Видео «БелГазеты»
Опрос онлайн
Что должен сделать глава МВД Игорь Шуневич, чтобы вернуть веру общественности в милицию?
лично пройти испытание на детекторе лжи и опубликовать результаты в СМИ
снять с ОМОНа функции обеспечения правопорядка
инициировать неучастие милиционеров в суде в ранге свидетелей
расформировать ГАИ по украинскому опыту
уволить сотрудников, замешанных в громких скандалах
Шуневича спасёт только отставка
№26 (698) 06 июля 2009 г. Визави

Тень Победы

06.07.2009
Войну обобщили в энциклопедии

Марина ГУЛЯЕВА

На минувшей неделе состоялась презентация совместного проекта Мининформации Беларуси и правительства Москвы - «Энциклопедия Победы. Беларусь - Москва». Как сообщается в пресс-релизе, «книга включает в себя обобщающие очерки о начальном этапе войны, о партизанском и подпольном движении, основных этапах освобождения Беларуси». Один из гостей презентации - академик НАН Беларуси, участник освобождения Минска Игнатий Антонов - сказал, что надеется, что «в этой книге только хорошее». А то, как отметил Герой Советского Союза Иван Кустов, «в последнее время появилось много домыслов о войне».

О «домыслах», «опасности ревизионизма» итогов Великой Отечественной войны много говорилось на прошлой неделе: например, зампредседателя постоянной комиссии ПП НС по национальной безопасности генерал-майор Игнатий Мисурагин заявил, что «в общественное сознание посредством СМИ и массовой культуры, особенно кинематографа, внедряется мысль о том, что СССР и нацистская Германия в равной степени разделяют вину за начало Второй мировой войны и являются тоталитарными государствами, которые якобы ничем друг от друга не отличались». Во что не верят участники войны и во что нужно верить, обозревателю «БелГазеты» объяснили Герой Советского СоюзаВиктор ЛИВЕНЦЕВ и участник Великой Отечественной войны, профессор, доктор философских наук Николай КРЮКОВСКИЙ.

Виктор ЛИВЕНЦЕВ: «ЭТО БЫЛИ ГЛАВНЫЕ СЛОВА: «ЗА РОДИНУ! ЗА СТАЛИНА!»

- Вы согласитесь с мнением, что сегодня много домыслов о войне?

- Когда после войны мы попадали в другие страны мира, везде преклонялись перед нами как победителями. Победителями были именно мы, советские люди! И мы этим гордились, потому что знали - без нас, без советской армии, советского народа фашизм не был бы побежден. И казалось, что такое отношение к нам будет на века. Но теперь, куда ни приедешь - все прославляют Америку, ее армию и говорят, что в первую очередь Америка победила в этой войне, а СССР лишь участвовал и вклад его незначителен. Это несправедливо, и надо всеми силами, всеми фибрами души сделать так, чтобы правда восторжествовала - это мы победили фашизм!

- Но в любом случае оценка войны, судя по тому, что пишет известный публицист Виктор Суворов в своих военно-исторических книгах, не однозначна…

- Такие, как Суворов, - это изменники Родины! Если он нашу победу превращает в дрянь, если он пишет о ней с издевкой, а наших командующих превращает чуть ли не в палачей, он изменник Родины. Ему не место в нашей стране, эти люди нам не нужны.

- Но Суворов и многие другие оперируют документами…

- Это неправда! Да, мы не были готовы к войне, но молодая советская страна только возродилась после гражданской войны. Накануне войны мы уже имели танк Т-34, но он еще не был в производстве, мы имели самолеты, которые потом принесли нам победу. Мы знали, что будет война, но мы хотели ее оттянуть, хотя бы на год. Тогда бы, наверное, она была совершенно другой.

- Но, по оценкам самых разных людей, война действительно была совсем другой. Например, как писал Василь Быков, «легенда о боевом кличе «За Родину! За Сталина!» имеет во многом пропагандистское происхождение и дошла до нас со страниц военной печати. В неумолчном грохоте боя, среди взрывов и пулеметно-автоматной трескотни трудно было расслышать собственный голос, не то что нелепый, мало соответствующий обстановке призывный клич». Вы кричали?

- Конечно! И только так! Особенно в 1941г. это были главные слова: «За Родину! За Сталина!» Так было! Мы были настолько благодарны Сталину за то, что он создал такую страну!..

- Какую страну?

- Советский Союз! Мы считали, что СССР - это одно из мощнейших государств мира и другого такого нет. Да, мы не видели других государств, мы с ними не сталкивались, но мы были настолько влюблены в свою страну, в каждую ее деталь и были такими патриотами, что считали ее лучшей. Другое дело, что идея Советского Союза не была воплощена так, как нам бы хотелось. Но это не говорит о том, что мы построили не то государство. Весь мир перестроился благодаря Советскому Союзу, даже капитализм стал другим, и его лицо стало другим - намного лучше, намного прогрессивнее по отношению к народу.

- На презентации «Энциклопедии Победы» вы сказали, что были во Франции и других странах, - ваша гордость СССР не была уязвлена на фоне сравнения?

- Да, они жили иначе. Ну и что? Я всегда гордился своей страной. Вы наивный человек и наивно воспринимаете мир. Почему они жили лучше? Германия до войны имела такой промышленный потенциал, который не имело ни одно государство Европы. После того как Германия была разгромлена, Америка насытила ее своими капиталами так, что она не только вернулась на прежние позиции, но и усилила их. А мы из кирпича строили свою страну, и никто нам не помогал.

- Нужно бороться с «попытками ревизионизма итогов войны»?

- Историю не пересмотришь. Победа так и останется победой. И то, что победила Советская армия, так и останется в истории. А всякая шваль, глупость уйдет. Сегодня они выпустили на какие-то деньги какие-то книги - и думают, что сделали историю. Нет, это не история.

Давайте вспомним Кутузова, Наполеона, Суворова. Что о них только не говорили! Но Суворов остался одним из самых солидных и почитаемых военачальников России. Так же будет и с маршалом Жуковым - он останется в истории.

- Несмотря на его, как оказалось, весьма сомнительные полководческие качества, жестокость и огромное количество солдат, погибших под его командованием?

- И это кто говорит о том, что Жуков положил людей? Скажем, я командир бригады, а он маршал СССР. Ни одну операцию он сам не разрабатывал и не проводил. Чтобы разработать операцию, нужно несколько месяцев, штабы, которые бы над ней работали. В подчинении у маршала десятки, сотни генералов, которые осуществляют эту операцию. А он смотрит, оценивает изменения в процессе и принимает решения. Сегодня что-то говорят про Ржев, мол, проигранная операция, но Жуков и генералитет, который разработал операцию, наверное, рассчитывали победить. А оно не получилось. Надо в целом смотреть на ситуацию.

- Кому верить, когда сегодня даже описанный в школьных учебниках подвиг панфиловцев, оказывается, не существовал: и подвиг, и знаменитое «Отступать некуда, позади Москва» - все это выдумано…

- Все это ерунда! Я в это не верю и не поверю никогда!

СПРАВКА «БелГазеты». Виктор Ливенцев родился в 1918г. в Воронежской области. В 1938г. призван в Красную Армию. Принимал участие в освобождении Западной Белоруссии, а также в советско-финской войне 1939-40гг. в должности политрука минометной роты. В 1941г. окончил Гродненское военно-политическое училище. 22 июня 1941г. Ливенцев принял первый бой вблизи западной границы. Возглавлял подпольную организацию, был командиром партизанского отряда. Герой Советского Союза. С 1944г. по 1950г. Ливенцев работал секретарем, вторым секретарем ЦК ЛКСМ Белоруссии. В 1952г. окончил республиканскую партшколу, в 1955г. - Минский пединститут им. М.Горького. С 1958г. 20 лет был председателем Госкомитета по физкультуре и спорту БССР; в 1978-86гг. - управделами ЦК КПБ. Избирался депутатом Верховного Совета БССР 5-10-го созывов.

Николай КРЮКОВСКИЙ: «ЗА ЧТО БОРОЛИСЬ?!»

- Как вы относитесь к этой дате - 65-летию освобождения Беларуси?

- Это, безусловно, историческое событие. Еще в молодости я думал: боже мой, как мне повезло, что я участвовал в событии, которое войдет в историю! Но любая война - это борьба, это противоречие, и не только позиций врага и защитника, но и других вещей, которые мы тогда понимали смутно. Я помнил, как в 1937г. по вечерам отец, понизив голос, чтобы я не слышал, говорил маме: «А ты знаешь, что такого-то взяли…» И вот представьте - с такой памятью идти на фронт! Хотя все равно для моего поколения 17-летних война в большей степени была сплошной романтикой, но 30-летние шли воевать с другим настроением.

- Участники войны говорят, что слишком много домыслов о ней…

- Я лично пошел добровольцем на фронт в 1941г. Тогда очень много было добровольцев, комиссары в военкоматах ругались: «Дураки, куда вы идете! Там и без вас хватает!»

Да, сейчас много новой информации о войне. И главное - то, что она меняется вместе со временем. То говорили, что Сталин был гениальным полководцем, то никудышным. Последнее, кстати, я испытал на своей шкуре, когда мы попали в «вяземский котел», оказавшись в страшном окружении. Нас осталось двое, мороз страшный, и мы решили попробовать добраться до ближайшей деревни. Встречаем мальчишек и спрашиваем: мол, есть немцы в деревне? Они говорят: «Нет». И вот до сих пор не знаю, почему так получилось. Мальчишки пошли вперед, а мы за ними. Они уже вошли в деревню, а мы еще на подходе. И неожиданно из деревни появляются немцы: один, второй, третий, еще один… И все с автоматами. И мы - на самом простреливаемом месте.

- Мальчишки вас сдали?

- Получается, так. И вот что делать? Бежать в лес, до которого 400 м? А за тобой автоматчики? Бессмысленно.

- Вы сдались в плен?

- Конечно, сдался! А что, надо было убить себя?

- Но ведь был такой приказ!

- Но не было ради чего жертвовать! Не было! Я помнил 1937г.! Я видел, что делали с людьми, моего деда чуть не раскулачили! Поэтому я действовал чисто тактически и не считал свой поступок предательством, хотя бы потому, что трижды бежал из плена и в конце концов сбежал. А тогда я должен был выжить, я должен был выйти из окружения, пусть даже таким способом.

Конечно, потом я попал в лагерь спецпроверки, несмотря на то, что после побега из плена пошел в партизаны. Тогда я был ранен, и на самолете меня перевезли через линию фронта. Мы думали, что нас встретят как героев: еще бы - партизаны, заслоновцы! А меня сразу в лагерь спецпроверки - за то, что был в окружении. Наши сбитые летчики тоже проходили через лагерь - обгорелые, раненые…

- Как было в лагере?

- Мне попался хороший капитан, может быть, потому что он сам был из разведки, а не из НКВД. Он очень дружелюбно ко мне относился, хотя, вообще-то, не должен был: а вдруг я враг? Другие же, если видели, что могут сделать гадость человеку, делали. И таких было много. И сейчас так же - кто сегодня идет в силовые структуры? Разве можно сравнить нашего милиционера с американским копом? Там знают, что коп поможет. А у нас… Буквально на днях в российской передаче «Честный понедельник» (ток-шоу российского телеканала НТВ. - М.Г.) был опрос, так большинство ответило, что когда видит милиционера, то переходит на другую сторону улицы.

- В России президентским указом создана комиссия по противодействию фальсификации истории - имеет смысл создать такую же в Беларуси?

- Сам факт создания такой комиссии уже фальсифицирует историю. Дело в том, что у нас так много наврано о войне, так много замалчивалось…

- Что в первую очередь «врали» о войне?

- С одной стороны, на войне нельзя не врать: посылая людей на смерть, не будешь же говорить, что их ждет. Но нужно еще и помнить о том, как меняется оценка вещей в зависимости от эмоций: когда эмоции исчезают, оценка становится трезвой. В 1961г. у меня была командировка в Прагу, где я встречался с моими ровесниками из Германии. Я относился к ним с симпатией, и, думаю, если бы они были участниками войны, то я бы к ним тоже отнесся без злобы: он солдат, я солдат. Он выполнял свой долг, и я выполнял свой долг.

Я могу привести вам пример современного вранья о войне. «Линия Сталина» - это пример настолько циничного вранья, которое и в те годы не часто можно было встретить. Никакой «Линии Сталина» не было! Армия бежала, и там не было вообще никаких боев!

А сколько было бестолковщины, глупости, эти политруки… Как будто их специально таких набирали.

Вообще, как говорил Гегель, правда всегда противоречива. Да, я сдался в плен, но не внутренне, я знал, что уйду любым способом. Хотя многие - и я видел таких в окружении - сдавались по другим мотивам. Нас тогда немцы забросали листовками в виде пропусков. И один из наших, лет 40, берет этот пропуск и говорит: «Ну что, надо бы побриться!» И винтовкой как даст по дереву! И как будто бы мы должны были его на месте расстрелять! Но мы молчали, потому что таких было много.

Я знаю, что в моих оценках очень много черных красок - так сложилось, что я видел только, как мы бежали от немцев. Они от нас потом тоже бежали, мы освободили пол-Европы, но я в этом не участвовал, потому что сначала был в партизанах, позже ранен. А партизанщина - это уже другая история. К слову, о ней сейчас тоже очень много говорят. Нужно быть просто дураками, чтобы называть партизан «сталинскими бандитами». Я часто спорил по этому поводу с Зяноном Пазьняком.

- Говорят, что партизанские отряды формировались НКВД…

- Говорить так - просто подло. Я сам был командиром отряда и видел других командиров - это были офицеры, окруженцы, не имевшие к НКВД никакого отношения. В отряде были люди НКВД, но они сидели тихо, поджав хвост. Мы, партизаны, боролись за человеческую независимость, за то, чтобы нас не били ногами под зад, чтобы нас не расстреливали.

- А как же «За Родину! За Сталина!»?

- К нам, белорусам, немцы относились как к быдлу. И, защищая независимость, мы защищали нашу независимость, белорусов. Но я не помню, чтобы мы кричали «За Родину! За Сталина!», этого не было.

- Как бы вы ответили на вопрос Василя Быкова, который он задает в своей статье «За Родину! За Сталина!»: «Что мы имеем от нашей победы? Вот немцы, например, не победили, не победили также итальянцы и японцы - более того, претерпели оглушительные катастрофы. Но из тех катастроф они извлекли определенные уроки и в результате так благоустроили свою жизнь, как нам не благоустроить ее никогда».

- Да, мы их победили, но они живут лучше, чем мы. И мы унижаемся перед ними. И действительно возникает огромнейший вопрос: в чем дело?! За что мы боролись?! Строй создали никудышный, надо было что-то делать с колхозами…

- На презентации «Энциклопедии Победы» ветераны войны жаловались на то, что «приходишь в школу, а дети не знают имен героев». Что нужно сделать, чтобы узнали?

- Выступления этих бедных ветеранов молодежная аудитория сегодня не воспринимает. Они становятся на возвышенно-героическую позицию, но в глазах молодежи получают противоположную оценку - комическую.

Сталину не удавалось заставить солдат массово повторить подвиг Матросова! Или зачем бросаться со связкой гранат под танк? Брось гранату, но зачем самому? Это же дичь какая-то! Если тогда к подобным вещам так относились, то сегодня такой взгляд на войну тем более непопулярен. Как мне кажется, попытка удержать войну в рамках той идеологии, которая была в 1940г., выглядит просто неразумно, если не смешно.

СПРАВКА «БелГазеты». Николай Крюковский родился в Витебской области в 1923г. В сентябре 1941г. добровольцем ушел на фронт. В октябре попал в окружение, затем в плен. Совершил побег, в 1942г. пришел в партизанскую бригаду Константина Заслонова. Был командиром отделения, начштаба отряда. Тяжело ранен в бою, самолетом отправлен в тыловой госпиталь. После госпиталя оказался в спецлагере НКВД. Награжден орденом Отечественной войны I степени, медалью «За отвагу», медалью «Партизану Отечественной войны» I степени. Окончил филфак БГУ. Профессор, доктор философских наук, кандидат филологических наук, автор 7 книг. Увлекается астрономией, имеет собственный телескоп: «Я ведь уже туда собираюсь, надо бы узнать, как там…»
Добавить комментарий
Проверочный код