Понедельник, 5 Декабря 2016 г.
Видео «БелГазеты»
Опрос онлайн
Что означают атаки российских СМИ на Беларусь?
это эксцесс исполнителя
после информобработки Украины настала очередь РБ
это заказ Кремля
атака СМИ - вымысел оппозиции
РБ надо прекратить поставки санкционных продуктов в РФ
РБ надо принять условия РФ в нефтегазовой сфере
№28 (700) 20 июля 2009 г. Тема недели

Кризиса не будет никогда

20.07.2009
Нет такого слова в Беларуси

Виктор МАРТИНОВИЧ

Наблюдая за т.н. «белорусским кризисом», невозможно избавиться от ощущения, что он какой-то ненастоящий. Что в нем не хватает главной ноты, основной мелодии, объединяющей разрозненные проявления в один сплошной похоронный марш. И тут президент, может быть, прав: это не наш кризис. Как в СССР не было секса, в Беларуси нет и не может быть кризиса. Здесь построена модель, проблемы которой просто не описываются этим понятием.

Французский философ Ролан Барт утверждал, что все мы живем на уровне языка и даже в самом языке (самим языком?). В этом плане сложно понять, что было первично: заявление о том, что в СССР нет секса, или комплекс культурных и социальных практик, не позволявших называть то, что проделывали друг с другом советские мужчины и женщины в постелях, сексом. Так или иначе, язык и жизнь оказались тесно переплетенными.

(На фото: Примета кризисного времени - экзотические предложения широкого спектра потребительских товаров)

До тех пор, пока в советском языке не обосновалось слово «секс», горбачевской перестройки случиться не могло по определению. Секс был чужд советскому человеку, он оскорблял не только его ухо, но и понятийный аппарат, в котором под «женщиной» и «мужчиной» подразумевалось совсем не то, что подразумеваем сегодня мы, перевоспитанные рекламой и Голливудом. Беларусь не знает слова «кризис» не на стилистическом, а как раз на структурирующем ее промышленность и социальную сферу уровне. Вы говорите - «сокращение золотовалютных резервов», «наращивание складских запасов»? Так давайте и будем называть это так:«сокращение ЗВР» и «наращивание запасов»! При чем здесь кризис? Даже если начнется девальвация, это будет «девальвация на фоне сокращения ЗВР и наращивания складских запасов, сопровождаемая растущим дефицитом внешней торговли», но никак не «кризис».

Кризиса не может быть в Беларуси уже исходя из определения слова «кризис». «Современный экономический словарь» Райзберга определяет кризис как «процесс, когда ранее переоцененные активы приобретают свою новую, справедливую (по мнению участников рынка) стоимость». Давайте согласимся с тем, что в стране, где стоимость активов определяют не участники рынка, а государство, кризиса, связанного с их «переоценкой», не может быть в принципе! Потому что государство оценивает активы ровно так, как ему представляется целесообразным.

Если у государства есть внешняя торговля, оно должно как-то сообразовываться с рыночными механизмами оценки активов, но лишь в тот момент, когда перестает восприниматься как отдельно взятый феномен и начинает восприниматься как субъект внешней торговли. Это - такой же парадокс, как и то, почему в Беларуси не может быть дефолта (по определению слова «дефолт»).

Главное белорусское экономическое чудо заключалось не в построении общества тотальной социальной справедливости, в котором мы жили до отмены льгот. Главное чудо происходит сейчас, и связано оно с тем, что доллар стоит именно столько, сколько он стоит, и до сих пор свободно продается во всех обменных пунктах. Включенные в глобальную информационную сеть, потребляющие новости России и других стран, где стоимость активов определяется участниками рынка, мы ожидаем прихода именно «кризиса» и удивляемся, что вместо останавливающихся заводов видим наполнение складов, вместо массовых сокращений - переход на неполную трудовую неделю, вместо суицидов в управленческом звене компаний - проявления некоего стихийного дауншифтинга, когда люди уезжают на пару месяцев на рыбалку, понимая, что теперь для бизнеса - не лучшая пора.

Мы ждем того, что никогда не случится. Кризиса не будет. Будет нечто глубоко самобытное, такое, как белорусские выборы, как агрогородок, как «Дажынкi». До тех пор пока есть валютное регулирование, не будет стихийной девальвации. До тех пор пока есть регулирование цен, инфляция будет происходить лишь по определенным позициям. Вспомните СССР. Разве нас волновал курс рубля к доллару? Разве мы говорили в начале 80-х гг. о «кризисе»? Звучали совсем другие слова, которые куда лучше будут подходить под описание белорусских проблем в случае, если ситуация станет развиваться так, как она развивалась во II квартале 2009г.

К примеру, слово «дефицит», объясняющее отсутствие товаров на полках по ценам, которые определяются государством. Или «спекуляция», с которой как тогда, так и теперь будут ожесточенно бороться (расстрельное обвинение в СССР, между прочим!). Или«импортная вещь» - как обозначение чего-то редкого, не того, что дорого купить, но того, что сложно достать.

Толковый словарь Даля определяет «кризис» как «перелом, переворот, решительную пору переходного состоянья». Обратим внимание: как и в сугубо экономическом определении, здесь звучит мотив «транзитивности», кризис мыслится или«процессом» или переломной стадией «перехода». Так, можно говорить, например, о кризисе идей либерализма, о кризисе южнокорейского развития. Но говорить о «кризисе» касательно белорусской экономики - значит автоматически признавать ее транзитивность, допускать, что она движется откуда-то куда-то, в то время как она стоит на месте, как модельные ряды многих предприятий, замершие в своем понимании дизайна где-то в 80-х.

А потому давайте перестанем говорить о Беларуси словами международных теленовостей. Давайте не нагнетать ожиданий того, что у гужевой телеги сейчас сломается реактивный двигатель. В конце концов, в момент, когда у телеги отвалятся колеса и оглобли, мы сможем поставить на нее те самые реактивные двигатели. Но - только в том случае, если перестанем убеждать себя, что до сих пор двигались в ногу со всем современным миром.

НАРОДНЫЕ ПРИМЕТЫ БЕЛОРУССКОГО НЕ-КРИЗИСА

Разговоры и слухи. Подумайте, о чем мы говорим друг с другом! Мы говорим либо о курсе рубля к доллару, о проблемах с расчетами, о том, сколько дней в неделю работают предприятия нашего города, обсуждаем слухи о девальвации и то, что вот, мол, соседка Валька - дура, потому что не забрала вклад из банка (вариант: соседка Валька - дура, потому что забрала вклад из банка, а сейчас ведь такие проценты!). Либо - если тема раскрыта уже настолько, что от нее начинает подкидывать на стуле, - не говорим о курсе рубля к доллару, о проблемах с расчетами и т.п., не говорим! Ни в коем случае не говорим! О чем угодно, но не об этом! Давайте лучше «Гарри Поттера» обсудим!

Пармезан не накладывают. Гурманы жалуются. Раньше в минских ресторанах к пицце подавали тарелочку с тертым пармезаном. А рядом ставили такую хрень с оливковым маслом и ржаной хлеб. А сейчас тарелочку бесплатно не подают. Требуют уплатить Br2 тыс. за пармезан. Потому как кризис. Вернее не-кризис, но не все это понимают. А в других ресторанах при покупке порции суши предлагают 1/5 суши (т.е. одну ровно сушину) - бесплатно. В общем, нет порядка и единообразия в минских ресторанах. Вы разберитесь: кризис - это когда пармезана не допросишься или когда сушину без спроса несут?

Появление экзотических объявлений. Кризис не кризис, а пить и есть надо. Отсюда - объявления на столбах, предлагающие купить подержанный мужской костюм, пару почти не ношенных женских туфель, шубу из искусственного меха, сломанный утюг, самовар. В метро появились люди, шмыгающие по вагонам и просящие милостыню. На выходе из магазинов вполне-таки здоровые мужики собирают на пузырь, и не хватает им всего каких-нибудь Br500. Вроде на примету темных времен не тянет, но год назад и без продажи шубы и утюга всем на все хватало.

Меняется структура потребления. Тот, кто отдыхал в Таиланде, едет в Турцию, тот, кто проводил отпуск в Турции, теперь едет на дачу, а те, кто всю жизнь отдыхал на даче, - в Египет, потому как дешево. Не то чтобы денег у любителей Таиланда не хватало на Таиланд. Не то чтобы из-за того, что «Туарег» заправлять не на что, кто-то что-то не покупает. Просто кризис ведь. Т.е. не-кризис, но это неважно. Смысл в том, что в кризис тот, кто деньгами сорил, - сорить перестает, а тот, кто никогда ими не сорил - начинает, т.к. цены приятные.

Интересно смотреть новости. В нормальном состоянии белорус смотрит по телику сериалы и читает газету кроссвордов. Но теперь, в этот чудесныйII квартал, по всей стране разлито ощущение, что вот-вот что-то «долбанет». И когда «долбанет», нужно будет срочно, в одних трусах, срываться и бежать, причем никто точно не знает куда - то ли в ближайший гипермаркет, то ли, наоборот, в подвал - прятаться за банками с огурцами. И вот очевидно, что единственный способ об этом узнать - через СМИ. А СМИ о том, когда «долбанет», молчат. Как молчали в январе перед тем, как «долбануло», и даже после того пару дней молчали, рассказывая про какой-то хоккейный матч. А потому все мы смотрим новости и пытаемся прочесть по губам - у премьера, у министров - что же на самом деле происходит. И пока непонятно ничего. Не разобрать!
Добавить комментарий
Проверочный код