Видео «БелГазеты»
Опрос онлайн
Что должен сделать глава МВД Игорь Шуневич, чтобы вернуть веру общественности в милицию?
лично пройти испытание на детекторе лжи и опубликовать результаты в СМИ
снять с ОМОНа функции обеспечения правопорядка
инициировать неучастие милиционеров в суде в ранге свидетелей
расформировать ГАИ по украинскому опыту
уволить сотрудников, замешанных в громких скандалах
Шуневича спасёт только отставка
№26 (698) 06 июля 2009 г. Накоротке

Сергей Авдейчик: «Ужас что творится!»

06.07.2009
 
Наталья ПРОВАЛИНСКАЯ

По данным Белстата, запасы тракторов производства Минского тракторного завода на 1 июня достигли 5,3 тыс. штук и превышают среднемесячный объем производства почти в 1,3 раза. Массовое скопление залежавшихся новых тракторов можно наблюдать вблизи производственных цехов предприятия под мостом на ул. Ваупшасова. Зато недавно трактор «Беларус» признан самым быстрым в многоборье «Бизон-Трек-Шоу» в Ростове-на-Дону. Трасса включала трамплины, опасные повороты и препятствия. Главный приз - белорусский трактор.

«Меня тоже сократили, я считаю, - утверждает экс-рабочий МТЗ Сергей Авдейчик, пять лет назад работавший оператором в механическом цеху (сегодня - ИП, владелец обувной мастерской). - Тогда ситуация была такая же, как сейчас. Сокращения тоже были - человек 7 только из моих знакомых ушло в тот же период, что и я. Нынче из-за кризиса все усугубилось. У меня несколько знакомых все еще работают, кое-что рассказывают».

(На фото: Когда Сергей Авдейчик устраивался на МТЗ учеником, ему «обещали Br500-600 тыс. Честно говоря, больше Br150 тыс. ни разу не получил. В столовой поел тысяч на 150» )

ОБ ОТРАВЛЕНИЯХ И ТАЛОНАХ НА МОЛОКО

Рабочий «ушел вместе с другом. Их типа не устраивало, как мы работаем». После того как он«очень долго был на больничном, пришел - начали намекать: пиши по собственному желанию или уволим по статье. Какая статья?! Ладно, уволился. Должны были оплатить полмесяца работы. Прихожу смотреть расчетный, а я в минусе - еще заводу должен остался! Мол, трудовую не получишь, пока деньги не отдашь. Якобы я на питание потратил больше, чем заработал. Получается, зарабатывал меньше, чем Br5 тыс. в день. Этого ну никак не может быть!».

За три месяца «два раза побыл на больничном. Один раз меня избили. Второй - я получил отравление. Думаю, это из-за завода - отравился, мне вызвали скорую прямо на МТЗ и отсюда увозили с температурой. А они мне - «часто бываете на больничном». У них же и отравился ведь».

Питание «не то чтобы несъедобное, но были случаи отравлений. Лично у меня были проблемы с желудком после этого питания. Точно не знаю, из-за него ли, но похоже на то. Купил, попробовал, выкинул. Потом начал брать ссобойку».

Сложно сохранять здоровый дух в здоровом теле, если даже «душевые кабины ужасны. Там антисанитария. Всего через них проходит три смены. Первая смена моется - после нее ничего не убирается. Заходит вторая смена - все черное, все нас…но. Ремонт собирались делать, менять что-то, ведь все поставлено давным-давно, при СССР. Вода через раз - или один кипяток льется, или одна холодная».

В литейном цеху, «наверное, ужас что творится. Они приходили в душевую черные. И даже не отмывались! Так и уходили домой черные. Вроде должны какие-то витамины давать, талоны на молоко и кефир; 10 пакетов молока за вредность - это ерунда».

О ВОЗМУЩЁННЫХ И «НЕУГОДНЫХ»

Народ «был возмущен зарплатой. Повысили - да. Посокращали людей, из-за этого и повысили. Чтобы нормально получать, надо было нормально перерабатывать - полторы, две смены пахать. Перевели на «сделку» - сколько сделал, столько получишь».

Когда устраивался на работу, «обещали Br500-600 тыс. Честно говоря, больше Br150 тыс. ни разу не получил. В столовой поел тысяч на 150. Ссылались - ты пока ученик. Я работал по сделке. Не знаю, как они считали, но выходило гораздо меньше, чем я сам подсчитывал. Почти все в столовой проедал-пропивал».

Хотя«я расписывался за то, что получу ключи, инструменты, но мне ничего не выдавали. Увольняюсь, а мне говорят: где?! Еле доказал, что ничего не получал».

Еще одна причина для увольнений - «неугодность». «Сокращают за длинный язык, если кто сильно возмущается. По поводу той же зар-платы. Например, в соседнем цеху делали много деталей. Допустим, план был 20, а делали 30. Начальник цеха смотрит - ага, можно наценку на деталь урезать, раз много делают. Рабочие, конечно, возмущались. Из-за этих возмущений тоже сокращают».

С июля четырехдневка на заводе сменилась трехдневкой. За дни простоя платят 2/3 тарифной ставки: «На хлеб». Рабочие сообщают: им запрещено изготовлять больше определенного количества деталей: «Если я сделаю 30 вместо 10, чем они расплатятся?»

Ходят слухи, что в августе работы на заводе вообще не будет: «Слыхал об этом. Некоторые цеха отпустят на каникулы или уже отпустили - кого на неделю, кого на две». Если дело так и дальше пойдет, то, по мнению Сергея Авдейчика,«завод развалится года за три».

О «ПОЛЕТЕВШИХ» ТРАКТОРАХ

С одной стороны, «народ сокращают, заставляют писать по собственному желанию. Особенно пенсионеров, хотя у них опыт, знания». С другой - «многие хотят уйти, но их не отпускают. Не подписывают заявления об уходе. Причина - некому работать. Пиши заявление, потом месяц отработки. Отрабатываешь - начинается канитель: или они потеряли заявление («Пиши заново!»), или просто надо найти человека на твое место, а они не находят. Сейчас на МТЗ редко кто устраивается».

Проще«уйти по статье - не выйти на работу пару дней, лезть на рожон, спорить. Мой знакомый хотел уволиться по поводу перемены места жительства. «Предъяви справки!» Какие справки? Я хочу уехать в Россию жить. А по кодексу в таком случае должны уволить в течение 3 суток и рассчитать в течение 12 часов. Он уволился полгода назад, но это стоило нервов! Каждый месяц писал заявление об увольнении. Справок так и не предоставил».

Один знакомый«получает сейчас Br1 млн., работает лет 6 уже. Считает, что это очень мало. Думает уходить. Говорит, если меньше миллиона получу, сразу уйду». Сейчас те, «кто держится за свою работу, молчат, боятся. Ушли в партизаны». Молодежь «не особо держится за места. Пойти на любую стройку - там меньше миллиона не платят».

По версии Авдейчика, склады завалены готовой продукцией не только из-за кризиса: «Эти трактора не слишком-то хорошего качества. Всё, они не пользуются спросом! Наш трактор можно купить в маленький колхоз, в ГАИ или улицы помести по городу. А в нормальном хозяйстве немецкие трактора покупают - они окупаются быстрее».

Если«деталь идет на экспорт, то контролеры смотрят, проверяют ой-ёй. А если идет в Беларусь, в колхозы, закрывают глаза. Малейший брак - запаковали, и полный порядок. Деталь рассчитана на

5 лет, а трактор отъездил на ней год - и она «полетела». Проработав полгода в колхозе, я насмотрелся на такое».


О ПАРТИЗАНАХ В ЦЕХАХ

Что касается приписок в цеху, «у меня были кое-какие подозрения. Для себя я рассчитывал на одну сумму, а выходит в 2-3 раза меньше. Ходили слухи, что могут дописать мои детали тому работяге, с кем отношения лучше. Пару деталей от одного ученика, от другого! Но это только предположения». Также рабочие возмущались тем фактом, что«кому-то платят больше, кому-то меньше, а работают одинаково. Ходили разбираться в бухгалтерию. Не знаю, чего они добивались».

Случались«всякие споры. По инструкции раз в час можно было идти на перекур на 10-15 минут. Бывало, выйду раз в 2 часа покурить, сижу 20 минут. А потом за это лишают премии. Правда, меня нечего было лишать».

Ученикам приходилось туго: «Было 20 станков, каждый производит разную деталь, эта стоит Br30, эта Br70. Нас ставили на самые дешевые. Мужики делают план нормально, а мы получаем копейки. Бывает, мужик уходит на больничный, станок пустует. Встанешь и начнешь делать детали. Если начальство увидит, поднимает крик, вырубает все станки: что за дела? Не давали нам заработать». Перенять передовой опыт было не так просто: «Подойдешь - мужик, объясни! Иди к другому, говорит. Им невыгодно свое время тратить на салагу. Подойдешь два раза - может и послать».

Приходилось крутиться: «Параллельно с работой в цеху я продавал мобильники. Мужики промышляли кто чем». Потом«ушел на рынок, проработал год продавцом. Получал за выходные раза в два больше, чем на заводе за месяц. Потом подался на мебельную фабрику».

Стимулов для трудового рвения не было: «На завод устраивался ради трудовой книжки. Это не для меня - в мазуте копаться. Даже если бы была гигиена и нормальная душевая».

Поживиться за счет завода также было невозможно: «Пищалки стояли на проходной. Я, бывало, проходил, связка ключей пищала». Зато«сколько случаев было, когда останавливали машины, которые вывозили с завода трактора и запчасти. А куда это вывозилось? Не знаю. Тут явно не обычный работяга замешан. Вывозили - значит, знали куда».

ДЕТЕКТОР ЛЖИ

- Готовы вернуться на завод по окончании кризиса?

- Не пошел бы ни за какие деньги! Даже если бы Br5 млн. предложили. Потом держали бы, не платили и не увольняли черт знает сколько. Не, ну если бы меня приглашали в дирекцию, можно было бы подумать.

- Какой зарплаты вам было бы достаточно, чтобы чувствовать себя человеком?

- Хотя бы, если не разгоняться, Br5 млн. Не шикарно жить, но более или менее.

- Рабочие в курилках возмущались, помышляли о забастовке?

- Возмущались. Но о выходе на площадь никогда речи не было. Да все равно они этим ничего не добьются. Уже сколько бастовали на рынках. Побастуют-побастуют - и назад возвращаются.

- Уволившись, не прихватили сувенир вроде ящика гвоздей на память?

- Без сувениров уходил. Хорошо еще, что без статьи!


КОНТРАТАКА

- На завод я не обижался. Зато я был обижен на людей, которые меня туда всунули! Мол, иди в такой-то цех, на сборку, там хорошо платят. Прихожу в цех - нет мест, отправляют на другой участок. Я не рвался особо на работе, честно говоря. Норму выполнял. Левыми деньгами я зарабатывал в 2-4 раза больше, чем на заводе.
Добавить комментарий
Проверочный код