Видео «БелГазеты»
Опрос онлайн
Что должен сделать глава МВД Игорь Шуневич, чтобы вернуть веру общественности в милицию?
лично пройти испытание на детекторе лжи и опубликовать результаты в СМИ
снять с ОМОНа функции обеспечения правопорядка
инициировать неучастие милиционеров в суде в ранге свидетелей
расформировать ГАИ по украинскому опыту
уволить сотрудников, замешанных в громких скандалах
Шуневича спасёт только отставка
№22 (694) 08 июня 2009 г. Тема недели

Союз закончился

08.06.2009
От любви до ненависти - один транш

Виктор МАРТИНОВИЧ

Чем интересны моменты, когда отношения между Россией и Беларусью накаляются добела, так это тем, что обиженные стороны озвучивают то, что держалось в тайне. Оказывается, Россия требует отдать ей белорусские молочные заводы. Оказывается, за новый транш кредита она ждет признания Южной Осетии и Абхазии. Оказывается, она хочет, чтобы мы потеряли независимость: экономическую, финансовую, политическую. Оказывается, там, за кулисами, снова сражаются за наш суверенитет.

Внешне все всегда выглядело и будет выглядеть тихо. Встреча союзников, углубление интеграции, перспективы сотрудничества. И именно оттого, что выглядит гладко, оттого, что премьеры и президенты улыбаются, возникает подозрение, что первые - сдадут, а вторые - скупят все вокруг. И только потом, когда на телевидении поднимается вой, становится понятно: не сдали. Видно, о цене не договорились. А потом оказывается, что цена, вообще-то, - контроль над всем, что здесь приносит прибыль, принятие нужных Москве решений в политике, а по уму - так вообще, вступление в Россию-матушку. Вот так. И в качестве инструмента - кредиты, нефть и газ. То есть - все. А у нас - только транзит. И то - до 2012г.

Кредит-то все равно рано или поздно дадут. И еще один дадут, если сильно попросим. Ну, получим кредит, ну, проедим его, а что дальше? Проблемы-то не решатся! А главная проблема - в том, что, в отличие от ельцинской России, которая с нами хотела дружить, нынешняя Россия нами хочет попросту обладать. И чем дальше - тем проще становится разговор. Тем меньше улыбок и прямей формулировки. Как Александр Лукашенко объяснял в своих интервью, российский президент вежливо предлагает привести инвесторов, а премьер потом говорит, что российского президента неправильно поняли. Речь шла не об инвесторах, а о новых хозяевах. И так - во всем, причем петля формулировок сужается.

И вот уже Лукашенко де-факто повторяет слова Зянона Пазьняка, заявлявшего, что Беларусь станет второй Чечней. Все тогда над Пазьняком откровенно ржали. А теперь - не смешно. Теперь все всерьез. Вообще, чем дальше наблюдаешь за тем, как развивается то, во что превратился наш союз, тем меньше хочется смеяться. Целиком или частями. Белорусский федеральный округ. Немедленно признать Южную Осетию и Абхазию. Отдать производства. Ввести рубль. Иначе вам хана, пацаны. Вилы. Вы нам деньги должны!

И очень, кстати, отрадно, как это ни странно прозвучит, что в нынешней ситуации оказался именно Лукашенко. Хочется порадоваться, что эти новые «предъявы» появились еще на его веку. Потому что неизвестно, как с Россией справился бы любой его преемник. Неизвестно, как вел бы себя с Россией любой демкандидат - от Александра Милинкевича до Винцука Вячорки. Скорее всего, был бы полный разлуп, как на Украине, на фоне декларативного стремления в Европу, которая не готова принять нас в состав ЕС в обозримые 10 лет. А потому - кризис, голодуха, мытье в одной воде и в одной ванне один за другим. И поскольку белорусы ценят комфорт выше, чем национальную гордость, - падение режима, приход пророссийского ставленника, конфедерация, инкорпорация и снова «Мы белорусы, с братскою Русью…»

Годами наблюдая за тем, как укрощает Россию Лукашенко, казалось, что он так сможет всегда. Всегда будет ее доить и ни на пядь не поделится независимостью. И вместе с тем было предельно понятно: никто другой вот так не сможет. И любой после него вынужден будет либо на Запад, либо на Восток. Либо голодуха, либо самоликвидация, смерть от ассимиляции. И вот необходимость делать выбор вдруг стала проступать даже перед действующим лидером. Он, Александр Лукашенко, всегда знавший, где нужно обещать грудью стать на пути натовских танков, где намекнуть на то, что и мы в НАТО можем, если что, вот этот Александр Лукашенко вынужден теперь в кулуарах выдерживать напор лаконичных москвичей, которым чем дальше, тем проще выразить свою мысль о том, что Беларуси, вообще-то, нужно быть с Россией!

Ситуация объяснима. Понятно, почему они не «подкатывают» с такими предложениями к Украине или Литве. И первая, и вторая помимо серьезной европейской «крыши» имеют еще крайне травматичный опыт обретения независимости. Спросите что-нибудь по-русски в украинском Закарпатье, услышите много интересного - например, про целые села гуцулов, которые закапывались живьем… Литовцы и украинцы за свой суверенитет проливали кровь. Они за него сражались с оружием в руках. Беларуси независимость досталась как бы по инерции, без борьбы, как недоразумение. И точно так вот к нашей независимости относились в Москве: всегда можно забрать обратно то, что тебе просто дали подержать. Нельзя отобрать лишь то, что ты сам вырвал после драки.

И вот теперь мы с каждым таким вот Совмином, с каждым выступлением Алексея Кудрина о состоянии дел в нашей славной экономике подходим к ситуации, когда характер споров о независимости все больше начинает напоминать именно драку. По сути, там, в кулуарах, начинается новый этап нашей национально-освободительной борьбы. Премьер и президент, отстаивая экономику, политику (верней, собственный контроль над ней), территорию, подвигают Беларусь к непростому выбору. И без изменения риторики, без апелляции к патриотической (не в прежнем, славянско-русофильском, а в новом, суверенном, понимании) риторике, выстоять будет сложно, т.к. народ будет принимать всеобщее и повсеместное торможение непосредственно как их вину. А российские каналы и информаторы вроде Кудрина сделают все, чтобы все принималось именно так.

Нам нужно понять: союзное строительство закончилось. Начинается союзная борьба. На кону - суверенитет, наше право «людзьмi звацца». В конце концов, жить в Беларуси, каким бы ни был курс доллара, куда лучше, чем быть представителем белорусской народности в великой России.
Добавить комментарий
Проверочный код