Видео «БелГазеты»
Опрос онлайн
Что должен сделать глава МВД Игорь Шуневич, чтобы вернуть веру общественности в милицию?
лично пройти испытание на детекторе лжи и опубликовать результаты в СМИ
снять с ОМОНа функции обеспечения правопорядка
инициировать неучастие милиционеров в суде в ранге свидетелей
расформировать ГАИ по украинскому опыту
уволить сотрудников, замешанных в громких скандалах
Шуневича спасёт только отставка
№30 (702) 03 августа 2009 г. Тема недели

Ложить мы хотели!..

03.08.2009
Грамота от слова «грамм»

Виктор МАРТИНОВИЧ

75 ошибок на памятнике в честь 1000-летия Бреста, открытом в день, когда город праздновал 990-летие со дня основания, - это какой-то новый уровень отношения как к факту, так и к слову в нашей стране. Уровень, достигнутый по результатам плавного размывания понятия «грамотность», насажденного давным-давно на наши головы Лениным, да с тех пор оставленный в покое. С прилавков, объявлений в гостиницах, экранов и из газет у нас спрашивают: а зачем писать правильно? И действительно - зачем?

Неизвестно, что сделал бы с собой японский криэйтор, допустивший ошибку в плакате, посвященном родному городу, в момент, когда этот плакат появился на сити-лайтах. По всей видимости, просто ритуальным разрезанием живота мечом он бы не ограничился, в конце концов, харакири - удел аристократов-самураев, загнанных в угол жизненными обстоятельствами. Здесь же именно личный провал, да какой! На всю страну!

(На фото: История Бреста на памятнике в честь 1000-летия города изложена на 12 бронзовых досках с 75 орфографическими ошибками. Местные чиновники уверяют, что ошибки появились из-за спешки - проект памятника утверждали 11 раз)

У нас же плакаты с ошибками, без запятых или с лишней запятой не только не осудили - они продолжают еще висеть, показывая, что «ложить хотели» криэйторы и власти на всяких там грамотеев.

Что уж говорить, когда в городе встречаются кафе - неплохие, кстати, кафе! - названия которых содержат в себе неверную орфографию! Вы представляете, сколько людей должны прочитать, не заметить ошибку, зарегистрировать, изготовить логотип - тоже с ошибкой, затем сделать вывеску, повесить эту вывеску, а потом под ней ходить, ничего не замечая!

Peperoni (с одним «p») - и это в столице (фото можно увидеть здесь: http:www.peperoni.relax.by)! Название хоккейного клуба «Дiнамо», белорусские переводы многочисленных правил, в т.ч. висящих в общественном транспорте, - все это присутствует рядом с нами и именно своим присутствием, нежеланием исправляться доказывает, что и так - тоже можно! Что грамота - какое-то устаревшее фуфло!

В городском печатном дискурсе правила русской орфографии слились воедино с белорусским «как слышится, так и пишется», и вот оно - пишется, как слышится, а слышится каждому по-разному, и бороться с этим бесполезно!

Сейчас, после открытия памятника в Бресте, можно говорить о становлении некоего нового принципа письма в нашей стране. Как известно, развитие письменности проходило через три стадии. Пиктографическую - когда явления жизни изображались буквально, значками-иероглифами (см. раннеегипетский иероглиф слова «птица» - художник пытался закрепить нечто, отдаленно напоминающее птицу, в знаках, в закорючке). Идеографическую - когда в графическом знаке старались отразить уже значение слова (цифра 3 и понятие «три»). И фонографическую - когда изображались звуковые элементы слова или фонемы. Так вот, наше новое белорусское письмо - это письмо постпиктографическое. Люди, которым доверено писать слова, пытаются изобразить нечто, отдаленно напоминающее слово из уже прошедшего все эти три стадии русского или белорусского языка!

(На фото: Изобилие ошибок на памятнике в честь 1000-летия Бреста, открытом в день, когда город праздновал 990-летие со дня основания, - это новый уровень отношения как к факту, так и к слову в нашей стране)

Так, видя слово «трансцендентальный», представитель современного постпиктографического письма выразит его общую суть, его общий абрис, например так: «транцыдзентанный». Слово продолжит справляться со своей номинативной функцией, все, знакомые со словом «трансцендентальный» (или со словом «Динамо»), - прочтут и идентифицируют и там, и там нужное понятие. А что совпадений мало, так это в эпоху бурного роста и процветания мало кого волнует.

Все многообразие функций письма теперь в Беларуси сокращено до одной-единственной функции: чтобы было понятно. Если на приговоре написано «превести в из полнения», то ведь понятно, что это значит, а стало быть, понятно и что нужно делать.

Языку окончательно определена роль посредника в исполнении неких коммуникативных актов, и любая попытка его из этой роли вывести в нечто большее, например национальное культурное достояние, идентификатор нации, обречена на провал.

Ситуация, когда один из представителей органов верховной власти в стране пишет в нашу газету письмо, которое подлежит публикации, и, зная, что оно будет опубликовано, допускает в письме ошибки, - лучшее тому подтверждение. Кто заметил ошибки - это ваша личная культурная драма. Главное, чтобы понятно было.

Собственно, в этом плане белорусская власть продолжает следовать заветам Ильича. Цель послереволюционной борьбы с безграмотностью заключалась в том, чтобы обучить народ писать хоть как-то, а не в том, чтобы обучить народ писать жалобы из-за неверно написанной вывески на районном отделении Наркомпроса. И, сдавая теперь позиции грамотности по всем фронтам, когда в кабинеты набирают управленцев, которые на одном языке пишут с трудом, этот завет реализуется: ведь пишет! Ведь расписывается! Не крестик ведь ставит!

И вот мы подошли вплотную к постиндустриальному обществу, к веку цифровых технологий, уверенные в том, что «цифра» пишется через «ы». Мы вгрызлись в мировую паутину, еще сохраняя уверенность в том, что паутину, вообще-то, нужно снимать шваброй, чтобы не нарастала по углам хаты.

И о том, почему подобные процессы не происходят во всех остальных странах. Что в тоталитарной России, что в демократической Литве - там существуют общественные комиссии по сохранению чистоты языка. У представителей этих комиссий очень широкие полномочия, а к их замечаниям прислушиваются даже вице-премьеры. У нас же человек, просящий исправить ошибку в вывеске, - кто-то вроде городского дурачка. Тебе что, блин, непонятно, что написано? Понятно? Вот и сиди! И кричи: «Дi-на-мо!» И не выпендривайся тут, образованность свою демонстрируя!

Образованность, знание, информированность о том, как правильно, у нас вообще является не достоинством человека, а его недостатком. А к однозначным достоинствам можно отнести простоту, незамысловатость, житейскую мудрость - все это помогает делать карьеру, в отличие от степеней и владения языками. В условиях, когда заседания уважаемых вузов деканами ведутся на трасянке, важна не чистота языка, а то, кто говорит. И если тот, кто говорит, обладает большим символическим капиталом, если он может не продлить контракт, обратившись на ты, усадить на место так, что ты и вякнуть не посмеешь, - даже трижды знающий, как говорить правильно, будет молчать! Такая уж у нас традиция!

И в рамках этой традиции Товарищество белорусского языка, например, регулярно пишет письма во все инстанции, но какой статус у товарищества? Может ли оно поставить на место неверно говорящего или пристыдить человека, написавшего с ошибкой, когда этот человек одним росчерком пера способен лишить любую общественную организацию помещения, регистрации - да всего? Оттого-то, от низкого статуса знающих, товариществу остается радоваться, когда не посылают на пл. Бангалор, а принимают хоть какие-то меры.

Всем остальным, завидевшим ошибки, настоятельно рекомендуем: зажмурьтесь и ускорьте шаг. Если не помогает, спросите у себя: вам понятно, что там написано? Понятно! Вот и не выпендривайтесь!

Фото: belmy.info
Добавить комментарий
Проверочный код