Видео «БелГазеты»
Опрос онлайн
Обеспечит ли работой 500 тыс. граждан, официально зарегистрированных как безработные, обновленная версия декрета N3 «о тунеядцах»?
нет, скрытая безработица гораздо выше
нет, пока не будут проведены структурные реформы в экономике
нет, все закончится очередными акциями протеста
да, если президент приказал
нет, пятая колонна в Совмине преднамеренно дезинформирует президента
№30 (702) 03 августа 2009 г. Экономика

Вор не всегда сидит в тюрьме

03.08.2009
Очевидное и невероятное с Александром ОБУХОВИЧЕМ



В начале XIX в. во Франции бытовала байка, что казнокрады и взяточники только ухмыляются, когда Наполеона при них называют «непобедимым». Как и Наполеон, придя к власти на волне общественного негодования разгулом коррупции и беспомощностью правительства, президент Беларуси смог лишь ограничить размер этого бедствия. Но, как и Наполеон, не смог победить его.

Судя по тому, что коррупционные скандалы вспыхивают время от времени и на «продвинутом» Западе, окончательная победа над коррупцией - дело грядущих поколений. Проблема нынешнего дня - максимально ограничить масштаб явления и не позволить ему оказывать существенное влияние на ход экономических процессов. Конечно, у нас - не Россия или Украина, где коррупция препятствует даже реализации важнейших национальных проектов, но у нас и сама коррупция, и активно-бюрократическая борьба с ней тоже стали существенным фактором экономической жизни.

Причем не всегда понятно, что приносит больше вреда. С одной стороны, высказанный Лукашенко российскому премьеру Владимиру Путину рецепт борьбы с коррупцией - «Сажать!» - пользуется широкой поддержкой населения и действительно позволил остановить волну коррупции, которая шла с Востока. С другой - антикоррупционный террор контролирующих органов серьезно ограничивает хозяйственную инициативу предприятий: под угрозой волны проверок директора предпочитают не рисковать.

Так, например, за последние годы, по причине наличия отдельных фактов коррупции закрыты почти все торговые дома и филиалы предприятий в России. Сейчас, в кризис, их остро не хватает.

Сегодня президент предлагает просить о помощи в сбыте частный капитал. Но все последние годы тесное сотрудничество госпредприятия с частной фирмой вызывало подозрения и волну проверок. Кто сказал, что при улучшении экономической конъюнктуры вектор политики в данных вопросах не изменится на обратный?

Сама по себе коррупция возникает там, где административное решение дает значительный экономический эффект для просителя. Произвол чиновника или директора госпредприятия (а директор у нас, де-факто, просто чиновник), отсутствие объективных критериев выбора им решений - вот почва для коррупции. И чем больше в экономике «ручного управления», чем больше размыты критерии оценки работы чиновника или директора - тем больше вероятность появления фактов коррупции.

Объективно у нас созданы все условия для ее процветания. Я не рассматриваю здесь бытовую коррупцию - она является следствием уровня общественной морали и в условиях сильного имущественного расслоения общества присутствует всегда. Эта болезнь лечится только контролем и безработицей и существенного влияния на экономические процессы не имеет. Речь идет о той коррупции, когда чиновник, как физлицо, используя свою должность, «участвует» в прибылях хозяйствующих субъектов.

Во-первых, отсутствует анализ экономического эффекта того или иного административного решения. Аналог - ситуация начала 90-х гг., когда коррупция на предприятиях основывалась на том, что отпускные цены предприятий были существенно ниже рыночных. Сейчас вопросы посложнее (закупка товара, размещение заказа, выделение земли, приватизация и т.д.), но принцип тот же: принятое чиновником решение приносит хозяйствующему субъекту дополнительную прибыль, часть которой передается чиновнику. Вопрос анализа - почему образуется эта дополнительная прибыль? И почему чиновник вправе решать, как она должна быть использована?

Во-вторых, нам до сих пор не удалось стабилизировать цены рынка. Нестабильность цен - благодатная среда для коррупции. Хотя закупки товаров, услуг по завышенным ценам наши предприятия чаще ведут из-за безденежья: завышенная цена является платой за отсрочки платежей. На Западе предприятию на помощь в таких случаях приходят банки, у нас - только ростовщики.

В-третьих, способствует коррупции безграмотность контролирующих органов. Читая полный ошибок отчет Комитета госконтроля о проверке ОАО «Минский приборостроительный завод» или наблюдая примитивную проверку НП РУП «Кварц-авто», другой вывод о квалификации контролеров и не напрашивается. Даже когда проверяющие получают команду «Найти!», они часто тупо пытаются поймать на знакомых им мелочах.

В-четвертых, и это главное, питательная почва для коррупции - всесилие чиновника. В отсутствие объективных критериев для оценки работы предприятий и их директоров, полной беззащитности директора перед лицом вышестоящего начальства, «крышевание» коммерческих структур и промышленных предприятий приняло массовый характер. Активно усваиваются худшие традиции советской «номенклатуры»: «непотопляемость» директоров, клановость, раздел «сфер влияния». Вот это - настоящая угроза для экономики страны.

В таких условиях борьба государства с коррупцией напоминает бег на месте - удается только сдерживать ее развитие. В рамках «ручного управления» экономикой государства решения проблемы коррупции нет.

Решение проблемы - в прозрачности и открытости экономических процедур, в создании стандартных программ финансового анализа, позволяющих провести анализ хозяйственной деятельности предприятия за минуты, в разработке промышленной политики и конкурсности назначения директоров. Но это уже будет другая экономика.
Добавить комментарий
Проверочный код