Видео «БелГазеты»
Опрос онлайн
Что должен сделать глава МВД Игорь Шуневич, чтобы вернуть веру общественности в милицию?
лично пройти испытание на детекторе лжи и опубликовать результаты в СМИ
снять с ОМОНа функции обеспечения правопорядка
инициировать неучастие милиционеров в суде в ранге свидетелей
расформировать ГАИ по украинскому опыту
уволить сотрудников, замешанных в громких скандалах
Шуневича спасёт только отставка
№28 (700) 20 июля 2009 г. Мнения

Ничего, кроме желудка

20.07.2009
Размышления о текущем с Александром Грицановым

Александр ГРИЦАНОВ

На днях Николай Автухович, которому инкриминируется участие в подготовке покушения на ответственных чиновников белорусской власти, прекратил трехмесячную голодовку.

Отечественный пионер данного формата индивидуального протеста - один из вождей БНФ, профессор Юрий Ходыко, обвиненный в 1996г. в организации массовых беспорядков и голодавший за решеткой 25 дней, - заявил, что голодовка, как форма политической борьбы, претерпела девальвацию. И прибегать к ней надо в крайних случаях, ибо потерянного здоровья не вернешь. Как отметил Ходыко, «пока есть другие средства борьбы, надо прибегать к ним». Трудно обсуждать достаточно специализированную мысль, высказанную экспертом.

Имеет смысл заметить лишь то, что «сытое брюхо к учению глухо». Голодовка традиционно исполняет роль эффективного инструмента полемики в условиях нравственно зрелого общества. Т.е. там, где сытые и успешные граждане в третьем-четвертом поколении четко усвоили, что их благополучие целиком предопределено их личной способностью в любой момент встать на защиту того, чьи права нарушаются.

Поскольку легитимное государство обязано кормить в т.ч. тех, кого оно посчитало нужным упечь за решетку, продолжение узником сопротивления даже посредством такого довольно вызывающего инструментария привлекает внимание и должно как-то щадяще преодолеваться.

Проблема же подобных деяний на национальной почве заключается в следующем: все еще бедная по нормальным меркам Беларусь, не так давно начавшая избавляться от советского правового наследства, еще не вписалась в европейскую систему координат массового правосознания. Распространены случаи, когда люди сознательно не противятся возможности угодить на зону. Не слишком процветающим на воле колония обеспечивает вполне сносный уровень пищевого комфорта, а те, кто находился на свободе на нижних ступеньках социальной лестницы, в условиях изоляции оказываются вполне уважаемыми людьми - за соответствующий стаж и сохранение жизненных принципов.

Изъян всех технологий протеста, в основном импортированных сюда из-за западной границы, состоит в том, что местное население, в массе своей унаследовав от предков лишь навыки выживания в условиях силового прессинга властей, в принципе не способно цивилизованно организовывать критическое волеизъявление.

Во главе недовольных толп неумолимо оказываются демагоги и болтуны, только и способные подтвердить нехитрую истину, что «лекарство бывает хуже самой болезни». И поэтому любой вменяемый и не очень человек, возжелавший выразить собственное разочарование в чем-то и в ком-то, неизбежно принужден повторять путь Данко, загнанного в угол косностью окружающих.

Если же инертность ближних дополняется еще и ложностью идолов, в которых изначально веровали недовольные системой, то печальный исход возмущений, как правило, предрешен.

Белорусское общество (стремительно и не всегда заслуженно раздобревшее на протяжении последних 7-8 лет) пытается избежать любых перспектив возвращения голодных времен. Растущая сытость большинства девальвировала любые призывы к трезвой самооценке, все душевные метания и вообще все, коренящееся выше желудка. Голодовка в принципе может вразумить и пробудить массы, но лишь тогда, когда она повсеместна и повседневна, без особого героического эпатажа. А это - примета иной жизни…
Добавить комментарий
Проверочный код