Видео «БелГазеты»
Опрос онлайн
Что означают атаки российских СМИ на Беларусь?
это эксцесс исполнителя
после информобработки Украины настала очередь РБ
это заказ Кремля
атака СМИ - вымысел оппозиции
РБ надо прекратить поставки санкционных продуктов в РФ
РБ надо принять условия РФ в нефтегазовой сфере
№26 (698) 06 июля 2009 г. Тема недели

День без публики

06.07.2009
 
Виктор МАРТИНОВИЧ

Состоявшийся 3 июля День независимости можно считать не только символом нашей уникальной культурной ситуации, не только иллюстрацией новой белорусской эстетики, но и симптомом особых отношений между государством и его жителями. День независимости - это наш «День без публики», момент, когда с нами обращаются так, будто мы - не публика, но толпа, которую нужно напоить, развеселить и воспитать.

Люди работают год. Люди мерзнут зимой. Приходит жаркий июль. Людям хочется праздника. В Бразилии люди, когда им хочется праздника, собираются и устраивают карнавал. Они наряжаются в одежды из перьев и блесток, они обнажаются, они танцуют. В Беларуси люди не устраивают карнавала. Потому как устроить карнавал в Беларуси невозможно. Не дадут гастрольного удостоверения. Или чего-нибудь еще необходимого для того, чтобы танцевать на улицах в одеждах из блесток и перьев.

(На фото (www.nn.by): Организаторы праздничного шествия в Минске 3 июля подошли к делу с особым размахом и изобретательностью)

Главное отличие: в Бразилии (Америке, Европе, Африке, Австралии) инициатива праздника исходит снизу. Горожане сами изготавливают себе костюмы. Горожане учатся танцевать сальсу. Сколько участников карнавала - столько и концертных программ. У нас концертная программа одна, в строгом соответствии с планом праздничных мероприятий, утвержденным исполкомом. Карнавал - это праздник, отдых, стихия. «Парад» и «концерт звезд эстрады» - трансляция праздника, отдыха, стихии - сверху. Согласно купленным билетам. Пьяных могут не пустить за ограждения.

Помню, как был поражен в первый раз, когда пару лет назад увидел в Вильнюсе flash-dance группы би-боперов. Шел по площади возле оперы, как вдруг большая группа велосипедистов впереди по команде своего вожака затормозила и спешилась. Откуда-то появился огромный магнитофон, и ребята - около сотни человек - принялись танцевать би-боп под дождем! Одеты при этом были, как в фильме «Стиляги». Оттанцевали несколько песен подряд и, по выкрику вожака, вновь забрались на велики и выдвинулись вперед. Проехав метров 300, снова остановились, спешились и продолжили танцевать. Все они смеялись, им махали горожане и туристы, тотчас же образовалась тусовка молодежи, пытавшейся подражать отточенным движениям танцоров.

Честно говоря, это до сих пор остается самым сильным моим впечатлением от Вильнюса. Людям не нужны были миллионы бюджетных денег, чтобы свезти войска, отрепетировать парад, чтобы заправить танки, самолеты и другую тяжелую технику. Но от них исходило ощущение праздника и свободы. Это было незабываемо.

У славянофила Аксакова была примечательная статья «Опыт синонимов. Публика-народ». В ней он объяснял значение между «хорошим» словом «народ» (нечто управляемое, любящее царя-батюшку, живущее общиной) и «плохим», новым тогда (на дворе стоял XIX в.) словом «публика». По мнению Аксакова, «публика» - «деградировавший», т.е. «европеизированный» народ. Публика сама решает, как ей жить. Публика селится в больших городах, знает языки, интересуется модой. Публика не ценит традиций и царя-батюшку. Публика сидит в кафе и обсуждает там французские романы. В общем, очевидно, что публике никакие парады не нужны. Когда публика отдыхает, она устраивает карнавалы. Сама. И вот, очевидно, что в Литве - уже публика. С россиянами и белорусами же обращаются так, будто мы - народ. Аксакову бы понравилось, кстати.

Понимаете, нам ведь даже не «устраивают праздник»! Потому что «устроить праздник» означает собрать людей и пригласить клоунов. А дальше - устраниться и следить лишь за тем, чтобы клоуны и люди не поразбивали друг другу носы. Нас ни на секунду не оставляют в покое! Нас веселят, веселят навязчиво - так, как веселят детей в детском саду! Веселят, параллельно решая вопрос идеологического воспитания масс. При этом, поскольку никакой идеологии официальные философы придумать не в состоянии (гуманитарная наука в Беларуси отсутствует), в качестве «воспитания» нам предлагаются некие пустые знаки, ни на что не указывающие.

Понятно, зачем нужен парад военной техники в современной России. Россия противопоставляет себя Западу и чем дальше - тем больше видит его врагом. Танки на Красной площади нужны для того, чтобы соответствующая внешнеполитическая риторика не выглядела пустозвонством. Чтобы граждане чувствовали: в случае чего, Владимир Путин ответит симметричным ядерным ударом. Но зачем такой парад нужен белорусам, которые «заточились» в Европу? Когда мы только что получили очередной транш кредита МВФ? Когда белорусские телекамеры в Страсбурге, снимая чиновников, как только ни выкручиваются, чтобы в кадр попали флаги ЕС и эти наши чиновники - на фоне флагов ЕС! Если эти танки - для Европы, а мы - уже Европа, мы что, против самих себя их выводим? В Сети уже написали, что, когда американские «Абрамсы» входили в Багдад, им на гусеницы надели резиновые калоши. Чтоб не повредить асфальт. Когда белорусские танки въехали в родной Минск, калоши надеть не почесались…

2 июля Литва праздновала свое тысячелетие. Как обычно, были здесь фрагменты и «карнавала», и «парада». Организованная властями часть праздника разворачивалась на площадке возле Кафедрального костела в Вильнюсе. Повсюду в центре на уровне вторых этажей домов в невероятных количествах были развешаны бумажные голуби. Говорят, их сделали ровно тысячу, по количеству лет, «стукнувших» стране. Бумажных птиц шевелил ветер, и это было красиво. Особенно когда стемнело и зажглись фонари.

На концерт к костелу собралось неожиданно много народу, около 250 тыс. человек. Вся площадь была заполнена обнимающимися и танцующими парами, но не было ни пьяных драк, ни актов вандализма (в 2008г. я лично видел, как посетители Дня независимости в Минске вырывали флаги с локеров на столбах и фехтовали друг с другом), ни другого свинства. На сцене оперные певцы пели вместе с рэперами, читавшими речитативы на литовском. Произведения композитора-неоклассика Бартолиса сменялись симфониями Вилейтиса, и все это - под овации публики, которой не нужно было ни попсы, ни танков, ни странных пятиметровых аистов из воздушных шаров.

Что-то было такое сказано там, со сцены - такой интонацией, что посетители почувствовали себя нацией без всяких танков. И еще несколько суток то тут то там в Вильнюсе попадались люди, поющие народные песни по-литовски, хотя праздником уже никто «сверху» не управлял. Он приобрел характер карнавала, народного гулянья, с множеством ярмарок, происходящих оттого, что частные ремесленники привезли на продажу свой товар, а не оттого, что исполком постановил организовать «Город мастеров».

…А когда концерт возле Кафедрального костела закончился и людская толпа полилась на маленькие улицы, окружающие площадь, кто-то дал распоряжение ослабить тросы, удерживающие бумажных птиц наверху. И каждому желающему предлагалось, проходя, вытянуть руку и снять один из тысячи бумажных сувениров на память об этом празднике и этом вечере.

Взял бумажную птицу и я. Сохраню как символ того праздника, на который я хотел бы однажды сходить в Минске.
Добавить комментарий
Проверочный код