет его сделать - так сделай!» Я сказал: «Сделаю, если мешать никто не будет» - «Не будет! Сделай!» И конечно, он помогал. В коммерческом кино между продюсером и режиссером никого нет, а здесь, знаете, сколько звеньев? И в этом проблема существующей структуры «Беларусьфильма».

- Вы согласитесь с Андреем Кудиненко, что с возвращением на «Беларусьфильм» Колбышева, Канановича и Кудиненко, снимающих три разножанровых картины, у «Беларусьфильма» появился шанс перестать быть «Партизанфильмом» и изменить лицо?

- Время покажет, но действительно мои коллеги снимают на «Беларусьфильме» очень разное кино.

- Вы сами все время оговариваетесь, что, мол, время покажет - боитесь, что перемены на «Беларусьфильме»…

- ...окажутся лишь ослаблением поводка? Я могу отвечать только за свою картину «Волки». Три года я не мог пробиться с этим сценарием! И вдруг на тебе! Я считаю, что это реальное желание сделать хорошее кино.

СПРАВКА «БелГазеты». Александр Колбышев родился в Горловке (Украина). Окончил актерское отделение Киевского театрального института, работал в Брестском областном драмтеатре. Окончил мастерскую Виктора Турова Белорусской академии искусств, в 1998г. был зачислен в штат «Беларусьфильма» режиссером-постановщиком. Свою первую картину «Волки» на «Беларусьфильме» начал снимать в 2008г.

Андрей КУРЕЙЧИК: «БЕЛАРУСЬФИЛЬМ» ПРОСТО ДАРИТ ДЕНЬГИ»

- Недавно, вернувшись из творческой поездки в Голливуд, вы чрезвычайно жестко оценили продукцию «Беларусьфильма», назвав ее «чудовищной». Не слишком ли?

- Еще можно сказать, что картины слабые, провальные - суть не изменится. Это ведь не только моя личная оценка, такие вещи я слышу от коллег c того же «Беларусьфильма» и от самих зрителей. Прокат ведь очень чутко реагирует на зрительский спрос, а на белорусское кино людей просто нужно загонять. Притом что цены на билеты гораздо ниже рыночных, притом что проводятся встречи с актерами - ничего не помогает. Тест на зрителя белорусское кино не проходит.

- И не пройдет?

- В ближайшее время - нет. Достаточно вспомнить недавние «шедевры»: «Свежина с салютом», «Родина или смерть», «Вам задание», «Анастасия Слуцкая», «На спине у черного кота», «Днепровский рубеж». Все эти фильмы не просто не стали хитами - они даже не вышли в широкий прокат.

- Вы не верите в «Беларусьфильм»?

- Верю. Любую компанию можно изменить, изменив менеджмент, творческую, инвестиционную стратегию и т.д. Даже те компании, которые производили очень плохие автомобили, при продаже новому владельцу начинали делать очень хорошие. Все можно изменить.

- Нынешняя система менеджмента «Беларусьфильма» позволяет рассчитывать на перемены?

- Нет. То, что существует сегодня, не позволяет надеяться на лучшее, и я всегда об этом говорил. За каждый кинопроект должен отвечать какой-то человек, во всем мире такой человек называется словом «продюсер» - он берет на себя финансовую и творческую ответственность, он ведет проект с момента выбора сценария до конца. И не важно, работает он на себя или на государство.

- Режиссеры, которые сегодня снимают на «Беларусьфильме», таким человеком - «продюсером» - называют Владимира Заметалина…

- Заметалин - гендиректор «Беларусьфильма». Он не является человеком, который продюсирует фильмы в истинном смысле этого слова. Продюсер - человек, который зарабатывает лично, в зависимости от успеха или провала картины. Владимир Заметалин является нанятым директором, за творческую политику он отвечать не может. Хотя, вероятно, он действительно талантлив в своей сфере - в организации той же реконструкции «Беларусьфильма».

- Владимир Заметалин лично позвонил некоторым режиссерам с предложением вернуться на киностудию…

- Он действительно пытается найти людей. Но это не работает! Чтобы кого-то звать, нужно понимать, что ты хочешь сделать. Скажем, российский продюсер Ренат Довлетьяров считает, что нужно делать современные комедии. Для этого он приглашает специальных людей - меня, Александра Стриженова. Другой продюсер, Сельянов, считает, что в России нужно снимать честное, проблемное кино, и пытается собрать под него свою команду. Существует творческая концепция! Они знают, чего хотят.

Творческую концепцию «Беларусьфильма» я сформулировать не могу. Все хотят делать хорошее кино - и «Беларусьфильм», и «Казаxфильм», и китайцы, и японцы. Это разговор о качестве. Но мы не имеем стратегии! Мы хотим делать коммерческое кино? Или мы хотим тратить государственные деньги на арт-хаус? Высокобюджетное кино, низкобюджетное кино - какое? «Беларусьфильм» сегодня делает все, что ему приходит в голову, - что попадается, то и снимает.

- Но «попадается» Андрей Кудиненко, Александр Колбышев… На «Беларусьфильме» сегодня снимаются очень разные картины, что позволяет говорит о меняющемся облике «Партизанфильма»…

- Такое же разнообразие было и раньше. Снималась «Анастасия Слуцкая», параллельно какая-нибудь комедия и драма. И кстати, тоже были не такие уж и слабые имена - Пташук, Рыбарев и т.д.

Если компания знает, чего хочет, и не просто ищет разнообразия, а хочет иметь один коммерчески успешный фильм, два фестивальных, один телевизионный, два анимационных и по каждому проекту знает результат - это называется вменяемой стратегией. У нас же, насколько я понимаю, складывается так - они закончили снимать «Волки» Колбышева и «Дерево» Канановича, но понятия не имеют, что будут делать дальше.

Буквально на днях я встречал людей из «Беларусьфильма», которые советовались со мной, куда можно продать эти картины. Со мной, человеком со стороны! Это хаос. Так не делается! В России прокатная судьба фильма известна еще до начала съемок. «Любовь-морковь» была продана до начала съемок. Так работают все! И только «Беларусьфильм» сначала делает и только потом думает, как продать картину. Если «Беларусьфильм», как кинокомпания, занимается кино, чтобы извлечь какую-то выгоду, это делается не так. Если «Беларусьфильм» просто берет деньги государства, запускает картину, набирает людей и, по большому счету, дарит им эти деньги - это другая ситуация.

Правда в том, что пока «Беларусьфильм» просто дарит деньги. Да, все они работают, но если я, скажем, заказываю ремонт квартиры, я ведь хочу, чтобы люди не просто работали, а чтобы у меня была новая, красивая квартира. Мы, общество, как заказчики, - это ведь наши деньги - должны бы увидеть какой-то продукт. Мы инвестируем в вашу компанию наши деньги и хотели бы видеть результат, сборы, фестивальные призы, успех у зрителей - где он? Его нет. Мы даем деньги, а потом они кладутся на полку в виде фильмов, которые никто не хочет смотреть.

- Почему вы так категорично отказываетесь видеть положительные перемены на «Беларусьфильме»? Приглашены опальные режиссеры, утверждены сценарии, которые не утверждались годами, сами режиссеры заявляют о творческой свободе…

- Есть творчество, которое мне ни в коей мере не хочется критиковать. А есть компания, которая работает по определенной бизнес-модели. Бизнес-модель «Беларусьфильма» неэффективна! И мы это видим по объективным результатам, а не опираясь на мое субъективное ощущение.

- Пока еще только на ваше субъективное ощущение - вы не видели ни одной новой картины «Беларусьфильма» и не можете оценивать их шансы на успех…

-Я констатирую факты на сегодняшний день. Вчера я разговаривал с министром культуры. И он мне сказал, что на «Днепровский рубеж» были потрачены огромные деньги, но фильм показали по телевидению, исключив тем самым возможность проката.

Проблема в том, что у «Беларусьфильма» нет мотивации возвращения денег. Ну потратили деньги на одну картину - дадут еще. Зачем зарабатывать? А за провалы там никто никогда ответственности не несет! Факт в том, что ни один собственный проект «Беларусьфильма» не окупился.

Я бы предложил им ввести должности продюсеров: продюсер по коммерческому кино, фестивальному, телевизионному, анимационному и документальному. Высоких профессионалов в своей конкретной специализации. С каждым должен быть жесткий контракт: если проект по результату соответствует установленным требованиям контракта, то люди получают процент, если нет - голую зарплату - и на улицу. Продюсер - это человек, который полностью берет на себя ответственность за проект. Если Владимир Заметалин выступает продюсером, то он за фильм «Днепровский рубеж» должен быть уволен - потрачены государственные деньги, фильм провален. Значит, он не продюсер.

-Вам предлагали написать сценарий на «Беларусьфильме»?

- Да, я предложил сценарий молодежной комедии, которую можно было продать и на российском рынке. Но ничего не получилось - редактора «Беларусьфильма» обвинили меня в том, что этот сюжет был предложен российской компании. Это действительно так, но компания взяла другой сценарий очень маститого режиссера. А «Беларусьфильм» отказался: мол, им я предложил этот сценарий вторым, а вторыми мы быть не хотим. Не хотите - не надо. Вообще, я работаю только под заказ, я не хожу с папочками сценариев и никого не упрашиваю. Мне заказывают сценарии.

- Вы готовы себя признать «не самым умным, не самым творческим, не самым радушным, не самым честным»? Именно так в одном из интервью по возвращении из Америки вы охарактеризовали белорусский народ…

- Конечно. В особенности после общения с американцами. Меня поразило, как они искренне пытаются помочь всему миру! Правда, мир этого, конечно, не понимает… Половину вечернего времени на телеканалах занимает сбор денег для бедных стран. А мы… А у нас человека, который кому-то напакостил, взяли и сожгли живьем. И поджигателей отпустили. Нормально - ну сожгли и сожгли. Вот лицо Беларуси в XXI в.

СПРАВКА «БелГазеты». Андрей Курейчик родился в Минске в 1980г. Окончил юрфак БГУ. Работал юристом в международной юридической фирме «Власова и партнеры» (2000-01гг.), помощником председателя Белорусского союза театральных деятелей (2001-02гг.). Сыграл в фильмах «Дунечка» и «Партизанская мистерия», автор сценариев фильмов «Любовь-морковь», «Любовь-морковь-2», «Юленька».
Добавить комментарий
Проверочный код