Видео «БелГазеты»
Опрос онлайн
Что должен сделать глава МВД Игорь Шуневич, чтобы вернуть веру общественности в милицию?
лично пройти испытание на детекторе лжи и опубликовать результаты в СМИ
снять с ОМОНа функции обеспечения правопорядка
инициировать неучастие милиционеров в суде в ранге свидетелей
расформировать ГАИ по украинскому опыту
уволить сотрудников, замешанных в громких скандалах
Шуневича спасёт только отставка
№30 (702) 03 августа 2009 г. Автостоп

«Под его колёса попал труп»

03.08.2009
Грузчик копит деньги на независимую экспертизу

Елена АНКУДО

Майор милиции в неслужебное время наехал на пешехода и покинул место происшествия. Эти события 2-летней давности до сих пор не дают покоя водителю VW Golf 3 Олегу Камозе, признанному виновником аварии, повлекшей смерть пешехода, и приговоренному к 3 годам лишения свободы. Водитель не считает себя виновным и намерен добиться оправдания.

Посетив редакцию, Олег Камоза рассказал корреспонденту «БелГазеты» Елене Анкудо, почему не является виновником гибели пешехода и для чего копит деньги на независимую экспертизу.

«ВЫ ЧЕЛОВЕКА СБИЛИ!»

Авария произошла 31 марта 2007г. Двигаясь поздно вечером по трассе Минск - Могилев в сторону столицы близ деревни Натальевск Червенского района на VW Golf 3, Олег Камоза сбил человека.

«С матерью я направлялся в аэропорт «Минск-2», - начал рассказ гость редакции, в то время - старший дознаватель РУВД Заводского района столицы. - Двигаясь по второй полосе дороги в районе населенного пункта Натальевск, увидел силуэт человека, идущего по обочине. Неожиданно тот решил перебежать дорогу. Я ударил по тормозам, но все же задел пешехода правой передней частью автомобиля - времени и расстояния не хватило».

Разбив лобовое стекло, пешеход влетел на крышу автомобиля, а оттуда его выбросило на полосу встречного движения. Водитель остановил машину и поспешил на помощь:«Еще не дошел до пострадавшего, как вдруг - фары: летит джип. Я руки поднял - «Стой!», но водитель продолжил движение. Наехав на человека, он протащил тело на 25 м - столько длился кровавый след. «Вы человека сбили!» - закричала спутница водителя джипа, когда машина остановилась.

Местный житель, возвращавшийся домой из бани в состоянии алкогольного опьянения и попавший под колеса двух автомобилей, был мертв. Мать Камозы потеряла сознание. «Из родных у меня только мама, жена и дочки остались, - разводит руками Камоза, - больше никого». Водитель джипа вместе со своей спутницей побежали к своему автомобилю и скрылись. «Поэтому, заручившись согласием местного жителя, подошедшего к месту ДТП, я повез маму в больницу. Однако когда она пришла в себя, то наотрез отказалась от посещения медучреждения. Я направился домой. Это была моя основная ошибка, но, вспоминая тот вечер, понимаю: так же поступил бы и сейчас. Помочь потерпевшему я уже не мог, а вот матери было плохо».

По факту гибели человека в дорожной аварии в отделе по расследованию ДТП УВД Миноблисполкома возбудили уголовное дело по ст.317 ч.2 УК «Нарушение правил дорожного движения или эксплуатации транспортных средств, повлекшее по неосторожности смерть человека». Зная об этом, Камоза пришел к следователям самостоятельно, написав явку с повинной. Поскольку подозреваемый являлся сотрудником милиции, спустя непродолжительное время в кабинете появились сотрудники службы собственной безопасности МВД.

Начались допросы. На месте происшествия прошел следственный эксперимент. Придя на следующий день к следователю сразу после обеда, как тот и просил, Камоза обнаружил странную суету в его кабинете: «До вечера дверь не закрывалась, заходили то эксперты, то следователи с калькуляторами. После четырехчасового совещания следователь наконец пригласил меня с адвокатом и сообщил: эксперт ошибся, подъем дороги не 1,1 градуса, как было заявлено ранее, а 2,0 градуса. Это говорило о более высокой скорости моего автомобиля. Я не отрицал, что двигался со скоростью 85 км/ч, начав снижение, поскольку оказался в населенном пункте, но о вине второго водителя почему-то никто не говорил. Уголовное дело в его отношении прекратили, отметив: скорость джипа составляла 60 км/ч, под его колеса попал труп. Все телесные повреждения списали на меня».

В связи с тем, что следственные органы стали вносить в материалы дела сведения, по его мнению, не соответствующие действительности, Камоза решил самостоятельно доказать невиновность с помощью независимой экспертизы в НИИ проблем криминологии, криминалистики и судебных экспертиз. «В этот же день я сообщил следователю о своем намерении обратиться к независимым экспертам и поехал за деньгами - экспертиза могла обойтись в сумму около Br300 тыс. Я не успел: вскоре позвонил следователь, попросил прийти и ознакомиться с постановлением о назначении судмедэкспертизы. Как только я зашел к нему в кабинет, мне скрутили руки: «Вы арестованы». На вопрос «За что?» получил ответ: «У меня претензий нет, имеется указание руководства». На все последовавшие жалобы получены отписки».

«ИЗБЕЖАТЬ СТОЛКНОВЕНИЯ БЫЛО НЕВОЗМОЖНО»

По приговору суда, состоявшегося в июле 2007г., Камозу признали виновным «в нарушении ПДД лицом, управлявшим транспортным средством, повлекшем смерть человека» и определили наказание: 3 года лишения свободы в условиях поселения с лишением прав управлять транспортным средством в течение 4 лет. Отбыв под стражей чуть более года, Камоза, уволенный в то время из милиции, решил добиться отмены приговора, поскольку считает себя невиновным.

«В основу приговора суд положил результаты следственного эксперимента и проведенной на его основании автотехнической экспертизы, - поясняет свою позицию Камоза, - которые я считаю недостоверными. Так, рассчитывая расстояние между моим автомобилем и пешеходом, внезапно выбежавшим на дорогу, эксперт применил иное, увеличенное расстояние в 55,6 м, хотя в ходе следственного эксперимента его определили в 32,6 м. Но и при более длинном расстоянии избежать столкновения было невозможно».

Не согласен Камоза и с показателями, на которых остановилось следствие: темпом движения пешехода и временем реакции водителя при экстренном торможении в темное время суток. Наш собеседник уверен: они противоречат методическим указаниям, которыми обязан руководствоваться эксперт.

«Мне ставят в вину, что пешеход двигался по проезжей части дороги, а я утверждал и продолжаю утверждать: этот человек был на обочине, а не на проезжей части, как написано в обвинении и приговоре. Но мою версию о наезде на человека, внезапно выбежавшего на проезжую часть с обочины, рассматривать никто не захотел. Суд согласился с обвинительной позицией следствия, не пожелав прислушаться к моим доводам. Я пытаюсь доказать правоту, но меня не желают слушать».

Выйдя на свободу, Камоза пытался обжаловать приговор, направляя обращения в Генпрокуратуру, однако не достиг цели, получив, с его слов, очередную отписку. Последняя надежда - на независимую экспертизу. Уволенный из органов милиции и не сумевший после освобождения устроиться на должность юриста, Камоза копит деньги на экспертизу, работая грузчиком.
Добавить комментарий
Проверочный код