Видео «БелГазеты»
Опрос онлайн
Что должен сделать глава МВД Игорь Шуневич, чтобы вернуть веру общественности в милицию?
лично пройти испытание на детекторе лжи и опубликовать результаты в СМИ
снять с ОМОНа функции обеспечения правопорядка
инициировать неучастие милиционеров в суде в ранге свидетелей
расформировать ГАИ по украинскому опыту
уволить сотрудников, замешанных в громких скандалах
Шуневича спасёт только отставка
№24 (696) 22 июня 2009 г. Экономика

И хранить противно, и выбросить жалко

22.06.2009
Очевидное и невероятное с Александром ОБУХОВИЧЕМ



Кто сегодня управляет белорусскими промпредприятиями госсектора? Ответ очевиден только на первый взгляд. Есть, конечно, вертикаль: предприятие - Минпром - Совмин - администрация президента. Формально все судьбоносные для каждого предприятия решения проходят по этой вертикали. Каждое решение кем-то готовится, согласовывается с несколькими министерствами, утверждается. А исполнение потом контролируется несколькими организациями.

Система стройная и могла бы работать в СССР в 30-е гг. прошлого века для простой продукции и при практически неограниченном рынке сбыта. Уже в 70-е в Союзе такая система управления стала давать сбои, а к середине 80-х полностью себя дискредитировала. Тем не менее была принята за прототип белорусской системы управления промышленностью.

Функции КПСС по согласованию социальных, территориальных, финансовых и технологических решений приняла на себя администрация президента. Формирование рынков сбыта и обеспечение научно-технического сопровождения производства, ранее сконцентрированные в министерствах, были просто заброшены, поскольку для их реализации не было ни финресурсов, ни структур, ни подготовленных кадров.

На советское прошлое пенять нечего - минуло 17 лет. Не оно сформировало и поддерживает перекос в нашей внешней торговле в сторону России и СНГ: остатки советской товаропроводящей сети - единственная наша сбытовая сеть за границей. Ничего другого не создано. Не случайно МТЗ оказался в зависимости от 2-3 российских «дилеров».

В результате имеем предприятия, укомплектованные оборудованием 70-х гг. прошлого века, не контролирующие свои рынки сбыта (следовательно, не имеющие обоснованных средне- и долгосрочных планов), реально убыточные и покрывающие убытки, проедая амортизацию, продавая имущество и сдавая в аренду площади, не имеющие достоверных бухгалтерских балансов и не представляющие реальной себестоимости своей продукции, содержащие излишнюю численность и не имеющие нужных специалистов на ключевых должностях. Основные фонды частью напоминают бабушкину шубу в шкафу: и из моды вышла, и молью побита, но стоила когда-то дорого, и выбросить жалко. Как и кто для таких предприятий должен готовить технически и экономически обоснованные решения?

Совмин и президентская администрация включаются в работу с предприятием только на стадии катастрофы и при проработке проекта с крупным инвестором. Текущая работа - не их дело, должна работать система. Которой нет.

Минпром? Там на каждого работника отраслевого управления по десятку предприятий. Реально он может лишь справку для руководства или ответ на запрос подготовить, да обзвонить директоров с опросом на уровне «Как дела?». Действующая в министерстве система мониторинга положения предприятий из нескольких десятков показателей реальной картины не дает. Например, НП РУП «Кварц-авто» выполняло почти все доведенные показатели всего за два месяца до своего фактического банкротства. Не имея промышленной политики, программы промышленного развития в территориальном и отраслевом разрезах, возможности привлечь квалифицированных техконсультантов на стадии подготовки решения (где взять?), Минпром и советом предприятию помочь не может, не то что готовить для него обязательные к исполнению решения.

Реальное управление предприятием в Беларуси осуществляет директор. Причем - единолично. Сам выбирает стратегию, сам подбирает себе исполнителей, сам определяет номенклатуру выпускаемой продукции. И если предприятие выполняет 2-3 доведенных показателя, вовремя платит зарплату и налоги, не имеет конфликтов с властной вертикалью - директор может не опасаться за свою должность. Ну а если директор ошибется крупно, и предприятию придется совсем плохо - рецепт один: директора снимут, новому директору дадут денег из бюджета на стабилизацию работы предприятия, и он будет править так же самовластно.

Из опыта Запада хорошо известно, что единоличное управление эффективно только для небольших предприятий с простой продукцией. Как только предприятие побольше, продукция посложнее и цикл изготовления подлиннее - риск ошибок при единоличном управлении становится неприемлемым. Тем более что в отличие от Запада у нас директору и проконсультироваться не с кем: имеющиеся несколько консалтинговых фирм могут помочь разве что бизнес-план написать или софт установить. Отладить техпроцесс или посодействовать в разработке нового изделия некому. Потому и является промышленность Беларуси иллюстрацией к учебнику экономики: номенклатура выпускаемой продукции все упрощается, численность работающих сокращается, время от времени валятся вроде бы благополучные предприятия. Даже такие крупные, как «Планар», «Луч», «Мотовело» и «Гранит».

Директорам отдан в управление капитал, принадлежащий государству. И никак не определено, по каким критериям оценивается его работа, благо рисовать показатели плановые отделы еще в советские времена научились. Логика требует, чтобы доход от этого капитала был не меньше банковских ставок депозита и поступал в бюджет регулярно. У нас не только не определена капитализация предприятий, но и госкапитал проедается т.н. «трудовыми коллективами».

Действующая в республике система управления промышленностью спасла нашу промышленность после распада СССР. Но к началу века она себя изжила, и реально промышленностью не управляет никто.
Добавить комментарий
Проверочный код