Видео «БелГазеты»
Опрос онлайн
Что должен сделать глава МВД Игорь Шуневич, чтобы вернуть веру общественности в милицию?
лично пройти испытание на детекторе лжи и опубликовать результаты в СМИ
снять с ОМОНа функции обеспечения правопорядка
инициировать неучастие милиционеров в суде в ранге свидетелей
расформировать ГАИ по украинскому опыту
уволить сотрудников, замешанных в громких скандалах
Шуневича спасёт только отставка
№22 (694) 08 июня 2009 г. Радости жизни

«Мы ребята неконкретные»

08.06.2009
Минская «Кассиопея» на разогреве у Ника Кейва

Татьяна ЗАМИРОВСКАЯ

Александр Либерзон - музыкант, в 90-х известный по проектам «Либерзон и Штерн», а также «Распилил и Выбросил», организовал группу «Кассиопея» еще в 2001г. К 2008г. у коллектива вышло 3 неофициально изданных альбома и один официальный - The Best. Сейчас «Кассиопея» - культовый коллектив: главред «Плейбоя» в своем блоге настаивает на всеобщем посещении московского концерта этих странных белорусов, журнал «Афиша» посвящает «Кассиопее» чуть ли ни целый разворот, Артемий Троицкий номинирует на премию «Степной Волк», а сама группа выступает с MesserChups, готовится играть на разогреве у Ника Кейва и подписывает контракт с известным российским лейблом «Снегири».

О том, как теперь с этим всем жить, обозревателю «БелГазеты» рассказали Сергей СОКОЛОВ и Александр ЛИБЕРЗОН.

КОСМИЧЕСКИЕ ГЛИСТЫ

«У меня прыщ! - переживает Александр, завидев фотографа. - Сейчас достану грим». Музыкант вынимает из сумки золоченую театральную маску с огромным недвусмысленным носом. «Кассиопея» выступает не только в золотых масках с приклеенными усами - у них есть еще и костюмы «Космических глистов». «Глистов» выманивать из молодежного театра тяжело, - рассказывает Сергей. - Мы их оттуда берем и туда же сдаем. Усы оттуда же берутся. Клея уже нет специального, он закончился, поэтому мы усы обычным лаком подкрашиваем, чтобы держались. Перед выступлением такие усы действуют как допинг. Лаком для ногтей намажешь, приклеишь, нанюхаешься перед сценой этих усов - и выходишь уже под кайфом».

(На фото: «Кассиопея» выступает не только в золотых масках с приклеенными усами - у них есть ещё и костюмы «Космических глистов»)

Это единственный допинг, который употребляют участники группы - несмотря на более чем странные тексты песен, они находятся в просветленном и ясном сознании. И именно оно позволяет придумывать авторские костюмы: «На СКИФЕ мы играли в костюмах Котика, Козлика и Незнайки, точнее, вместо Незнайки была пчелка Майя, - вспоминает Сергей. - Пчелка была в золотистом парике кучерявом, полосатой маечке и юбочке. Еще у нас есть секрет: натягиваешь черные носки на ботинки - и сразу так необычно, красиво становится!» Интересуюсь, не приставили ли «Снегири» к группе специального человека, который будет заниматься их имиджем. Музыканты пожимают плечами: «Может, само как-нибудь наскребется? Мы же ребята неконкретные. Мы не действуем так - сели, обсудили что-то, решили».

Кажется, обилие грядущих концертов их смущает. «В июне, 17-го, в клубе «16 тонн» будет презентация нашего диска, который выходит на «Снегирях», - рассказывают музыканты. - Потом мероприятие «Картония», где строят картонный город, а потом день рождения «Снегирей», там тоже будем играть. Потом «Степной Волк», премия Троицкого, где мы номинируемся в каких-то двух номинациях, по-моему, одна из них за тексты. Да, еще Ник Кейв. Это будет в рамках фестиваля «Стереолето». Там будет много групп, но мы будем играть перед самым Кейвом».

«Кассиопея» подходит Кейву: она тоже поет добрые и романтичные песни о жизни, смерти, космосе и пустоте. Сюрреализм собственной лирики группа переносит на общение с прессой: «Например, когда мы рассказывали минским журналистам о том, что с нами в Москве и Питере происходит, мы придумали, что по Москве мы должны передвигаться только на вертолете. А потом вели репортаж из подводной лодки - мелкая, говорим, Москва-река, мутная какая-то, где штурман? Это чтобы веселее было. А так все очень скучно и обычно». Вспоминаю одно безумное телеинтервью с музыкантами: не так уж все и обычно. «Это где мы чуть не изнасиловали журналистку в конце? - вспоминают музыканты. - Ну, она сама хотела!»

ПОЗДНЯЯ ЛЮБОВЬ

Александр и Сергей настроены очень благостно. Их ничто не волнует - даже неожиданная поздняя популярность. «Мы затихли года на четыре, а потом в Интернете появилась одна наша песня, - рассказывает Сергей. - Она попалась на глаза модельеру Бартеневу, он повез нас в Москву на фестиваль «Институт Улыбок», который проходил в галерее Церетели». Тогда, в 2007г., все и началось. «Если бы это произошло 5 лет назад, нас бы это будоражило, - объясняет он. - А теперь всё, мы уже перекисли. И возраст у нас уже не тот, и творческая закваска другая. К тому же, когда подряд пара-тройка концертов, еле справляешься с усталостью». «Мы же уже старенькие! - подтверждает Либерзон, который родился в первой половине 70-х, а в журнале «Афиша» был описан как «немногословный мужчина за 40 в кепке». «Всегда лучше казаться угрюмым немногословным человеком, чем умным и красивым весельчаком. Потому что этот угрюмый немногословный человек вдруг как выкинет какое-то коленце!»

В ответ на вопрос, как отражается популярность группы на психике ее лидера, Либерзон смеется: «Никак! Все развивается нормально. Из нормально оплодотворенного яйца что-нибудь да вылупится. Дело в нормальной работе инкубатора или курочки-наседки, которая в этом участвует». Долгий инкубационный период он считает естественным: «Мы относимся ко всему легко и спокойно. «Кассиопея» у меня не ассоциируется со стадионами или тугим кошельком. Приятно, что люди нас наконец-то послушали. А тугой кошелек оставим группе «Без Билета», которую крутят по радио».

Интересуюсь насчет Ника Кейва: неужели не волнительно? Либерзон пожимает плечами. «С возрастом такие штуки, как трепет, отмирают. Вот играли мы в Москве с самим Гитаркиным. Не то что трепета не было - мне даже казалось, что это у Гитаркина должен быть трепет, что мы с ним играем!» Тут Либерзон вспоминает, что было одно событие, которое таки «заставило его покрыться гусиной кожей»: когда страничку группы на MySpace добавили «в друзья» уважаемые им музыканты: Эндрю Бирд, «Аукцыон», Gogol Bordello, Neoangin.

На вопрос, почему «Кассиопея» не стала популярной раньше, Александр отвечает: «Тогда другое было время, людям была нужна другая музыка. Но я был уверен, что рано или поздно нас начнут слушать: сейчас всюду постмодернизм, всем приятно быть циниками, на телевидении появился Иван Ургант, который пропагандирует тот же подход к жизни, что и мы, только в более глянцевых красках. Нынешнее время - это время героев. Людей, которые что-то из себя представляют. Поэтому сейчас и появляются одиозные персонажи - Пит Догерти, Евгений Гудзь. Тут даже музыка отходит на второй план - такие люди могут вообще не уметь толком играть, главное, что они - личности».

БЕЛАРУСЬ, БЕЛАРУСЬ, Я ТЕБЯ НЕ БОЮСЬ

«Мы живем в Беларуси, - уверенно говорит Либерзон, удивляясь вопросам о возможном переезде в Россию. - И уезжать не хотим. Мы в Москве ужасно устаем!» На вопрос о том, что в «Кассиопее» белорусского, Либерзон отвечает: «Национальность. И еще акцент белорусский. Вообще искусство - это такая штука, в ней национальную идею не пронесешь». Его радует, что в России группу все позиционируют как белорусскую: «Видимо, это бренд такой: группа из Беларуси. Как будто все там такое хиленькое - и вдруг среди болот что-то взошло!»

Именно на этой болезненной идее основан и материал «Афиши». Так откуда же берется такая музыка? «Из людей! - говорит Либерзон. - А люди берутся из мамы! Вот тебя кто-нибудь воспитывал, Сергей? Пастушок какой-нибудь водил тебя на травку? Видите - все возникло само по себе. Еще важен вопрос поколений: мы поколение 90-х. В те годы молодежь ко всему относилась иначе, чем сейчас. Во всем присутствовал поиск, протест, хотелось читать книжки, слушать особенную музыку. В нас это все до сих пор осталось».

Жить в Беларуси, по мнению Либерзона, «очень интересно! Вот смотрите: просыпаюсь, дочку в садик отвел, глядишь, и «Модный приговор» начался. Посмотрел - потом передача «Мой любимый питомец» про собачек. Пошел погладил бельишко. Пошел на работу. Вернулся, с собачкой погулял. И что же тут плохого? Это же красота!» Александр не шутит: называет себя «домохозяином» и выглядит очень довольным жизнью.

«Я заметил, что хоть это банально и тупо звучит, но фраза насчет пророка в своем отечестве правильная», - аккуратно высказывается он о популярности группы в России. Российские критики сравнивают их с Coil, а белорусские - ругают в ведущих госгазетах. «Ну, Coil - и что? - смеется Либерзон. - Вот Motorhead и AС/DC - это реальный трепет!» Кумиров у него почти не осталось. «Я старенький, - кокетничает он, - я ни за кем уже не пойду. Мне за самим собой бы уследить!»

О современной белорусской сцене Либерзон тоже отзывается без трепета: «Ну вот скажи сама, кто тебе нравится из новых белорусских групп?» Обозреватель «БелГазеты» задумывается. «Сейчас время героев. А героев мало, - резюмирует Александр. - Поэтому ждите нового Цоя! Или Моррисона. А иначе всё - трубы, черти и конец света».
Добавить комментарий
Проверочный код