Видео «БелГазеты»
Опрос онлайн
Что должен сделать глава МВД Игорь Шуневич, чтобы вернуть веру общественности в милицию?
лично пройти испытание на детекторе лжи и опубликовать результаты в СМИ
снять с ОМОНа функции обеспечения правопорядка
инициировать неучастие милиционеров в суде в ранге свидетелей
расформировать ГАИ по украинскому опыту
уволить сотрудников, замешанных в громких скандалах
Шуневича спасёт только отставка
№24 (696) 22 июня 2009 г. Визави

Попрошу не выражаться!

22.06.2009
Кто обзывается, тот сам так называется



«Молочная война» между Россией и Беларусью населению вполне могла запомниться непривычно большим количеством непротокольных, неполиткорректных выражений, которыми обменялись высшие должностные лица двух государств. За «иждивенцами» следовали «отморозки», «кладовщики» и даже«козлы». В сложных случаях на помощь высокой дипломатии приходили такие незлобивые формулы, как «кто обзывается, тот сам так называется» - ее российский премьер выудил из своего питерского дворового детства. Эти выражения хоть и не укладывались в протокольный лексикон, однако выглядели достаточно безобидно на фоне внутрироссийских примеров. Параллельно с выбросом дипломатических шедевров в ходе «молочной войны» депутат российской Госдумы Сергей Абельцев публично предложил именовать замгоссекретаря администрации США Филиппа Гордона «гондоном» - для ясности, а также предложил тому открыть секс-шоп в Белом доме.

Насколько допустимо использование некорректных и нецензурных выражений в политической дискуссии, корреспондент «БелГазеты» Максим Иващенко пытался выяснить у российского писателя Виктора ШЕНДЕРОВИЧА и экс-депутата белорусской Палаты представителей Сергея КОСТЯНА.

Виктор ШЕНДЕРОВИЧ: «АЛЕКСАНДР ГРИГОРЬЕВИЧ - НАРОДНЫЙ АРТИСТ, А ПУТИН - ВСЕГО ЛИШЬ ЗАСЛУЖЕННЫЙ»

- Как вам последнее высказывание российского депутата Сергея Абельцева в адрес замгоссекретаря администрации США Филиппа Гордона?

- Политик может публично использовать ненормативную лексику: из какого-нибудь политического расчета, чтобы специально воздействовать психологически на партнеров. Абельцев - медицинский случай. Я бы не рекомендовал каким-то образом оценивать его фразу как фразу политика. Когда вы называете его политиком, вы делаете ему большую честь, возникает большая путаница. Это просто вот такое несдержанное биологическое существо - я сейчас как раз нахожусь с ним в судебном процессе. (В июне прошлого года в эфире радиостанции «Эхо Москвы» Шендерович назвал Абельцева «животным» и в дальнейшем пояснил, что он имел в виду: «Скотина, недостойная звания человека». Депутат счел себя оскорбленным и подал на писателя в суд. - «БелГазета».)

- Чем вызван недавний обмен не совсем протокольными выражениями между высшими должностными лицами России и Беларуси?

- Это немножечко другая история. Анализировать ее политически уже поздновато - все про это уже сказано. «Батька» довольно умело играет на два фронта, угрожая России выйти на Запад и одновременно строя глазки Западу и предупреждая, что может отвязаться. Делает он это очень давно и успешно. Что касается самой «молочной» и прочей войны - это часть этой истории. А в данном случае крепкие выражения и являются замыслом: люди отдают себе отчет в том, что говорят с обеих сторон, и вполне контролируют себя.

- Почему белорусско-российский молочный конфликт вышел на уровень обмена неполиткорректной лексикой?

- Нет никакого конфликта по молочному вопросу. Есть большая геополитическая торговля между Путиным и Лукашенко: на фоне кризиса, на фоне возможных схем приватизации белорусского имущества. Есть большие бизнес-разборки: по «Белтрансгазу», по бабкам. С одной стороны - огромный имущественный вопрос, с другой - возможность у Лукашенко играть на две руки, как говорится в картах: и на Запад, и на Восток. Шантажируя Запад Востоком, а Восток - Западом. Вот что происходит, а молочная история - это просто крупная карта из колоды, которая была вынута Россией. Нет никакого молочного конфликта, они просто пытаются договориться по бабкам.

Почему они выбирают именно такую лексику, этого я не знаю. Они как могут, так и разговаривают. У вас - не Гавел (Вацлав Гавел - первый президент Чехии, диссидент, человек, пользующийся огромной популярностью в чешском обществе и во всем мире. - «БелГазета»), и у нас - не Маргарет Тэтчер. Они разговаривают на понятном языке - для политрука и кэгэбиста, на этом пыльном, полублатном, грязноватом языке. Это два разных вопроса - суть дела и лексика.

- А на что рассчитывают политики, когда делают выбор в пользу непротокольных выражений?

- Это рассчитано на популярность в своем электорате. Я имею в виду обоих политиков - и нашего, и вашего. Убогая часть электората и у вас, и у нас путает вот такого рода брутальность с силой. Им кажется, что крепость выражений подразумевает силу этого политика. Политики это прекрасно понимают и изо всех сил пытаются показаться крутыми и брутальными. Вменяемая и образованная часть публики, разумеется, от этого морщится, но эта часть публики составляет меньшинство и у нас, и у вас. А убогой части электората и в Беларуси, и в России такого рода брутальности вполне по душе. Они означают, что их «батька» (или их премьер - не важно) вот такой крутой, никого не боится.

- И кто же более органичен в обращении к такой части электората и использовании подобной лексики - Путин, Медведев или Лукашенко?

- Все они - очень разные, но у каждого есть своя органика. И Путин, и Лукашенко уже достаточно опытные политические демагоги. Но все-таки по части собственно актерских возможностей, конечно, Александр Григорьевич - народный артист, а Путин - всего лишь заслуженный.

- Такой образ президента Беларуси имеет успех в российском обществе?

- Когда вы говорите о российском обществе, то надо долго уточнять, что вы имеете в виду. Общество мало следит за этим - общество в России деградировало. Если говорить о политической тусовке - это одна история, о людях на улице, да еще и не в Москве - это совсем другая история и даже третья. Я не думаю, что кто-то как-то всерьез рефлексирует на счет Александра Григорьевича Лукашенко. Он существует уже на периферии сознания. Хотя, конечно, на ранних этапах президентства Александра Григорьевича легкий поворот вентиля мог прекратить это безобразие. Но Лукашенко умело разыгрывал натовскую карту в те времена - в итоге он вырос, стал сейчас крупной самостоятельной политфигурой.

Борис Немцов (бывший вице-премьер российского правительства и один из лидеров «Союза правых сил». - «БелГазета») высказал недавно мнение, что ни один глава соседнего государства не кидал Россию столько раз, как Александр Григорьевич Лукашенко. В этом смысле он - абсолютный чемпион. Осознания этого как раз нет в российском массовом обществе. Для экономического блока правительства и вообще для людей, имеющих представление о российской экономике, Александр Григорьевич Лукашенко - это особый случай. Сделать с ним ничего нельзя - понятно, что с ним надо жить и надо только как-то минимизировать болевые ощущения.

- Это лично Путин задал стандарт на использование в политдискуссиях таких недипломатических выражений?

- Да нет, что вы. Кузькину мать обещал показать еще Никита Хрущев. Я не думаю, что тут дело в Путине. У него это происходит довольно органично, потому что он, в общем, «академиев не кончал». Блатной жаргон для него абсолютно органичен. Как только он вырвался из-под гнета пиарщиков после первых своих лет в политике, когда ему надо было завоевывать авторитет национального лидера, так из него сразу поперло его родное. Мы сразу услышали в полной красе: «замучаетесь пыль глотать», «обрезать, чтобы больше ничего не выросло», «мочить в сортире» и т.д. - весь этот нехитрый спектр. Для него это органично; если другому политику надо специально учиться ругаться и говорить эти пошлости, то для Путина казарменные интонации и казарменный юмор - вполне обычное дело. Поэтому ему это легко.

- А Медведеву?

- Медведеву нелегко - он этого и не делает. Поэтому Медведев - никакой. Он пока без вкуса и запаха. Его существование, как и существование Господа, недоказуемо. Мы можем только предполагать, что есть Медведев. Кто-то в него верит, кто-то - нет.

СПРАВКА «БелГазеты».Виктор Шендерович родился в 1958г. в Москве. Окончил Институт культуры и аспирантуру Щукинского театрального училища. Писатель, поэт, сатирик. Преподавал в ГИТИСе сценическое движение. На телевидении работает с 1992г., сценарист документальных фильмов-портретов о Зиновии Гердте и Геннадии Хазанове. С 1995г. - сценарист программы «Куклы» телекомпании НТВ. С 1997г. - худрук и ведущий программы «Итого». C 2003г. - худрук и ведущий программы «Плавленый сырок» на радиостанции «Эхо Москвы». В 2005г. баллотировался в Госдуму как независимый кандидат, однако выборы проиграл. О своем «походе в политику» написал документальную книгу «Недодумец». С декабря 2006г. работает на телеканалеRTVi. Женат, есть дочь.

Сергей КОСТЯН: «ПОЛИТКОРРЕКТНОСТЬ - УДЕЛ СЛАБЫХ»

- Неполиткорректные выражения всегда употреблялись сильными политиками с древнейших времен: Петром I, Сталиным и прочими. Когда Путин стал президентом, он заявил, что «мы чеченских боевиков будем мочить в сортире». Неполиткорректно, но Радуева взяли именно в сортире со спущенными штанами и привели его в штаб таким. Возьмите Жириновского - если его поставить в рамки политкорректности, то в течение года забудут в Росссии, что есть ЛДПР.

Когда Александр Лукашенко сказал по поводу «наших отморозков», многие зашумели, что это «неполиткорректно». А я в этом увидел, что Александр Григорьевич снова проявил силу и уверенность в своих действиях. Я сам - личность харизматическая, поэтому всегда без проблем понимаю и воспринимаю Александра Григорьевича. Политкорректность - это удел слабых политиков, которые не умеют оппонировать сильным, не могут подобрать нужные неполиткорректные слова. И поэтому проигрывают, начинают тогда шуметь о неполиткорректности: ох, надо политкорректно, надо политкорректно…

Я допускаю неполиткорректность потому, что у сильных политиков она всегда связана с победой. Даже использование политиками ненормативной лексики - это нормальное явление, которое существует с времен римских императоров.

- Понятны ли для электората крепкие выражения нашего президента: «отморозки» и подобные?

- Электорат очень любит подобные выражения, с доверием относится к политикам, которые их употребляют, и, как правило, поддерживает их на выборах. А те, которые говорят обтекаемо - туда-сюда, и ничего конкретного, - всегда проигрывают и за ними электорат не идет.

Вспомните речи Брежнева, хоть мы и хорошо при нем жили. Они ведь были обтекаемы - там не было ни острословия, ничего. Прочитал, промямлил - и все. Люди не хотели это слушать и читать.

- Лукашенко использует такую лексику, Путин - тоже, а Медведев?

- Медведев еще пока не та личность. Еще не настолько сильная - на фоне Путина и Лукашенко. Пока рано говорить о Медведеве как о сильном политике. Поэтому у него речь адвоката.

- Беларусь сейчас активно осваивает европейский вектор своей политики. Может, в связи с этим нашему президенту стоит все-таки подкорректировать свою лексику, не слишком воспринимаемую на Западе?

- Если Лукашенко начнет сам себя корректировать, то это будет не Лукашенко. Это будет другой политик, который потеряет к себе доверие и уважение. Александр Лукашенко должен оставаться таким, какой он есть, и для Запада, и для Востока. Теодор Рузвельт во время президентской гонки своему оппоненту сказал: «У моего ишака между ног ума больше, чем у вас в голове». Это вроде бы неполиткорректно по отношению к своему оппоненту, но он употребил такое выражение, и все поняли: так это ж наш, он даже про ишака знает, что у ишака между ног! И Теодор Рузвельт одержал победу!

В этой «молочной» войне выиграл Лукашенко - мы в этом убедились. Он задал этот тон дискуссии и одержал победу. Ряд видных российских политиков в один голос сделали заявления в поддержку Лукашенко, даже мэр Москвы Лужков поддержал!

- Как обстояло дело с неполиткорректными выражениями в вашу депутатсткую бытность?

- Когда меня досаждали, особенно во время предвыборной гонки, и надо было своих оппонентов посадить в лужу - я это делал. Когда я был депутатом Верховного совета 13-го созыва - а там тогда вся оппозиция была - на 290 депутатов в Овальном зале было 6 микрофонов. Сторонникам Лукашенко микрофонов не давали - невозможно было их ухватить. Однажды Карпенко (ныне покойный Геннадий Карпенко в 1996г. являлся зампредседателя Верховного Совета. - «БелГазета») бросил что-то окорбительное в адрес коммунистов - и микрофона мне не дали. Я вышел к трибуне Овального зала и вспомнил, как мы, «фабзайцы», делали, когда учились в ФЗУ: бедренным тазом - влево-вправо, назад-вперед! Зал захохотал - даже сторонники Карпенко и Шарецкого (Семен Шарецкий, спикер парламента. - «БелГазета») стали аплодировать. И Карпенко сразу объявил перерыв. Он-то роста невысокого, я - высокий, но после этого всегда, когда встречал меня в коридоре, низко кланялся и первым подавал руку.

Когда была предвыборная кампания, в зале встал кто-то из оппозиции и начал лезть в мою личную жизнь. И я ему сказал: «Не суй свои грязные пальцы мне в рот - я их откушу!» Зал зашумел, зааплодировал - он выскочил из зала. Неполиткорректно, но зато я его поставил на место и одержал победу.

- Сложно представить, что в нынешней Палате представителей кипят подобные страсти...

- Сегодня в Палате представителей этого нет. Но и нет для этого пока повода. Как только случится повод - будут и страсти. Проблем, которые вызывали жаркие дискуссии, сейчас нет. Искусственно создавать эти дискуссии смысла нет - они будут выглядеть очень неприятно, никто не будет их слушать. Люди же у нас умные, поймут. Сама жизнь должна вносить какую-то очень сложную проблему - тогда и появляются жаркие, откровенные дискуссии, которые не только от сердца идут, но и от ума. Поэтому они слушаются и воспринимаются нормально. Даже когда допускается неполиткорректность, на это никто не обращает внимания и не обижается.

- А когда политики используют крепкие выражения, они заигрывают с самой необразованной и малокультурной частью электората?

- Безусловно, у нас такой части общества сегодня нет. У нас все общество - образованно и культурно.

Есть у нас такие интеллигентики-чистоплюи. Я и сам отношусь к этим «интеллигентикам»: «Ай-ай-ай, что-то тут не так, тю-тю-тю-тю!» Ну это не политика - это рассуждения дам в туалете. И не больше. Жеманничество в вопросах большой политики при большой и жаркой дискуссии - недопустимо. Такие политики похожи больше на целомудренных девочек, чем на сильных, уверенных в себе и своих действиях политиков.

СПРАВКА «БелГазеты». Сергей Костян родился в 1941г. в Могилевской области. С 1960г. по 1964г. служил на Тихоокеанском флоте СССР. В 1970г. окончил Минский пединститут. Историк, кандидат исторических наук, член-корреспондент Международной славянской академии. Работал секретарем комитета комсомола совхоза «Каменка», вторым, первым секретарем Мозырского райкома комсомола, инструктором, завотделом Мозырского райкома КПБ (1966-79гг.), старшим преподавателем, завкафедрой, доцентом Мозырского пединститута (1979-97гг.). Депутат Верховного Совета (1995-1996гг.), активист фракции коммунистов. Депутат ПП НС (1996-2006гг.). Член Международного славянского комитета, председатель Белорусского славянского комитета, секретарь ЦК компартии Беларуси.
Добавить комментарий
Проверочный код