Видео «БелГазеты»
Опрос онлайн
Что должен сделать глава МВД Игорь Шуневич, чтобы вернуть веру общественности в милицию?
лично пройти испытание на детекторе лжи и опубликовать результаты в СМИ
снять с ОМОНа функции обеспечения правопорядка
инициировать неучастие милиционеров в суде в ранге свидетелей
расформировать ГАИ по украинскому опыту
уволить сотрудников, замешанных в громких скандалах
Шуневича спасёт только отставка
№20 (692) 25 мая 2009 г. Радости жизни

Проверено цензурой

25.05.2009
Безалкогольный и политкорректный белорусский рок под дождём и радугами

Татьяна ЗАМИРОВСКАЯ

Накануне глобального оупен-эйра BelaMusic, разговоры о котором велись всю весну и почти превратили фестиваль в скандальное мероприятие, поклонники белорусской музыки думали вовсе не о том, является ли альянс белорусского рока с государством гибельным для нашей культуры. Всех беспокоило другое: сбудется ли штормовое предупреждение, обещанное синоптиками на 23 мая?

 Не унесет ли шквалистый ветер сцену с Игорем Ворошкевичем, будто девочку Элли, далеко-далеко в Изумрудный Город под песню про светлого ангела? Не рухнет ли какая-нибудь декорация на невинного пьяного подростка? Вообще, будет ли он на фестивале, этот самый пьяный подросток, учитывая, что алкоголь на оупен-эйре запрещен? И если не будет ни алкоголя, ни аттракциона с летающей сценой, а будет нескончаемый ливень и дурацкий ветер, стоит ли идти на фестиваль?

Стоит, решило большинство. Но не подавляющее. Поэтому на огромном аэродроме на Боровой, огороженном под фестивальную площадку, оказалось много свободного пространства. Зато те, кто пришел, а их было несколько тысяч, были намерены радоваться, несмотря ни на что.

Дождь начался пугающе символически: синхронно с фестивалем, точнее с Питом Павловым и его группой, открывающей мероприятие. Павлов отыграл - дождь закончился. Зрители напряглись: было понятно, что белорусской природе не по душе некоторые исполнители. Как оценит она, привередливая, выступление Петра Елфимова, не напустит ли смерч, мор и кровавую саранчу с небес?

В поисках развлечений люди слонялись без дела: стояли в очереди за блинами да пирожными, бродили с детьми вокруг разноцветных самолетов-кукурузников, откуда всех выгоняли милиционеры в дождевых балахонах, играли в фрисби, падая в мокрую траву. Какая-то молодежь шумела возле металлоискателей: оказывается, концерт культового белорусского эмигранта Растопчина понравися не всем (Растопчин играет сложную для фестивалей музыку, чуть ли не прогрессив-рок), но выйти за пределы площадки и прогуляться «до бензоколонки» не разрешалось. «Назад не пускаем! Иначе вам придется покупать еще один билет!» - предупреждала милиция.

Самые бойкие принялись требовать у милиционеров жалобную книгу: «Так и напишу: билеты у вас - одноразовые, а пирожные - просроченные!». Стражи порядка разводили руками. Было понятно, что все происходящее - экзамен, испытание на то, можно ли проводить подобные фестивали без последующего триумфального «а мы вам говорили!». Милиционеры, будто их предупредили заранее, были подчеркнуто приветливыми. На провокации не реагировали, в ответ на крики про фестивальную жалобную книгу разводили руками: «Идите за сцену, там организаторы - может, и книга у них будет». Было понятно и очевидно: если зритель выдержит, не выйдет за пивом на автозаправку, не будет скандалить, купит блинчик и пирожное, после чего побежит танцевать с зонтиком, - мы победили, мы имеем право проводить интеллигентные масштабные рок-фестивали каждую неделю! Если нет - нас ждет «эмигрантский» фестиваль «Басовiшча» в Польше, шенгенские визы и еще черт знает что. Мероприятие получалось осторожным и чересчур показательным. Наверное, к этому все и стремились?

В музыкальном плане фестиваль удался. Из-за порывов ветра бойкие напевы группы «Детидетей» звучали пост-панком в духе The Curе. Хотя, может быть, музыканты стали играть «тяжелее». Были и сюрпризы. Заявленный в программе «Пятро Ялфімаў» всем казался изящной «заманухой», тем не менее певец явился на фестиваль. Облаченный в неизменно белый верх (свитер) и черные (sic!) кожаные штаны, Петр исполнил в unplugged-версии, под акустическую гитару, несколько мировых рок-хитов и парочку собственных блюзовых баллад. Смотрелся он замечательно: изящный, раскованный. Зрители поддерживали певца аплодисментами, некоторые даже подняли гигант-ский транспарант с надписью «Поешь ох..ительно!». Кажется, фраза пошла в народ, что не может не радовать.

Потом на сцену выскочил Куллинкович - тоже в белом свитере, но в совершенно другом. Начался настоящий рок-н-ролл. Ольга Самусик, подпевающая Александру в песне «Женщина моих галлюцинаций», укутанная черным тюлем, рычала в микрофон, на небе собирались тучи. «Сейчас начнется Вудсток!» - цинично защебетали музыканты за сценой. «Нет, сейчас начнется Апокалипсис!» - поправили их журналисты.

Под угрожающе черным небом «Дюбеля» лихо отпели-оттанцевали свою прощальную песенку о том, что «ничего на свете больше нету» (для данного случая больше подходила ее апокалиптическая интерпретация), и умчались со сцены.

Небо начало разверзаться дождем: не повезло группе «Палац». Музыканты, разумеется, расстроились и принялись увещевать публику не расходиться: мол, что такое дождь, пройдет и перестанет, зато у нас фестиваль! Действительно, через

20 минут над аэродромом помпезно растянулась гигантская двойная радуга. Под ее сводами Олег Хоменко выводил свои оптимистичные фолковые рулады, по бокам толпились мокрые и счастливые поклонники, светило солнце и лил дождь - в общем, картина была ужасающе пошлой и одновременно трогательной, как на обложке романтичного рок-журнала из перестроечных 80-х. Апокалипсис превратился в Вудсток. Замаячили перед глазами возможные газетные заголовки в духе «Белорусская музыка превратила ураган в радугу» или «Падчас выступу «Палаца» у небе з’явілася вясёлка».

После того как катастрофа уже случилось, оказалось, что фестиваль не такой уж спокойный. Несмотря на отсутствие алкоголя, зрителям передался некий адреналин - то ли музыкой навеяло, то ли дождем. Даже совсем рассеянно звучащие «beZ bileta» (казалось, что музыканты сами себя не слышат) устроили в толпе настоящую дискотеку танцевальной версией песни «Нарисована», а «Крама» пообещала не начинать концерт с песни «Падае дождж» - это будет как-то совсем кощунственно.

«Надеюсь, вы уже разогрелись!» - обрадовались ведущие, объявляя хедлайнеров - коллектив J_Mорс. «Это был разогрев?» - захохотала публика. Появление J_Морс, совпавшее с сумерками и, соответственно, световым шоу, превратило фестиваль во что-то по-настоящему фестивальное: зазвучали пафосные рок-аккорды нового альбома, похудевший, более резвый и искренний Пугач выделывал на сцене задорные па, а зрители кинулись один-в-один подпевать лепесткам перламутра, будто на сцене что-то гигантское и судьбоносное. В принципе, это так и выглядело: J_Морс прекрасно заполняют своим чрезмерно гладким, но тревожным звучанием гигантские пустоты оупен-эйров. Поэтому закончился фестиваль хорошо: все выдержали испытание. Теперь, может быть, власти разрешат провести еще один рок-фестиваль на открытом воздухе - более шумный, более рок-н-ролльный и более разнузданный? С палатками и алкоголем, например.
Добавить комментарий
Проверочный код